Театральная афиша Москвы

Спектакль Полуденный раздел

0

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349

Помню, на одной сентябрьской премьере — типичном молодежном спектакле, где пол горел под ногами актеров, гремела медь, визжала скрипка, — я орала в ухо коллеге, уже посмотревшей «Полуденный раздел»: «А что Клодель?» «Не поверишь, — проорала коллега, — чистое удовольствие: тишина, три часа говорят, и ничего больше». Поверить было сложно: казанцевский центр не тот театр, куда ходят на скромные литературные вечера; режиссер Владимир Агеев тоже не тихоня. Но все так и было. Четыре человека говорили то квартетом, то дуэтами, то в креслах-качалках, то опираясь на воображаемый борт корабля. К концу третьего часа кто-то в зале всхрапнул, прочих ритмизированная проза Клоделя ввергла в транс, так что длиться это могло хоть всю ночь — никто бы не шевельнулся. И ни тебе пантомимы с многозначительной беготней, ни надрывных мелодий — одним словом, ничего из того, что составляет кухонный набор современной режиссуры. На сцене только ковер художника Марины Филатовой, принимающий разные формы, и свет, рисующий то зябкое утро на море, то зной, то сумрак. Агеев положился на текст и еще на актрису, которой предстояло вывезти все, чем нагрузил ее героиню велеречивый Клодель, — кокетство, ум, желание, готовность принять любую форму, и невозможность застыть хотя бы в одной из форм. Актрису-ртуть под стать этому случаю он выписал из страны, где Клодель числится национальным достоянием. Впрочем, актриса — русская, ее должны помнить те, кто в восьмидесятых видели в ГИТИСе мюзикл «Клоп» педагога Олега Кудряшова: с этим спектаклем курс объехал пол-Европы, потеряв во Франции одну из своих — Татьяну Степаненко. Там, в театре «Феникс», которым руководит ее муж Лев Богдан, нынешний спектакль, собственно, и собирали. Чтобы перевезти затем в Москву, где постановки Клоделя — поэта-мистика, драматурга и дипломата — большая редкость. Хотя и во Франции сценическая судьба «Полуденного раздела» не сразу сложилась: Клодель написал пьесу в 1906-м, но сорок с лишним лет противился постановке — уж слишком личной была эта вещь.

В молодости он пережил нечто вроде религиозного озарения, между тем профессию он выбрал светскую — дипломатию. Отслужив несколько лет в Китае, Клодель вернулся во Францию, чтобы уйти в монастырь. Когда он уже был готов к пострижению, наставники, желая получше испытать его решимость, убедили на год вернуться в Китай. И испытания не заставили себя ждать: на корабле он встретил женщину. Замужняя авантюристка и красавица — полька с русыми кудрями до пояса и парой детей, — Розали Вич бросила мужа и ушла к Клоделю, а он сходил с ума от любви, раскаивался, покрывал махинации ее мужа-контрабандиста, а когда все вскрылось и разразился скандал, отправил ее, беременную, на побывку в Европу. И тут Роз пропала. Несколько месяцев от нее ни слуху ни духу, а когда Клодель в компании ее мужа отправился на поиски, выяснилось, что на корабле в Европу она встретила еще одного авантюриста. Тогда-то Клодель и написал «Полуденный раздел», убив в нем и себя, и ее, и их ребенка. Позже он помирится с Роз, будет с ней переписываться, помогать деньгами, снимать квартиру в Париже для нее и их дочери. Хорошо изучив его, Роз сумела со временем объяснить свое бегство: она-де пыталась его спасти. Такая постановка вопроса Клоделя утешила: «В конце концов, именно на женщине лежит груз практических решений, — напишет он в 1948-м и слегка переделает пьесу. — Но она еще и та, на чьем челе написано слово «тайна». Она — возможность осуществления чего-то неведомого. Таинственное существо, не познавшее себя, которое с помощью вмешательства извне осуществляет себя».

Из этих-то страстей, тайны и жертвоприношений и соткан «Полуденный раздел» — драма в ритмизированной прозе, больше напоминающей звукопись символистов; если не знать, что в основе ее лежат реальные события, то компания авантюристов, контрабандистов, кюре и обольстительницы, все эти любовники из Фучжоу и свидания на кладбище, могли бы показаться фантастическим порождением fin de siПcle. В восьмидесятых Людмила Чернякова сделала перевод «Полуденного раздела» — более приземленный, чем прочие переложения Клоделя на русский. Его использовал Владимир Мирзоев, ставивший свой легендарный «Полуденный раздел» в 1988-м в Творческих мастерских. Его взял за основу и Владимир Агеев, и, может быть, именно сдержанный этот перевод не дает впасть эксцентричной актрисе в манерность и высокопарность. И еще ее окружение: короля, как известно, играет свита, а клоделевскую героиню — в том числе и ее партнеры, Андрей Заводюк в роли витального авантюриста Амальрика, Алексей Багдасаров в роли ее ненадежного мужа. В конце концов, Артем Смола в роли Меза, написанной Клоделем с самого себя. Премьер казанцевского центра, Смола из спектакля в спектакль переносит свою элегантную таинственность — в роли направившего свои стопы к Богу, но по пути сделавшего крюк Мезы эта таинственность очень к месту.

2

Отзывы пользователей о спектакле «Полуденный раздел»

Фото Ulrih
отзывы:
275
оценок:
348
рейтинг:
416
9

«Полуденный раздел», поставленный В.Агеевым в ЦДиР - лучшее театральное воплощение поэзии, которое мне доводилось видеть! Пьеса П.Клоделя не совсем стихи (ритмизированная проза), но по духу - это чистая поэзия.
Символизм начала прошлого века (да еще французский символизм) с его серьезностью и манерностью легко может стать мишенью для пародии и стилизации. Но команда из четырех актеров, в центре которой А.Смола и Т.Степаненко, легко проходит мимо этой опасности. Меня вообще удивила смелость и амбиции ЦДиР: сложный текст, особенный язык, отсутствие линейности в фабуле, всё это почти приговор для того, чтобы не найти своей публики (как говорит герой в пьесе: «Какое счастье быть книгой, которую читают, но какой ужас, что ее читают по слогам!»)…
Получился театр, который я даже и не ждал увидеть. Тонкий и завораживающий.
Неблагодарное дело пересказывать П.Клоделя, но если коротко, то это сомнамбулическое хождение вокруг главных идолов символизма (триады А.Рембо): Солнца, Любви и Свободы, с полным набором энциклопедии декаданса: роковая женщина, восток, обреченность, романтизм, сентиментальность, порок … Фабула кажется, что отсутствует, но в действительности существует четкая история – это реальные жизненные перипетии самого Клоделя, его любовь, запутанные отношения, восточная служба и т.д.
На сцене треугольник из мужчин, в центре которого женщина. Героиня не говорит, но декламирует, увеличивая объем гласных. Персонажи, скорее образы, тени, которые обладают искусственной, иногда пугающей красотой, отстраненностью. Но мне эти синтетические герои из мира грез ближе и понятней множества других вполне «живых» персонажей, от простоты которых так хочется отстраниться и спрятаться. Вот есть куда. Большое спасибо и аплодисменты за этот остров Пьеро и Коломбин!

4

Галерея