Спектакль

Спектакль Смерть Тарелкина

Постановка Et Cetera п/р Александра Калягина

Смерть Тарелкина – афиша
1/6
Спектакль «Смерть Тарелкина» в театре «Et Cetera» — первая постановка в России известного литовского режиссера Оскараса Коршуноваса, обладателя множества престижных театральных наград. Таинственный, до сих пор до конца не разгаданный театром драматург А.В.Сухово-Кобылин назвал «Смерть Тарелкина» комедией-шуткой, возможно, не предполагая, что ее фантастические реалии перешагнут из века XIX в век XX, и даже в XXI. Пьеса Сухово-Кобылина – мифологема, энциклопедия русской жизни. Сегодняшние Варравины, Тарелкины, Расплюевы живут по той же «логике мотивов и поступков», что и полтора века назад. Ничего не изменилось: те же лики, те же маски, те же оборотни, мцыри, вурдалаки. Полицейскую историю николаевского времени театр рассказывает в современных ритмах. «Трагедия-буфф» – так определил Оскарас Коршуновас жанр своего спектакля, на котором зрители весело смеются и одновременно поеживаются от ужаса.
Информация предоставлена театром Et Cetera п/р Александра Калягина
Возраст16+
Дата премьеры30 марта 2005
Продолжительность2 часа 35 минут, 1 антракт

Участники

  5

Специальные предложения

Подписаться на email рассылку
Скачать приложение
Подарочные сертификаты

Рецензия «Афиши» на спектакль

Тарелкин читает рэп, чиновники в масках на подтанцовке, генерал Варравин выходит в папахе и с зеленой бородой. Казалось бы, это должно быть уморительно смешно (особенно если знать, что Варравина играет Александр Калягин, а Тарелкина — Владимир Скворцов). К тому же это очень актуально. Старинная пьеса Сухово-Кобылина про вечные российские безобразия; поначалу она звучит вполне реалистично (она еще и автобиографична), но постепенно, по ходу дела, в ней вырастают метафоры: государство — тюрьма, бюрократы — бесы. Литовец Оскарас Коршуновас с его концептуальным умом все эти метафоры выдвигает на сцену с ходу. Оно неудивительно: для литовских режиссеров овеществленная метафора — главный рабочий инструмент. Однако метафора в чистом виде — вещь умозрительная, а потому стоит на ногах не очень крепко. С первого взгляда на сцену ясно, что мир продан бесам, если уже не в аду все происходит. Стены и наклонный пол выкрашены в черно-белую полоску, и такой же халат у Тарелкина — чтоб сливаться со стенкой. Тарелкин вообще классический оборотень: в самом начале, когда он еще только просыпается, на его лице маска из черной шерсти. Его афера происходит от желания мелкого беса стать бесом покрупней. Из того что Тарелкина играет молодой актер Скворцов, один из главных героев «новой драмы», а его противника — Калягин, звездный гвардеец старого театра, мог бы сложиться серьезный театральный поединок. Но спектакль весь подчинен одной идее - идее демонического, и поединка поколений в нем не случилось.

На заднике сцены, как на экране, идет еще один спектакль — там действуют тени. Когда Тарелкин объявляет о своей смерти, тень за его спиной отделяется и начинает жить самостоятельно. Она активно жестикулирует, произносит надгробную речь над тенью куклы в гробу, выпивает на поминках с тенью квартального. Когда же квартальный становится следователем по тарелкинскому делу, экран заливает красной волной (читай: террора) и тени начинают изничтожать друг друга, размахивая пилами, серпами и молотками.

Это, впрочем, тоже мало походит на прозрение. Спектакль не вывозит даже беспроигрышная калягинская «витальность»: те, кто пойдет посмотреть на любимую тетку Чарлея, рискуют не узнать ее, и не только из-за зеленой бороды. А главное — от этой густопсовой чертовщины не то что не страшно или не смешно, а как-то неловко. Ведь и актеры хорошие, и режиссер далеко не последний человек в своем деле — а вышло черт знает что. Видать, про кого ставили, тот и попутал.

22 марта 2005
1

Невероятная, удивительная ХРЕНЬ! Пришел посмотреть постановку с такими звучными (и любимыми!) именами - Калягин, Вержбицкий, а попал в театральный бедлам, наполненный безумными сценками, жуткой музыкой и нелепыми играми теней вкупе с ужасными черно-белыми кинороликами. По ходу спектакля не раз, не два, а множество раз приходит в голову мысль о том, что актеры поголовно психически больны. Мы ходили на это "действо" втроем и все как один, едва дожив до конца этой трехчасовой нелепости сказали одно слово, пришедшее в голову всем одновременно: "ТРЭШ". В самом гиблом его значении. ИТОГ - очень не рекомендую, ничего кроме НЕПОНИМАНИЯ и отсутствия положительных эмоций вас не ждет.

25 февраля 2009
3


Оскарас Коршуновас вместе со сценографом Юрате Паулекайте попробовали придумать некий оптический компромисс, располосовав игровое пространство, как зебру.
Черные и белые, в основном продольные полосы шириной в полладони (на экране-заднике с регулярностью возникают тени, отделяющиеся от персонажей; геометрические фигуры; разноцветные, бесстыдно публицистические силуэты с серпами и топорами) становятся порою невыносимы, и роговица требует какого-нибудь лекарства от рябящих глупостей. Это не то, не то, картина мира дурно понята и очень своевольно решена, но неудачу сценографа можно пережить: была бы возможность увлечься действиями персонажей. Коршуновас не дает такой возможности.

29 мая 2008
Все отзывы
Гид по фестивалю «Толстой» в Ясной Поляне
Гид по фестивалю «Толстой» в Ясной Поляне
Гид по фестивалю «Толстой» в Ясной Поляне
Что смотреть в театре в июне
Что смотреть в театре в июне
Что смотреть в театре в июне
В театр со скидкой: распродажа билетов на «Афише»
В театр со скидкой: распродажа билетов на «Афише»
В театр со скидкой: распродажа билетов на «Афише»
9 московских опер, которые стоит увидеть
9
московских опер, которые стоит увидеть
9 московских опер, которые стоит увидеть
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость