Москва

Спектакль
Шопениана

Постановка Театр балета им. Якобсона

оценить
Дата выхода
28 октября 2015
30 минут
12+
Хореографическая композиция в одном акте «Шопениана» — шедевр Михаила Фокина, поставленный в начале ХХ века. Хореограф, вдохновленный сюитой Фредерика Шопена и балетом «Сильфида», где блистала легендарная Мария Тальони, удивительно тонко и красиво оживил мазурки и прелюды гениального композитора. В основу стилизации, поставленной для Анны Павловой, легла сказочная история любви воздушной Сильфиды, символа крылатой надежды, к земному юноше. Сам Фокин писал: «Это был танец в стиле Тальони, в стиле того давно забытого времени, когда в балетном искусстве господствовала поэзия, когда танцовщица поднималась на пуанты не для того, чтобы продемонстрировать стальной носок, а для того, чтобы, едва касаясь земли, создавать своим танцем впечатление легкости, чего-то неземного, фантастического... Публика была очарована, и я вместе с ней».
Информация предоставлена театром балета им. Якобсона
Создатели
Режиссёр:
Михаил Фокин
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
Написать отзыв
Отзывы пользователей
Пока нет ни одного отзыва. Будьте первым.
Краткое описание
«Шопениана»
Информация предоставлена театром балета им. Якобсона
Хореографическая композиция в одном акте «Шопениана» — шедевр Михаила Фокина, поставленный в начале ХХ века. Хореограф, вдохновленный сюитой Фредерика Шопена и балетом «Сильфида», где блистала легендарная Мария Тальони, удивительно тонко и красиво оживил мазурки и прелюды гениального композитора. В основу стилизации, поставленной для Анны Павловой, легла сказочная история любви воздушной Сильфиды, символа крылатой надежды, к земному юноше. Сам Фокин писал: «Это был танец в стиле Тальони, в стиле того давно забытого времени, когда в балетном искусстве господствовала поэзия, когда танцовщица поднималась на пуанты не для того, чтобы продемонстрировать стальной носок, а для того, чтобы, едва касаясь земли, создавать своим танцем впечатление легкости, чего-то неземного, фантастического... Публика была очарована, и я вместе с ней».