Театральная афиша Москвы

Спектакль Любовь и карты

6.9

Отзывы пользователей о спектакле «Любовь и карты»

Фото Владимир Чекмарев
отзывы:
36
оценок:
36
рейтинг:
25
9

Есть такая, практически забытая, пьеса Островского - «Невольницы». Классическая «островщина», правда, с не совсем свойственным Островскому хеппиэндом.

Когда читаешь список персонажей, то поневоле вспоминаешь классическую Чеховскую «Драму». Помните, Раневская читает списки из своей пьесы?

Евдоким Егорыч Стыров, очень богатый человек, лет за 50.

Евлалия Андревна, его жена, лет под 30.

Никита Абрамыч Коблов, богатый человек, средних лет, компаньон Стырова по большому промышленному предприятию.

Софья Сергевна, его жена, молодая женщина.

Артемий Васильич Мулин, молодой человек, один из главных служащих в конторе компании.

Мирон Ипатыч, старый лакей Стырова.

Марфа Севастьяновна, экономка.


Так и хочется добавить: Иванов, студент, 40 лет

Так вот эту пьесу Владимир Красовский поставил в Драматическом театре Станиславского, поставил он её еще в 2005 году, под названием «Любовь и карты». Я, увы, смог посмотреть её только сейчас.

Сюжет вызывает некий конгломерат дежавю, от Лескова до Шекспира: молодую особу (Людмила Халилуллина), выпускницу женского пансиона, отдают замуж за пожилого богача (Юрий Дуванов). Ей скучно, плюс на поверхности лежит интрига в виде её знакомого младых дней, работающего у её же мужа, эдакова псевдо Глумова (Евгений Самарин). Да еще опытная подруга (Ирина Коренева), дающая девушке уроки коварства и хитрости в плане адюлтера. Тут же активную роль играют, погрязшие в простоте, стяжательстве, пьянстве и беспринципности слуги (это собирательный образ, естественно, хотя слуг всего двое). Их блестяще сыграли Татьяна Ухарова и Михаил Кутейников. Зрителям очень понравился Мирон в трактовке Михаила Кутейникова, как бы я его назвал – Берримор Русского разлива. Все актеры знают, что пьяного играть очень сложно, но Михаил справился.

Короче, сюжет, изначально представляющий в первом действии традиционные монологи и диалоги, потихонечку становится все живее и живее. Уж коли в первом акте на стене начинает висеть ампула со стрихнином, то зрители понимают, что, согласно русским театральным традициям, яд должен выстрелить до конца спектакля, то есть - во втором действии. (Опять же появляется дежавю Лесковской Леди Макбет).

Хочу подчеркнуть, что Людмила Халилуллина очень интересно и многопланово сыграла свою роль, особенно удалась ей постоянная и внезапная смена настроений. Островского очень сложно играть, но Людмиле это удалось: она все время держала зал в напряжении.

Но вернемся к сюжету спектакля. События начинают развиваться отнюдь не по канонам Островского, тем более, что Владимир Красовский переработал пьесу для современного зрителя, за что ему огромное спасибо, ибо в начале первого действия многие зрители чувствовали себя не совсем в теме.

Во втором действии идет уже практически Шекспировская комедийная интрига, и все кончается хорошо. Не хочу раскрывать всех деталей сюжета, дабы тем, кто пойдет на спектакль, было интересно.

Отдельно хочу отметить изящество, с которым Ирина Коренева практически воплотила образ молодой Бетси Тверской. (Это ИМХО, конечно). Когда она фланировала по сцене в элегантной амазонке, я даже подумал, а что делает такая знатная Леди в провинциальном городке. Очень хорошо Ирина отыграла остроту Софьи Сергеевны: «Мы обе изуродованы. Ты - в юности, а я - в замужестве». Зал был в диком восторге.

Очень понравились костюмы, соответствующие эпохе и отдельный восторг декораторам, за универсальную тумбочку, вокруг которой вертелось все действие, она и стол, она и тайник для яда и шахмат, и даже индикатор качества работы Берримора-Мирона.

Короче, говоря ученым словом, резюмирую. Спектакль удался! Подтверждением моим словам были овации и аншлаг.

0