Театральная афиша Москвы
Москва

Спектакль Счастливые дни

Постановка Театр им. Пушкина
4.8
оценить

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
871
оценок:
240
рейтинг:
1106

На сцене женщина по пояс в земле — подкрашивает губы, перебирает вещи в сумочке, болтает сама с собой. Меньше чем через час она уйдет в землю по самые уши, и ей останется перебирать одни воспоминания — про любимую куклу, про первое свидание с розовым шампанским: Винни, главная героиня, и ее возлюбленный Вилли тогда впервые прикоснулись друг к другу. Винни играет Вера Алентова. Вилли — Юрий Румянцев, большую часть времени он помалкивает, сидя в невидимой зрителям норе, но иногда выползает и произносит пару слов.

Мужчина за моей спиной через десять минут после начала сорвался с кресла со словами: «Чушь собачья». «Чушь собачья» между тем принадлежит нобелевскому лауреату Сэмюэлу Беккету и по-правильному называется «Счастливые дни». По-хорошему, одна из сильнейших вещей, написанных кем-либо из абсурдистов, в Москве до сих пор не шла: спектакль Питера Брука с Наташей Парри на Чеховском фестивале в прошлом веке и восьмилетней давности постановка Виктора Гульченко в «Модерне» с Натальей Кочетовой, показанная несколько раз, не в счет. «Счастливые дни» не играют, потому что вопрос — как это играть. Для комедии эта вещь слишком безысходна, для трагедии — слишком саркастична. Конечно, жаль человека, который двумя ногами в могиле, а вспоминает о детстве. Но какая уж тут трагедия: из земли торчит голова, озабоченная, хорошо ли на ней сидит шляпка. В «Модерне» пьесу сыграли как драму чеховского образца, и выглядело это еще неадекватней: предсмертным монологом Заречной из последней пьесы Треплева. Можно бы обратиться к более удачным примерам: спектаклю Александра Калягина, который сыграл Крэппа, или «В ожидании Годо» Юрия Бутусова, ведь пьесы разные, а герой один. Что Винни, что Крэпп, что А и В и прочие М и Ж, которых Беккет и вовсе засунул в погребальные урны, — это все один и тот же персонаж: ущемленный, беспомощный, он от рождения несет в себе свою могилу, не осознает этого и тем смешон и жалок. Но все же, более безжалостное обвинение человеческому существованию, чем Винни, трудно было бы найти. Тем труднее ее играть. И тем ценней опыт Веры Алентовой.

Художник Эмиль Капелюш поместил наискось к крохотной сцене плоскость, поросшую сухим тростником, над которым в одном и том же направлении пикируют механические птицы. С Верой Алентовой, торчащей рядом с тростником, работал воронежский режиссер Михаил Бычков. Сильное место Бычкова — внутренняя дисциплина и умение найти верный стиль для любого материала. Для пьесы, с ее жанровой амбивалентностью, и актрисы, с ее трудноопределимым амплуа, Бычков придумал логичный ход: сыграть во все игры сразу, дать комедию вначале и трагедию потом — противоположности, которые при столкновении, возможно, дадут нужное качество. Остальное за него сделал Беккет: никогда не описывая персонажей, он с бухгалтерской дотошностью прописал алгоритм их реплик, пауз, взглядов и движений. Алентова исполняет этот алгоритм как безупречная сценическая машина. Она абсолютно неузнаваема, одновременно трогательна и ничтожна со своими губками бантиком и мещанским щебетом в начале. Она отчаянно хрипит во второй части, и чем чаще она произносит «Какой счастливый день!», тем меньше жизни остается в ее голосе, и чем механистичней она звучит, тем жарче чувствуется безысходность. Когда б не финал, вышел бы самый беккетовский спектакль из всех, что видела московская сцена. Все решали секунды — и тут на тебе. В финале к голове Винни уютно пристраивается сгинувший было, но потом приползший откуда-то Вилли. Звучит сентиментальная мелодия. Она радуется и беззвучно плачет, он умильно глядит в зал. Минуточку — выходит, речь шла о женском стоицизме? Мол, пусть все плохо, но женщина-то какая молодец?! «Москва слезам не верит. Тридцать лет спустя»? Зачем смотался мужик с соседнего ряда — потерпел, остался бы доволен. А ведь только и нужно-то было, что следовать алгоритму до конца. Представьте другую картину: из земли торчит голова, рядом человек на карачках. «Улыбки как не бывало, — следует из ремарки. — Они смотрят друг на друга. Долгая пауза».

0

Отзывы пользователей о спектакле «Счастливые дни»

Фото Виталий Б'олтлив-Гладышев
отзывы:
10
оценок:
47
рейтинг:
23
3

Прежде чем пойти на этот спектакль нужно задать себе вопрос: "Понимаю ли я, что такое театр абсурда?". Автор пьесы Сэмюэл Беккет, ирландский драматург, один из основоположников театра абсурда. Его же перу принадлежит пьеса "В ожидании Годо", которая признана «самым влиятельным англоязычным драматургическим произведением XX века». В 1969 году Сэмюэл Беккет удостоен Нобелевской премии по литературе. Произведения Беккета отличаются минимализмом, использованием новаторских приёмов, философской тематикой. Если вы любитель абстракции, новаторства и философии, тогда вам зеленый свет. Однако ж, если вы предпочитаете понимать, что происходит на сцене, о чем говорят актеры и иногда не высыпаетесь, тогда выбирайте другой спектакль для вечернего времяпрепровождения. Я сползал со стула, скрывал зевоту, продумал, что я закажу в Макдональдс после спектакля и что мне нужно будет сделать дома до завершения дня. Истерический вопль Веры Алентовой за несколько минут до конца спектакля спас меня от позора, я так боялся заснуть и упасть с кресла или захрапеть во весь голос.

1