Театральная афиша Москвы
Москва

Спектакль Куклы, Москва

8.8
оценить
Расписание и билеты
-20%при оплате
с 

Эксцентричный трагифарс про кукол и кукловодов

Валерий Белякович поставил «Кукол» в 2004 году и даже привозил спектакль на гастроли в Нижний (а заодно сделал в «Комедии» полноценный ремейк спектакля). Фантастическая история, написанная испанцем Хосинто Грау в 1921 году и модернизированная Беляковичем, рассказывает о «живых» куклах синьора Пигмалиона — живых настолько, что они почти неотличимы от людей. Именно почти: сколько бы куклы ни пытались подражать людям, выясняется, что нужен кукловод, чтобы дергать их за ниточки. В пьесе кукловодом оказывался безумный художник, который отыгрывается за неудачи юности. В финале спектакля на сцену выходит сам Белякович, а кукловод превращается в своеобразное альтер эго режиссера.

Место проведения

Театр на Юго-Западе

8.9
касса +7 (495) 433 11 91
адрес
подробнее
режим работы кассы пн-вс 14.00–20.00
официальный сайт

Отзывы пользователей о спектакле «Куклы»

Фото NastyaPhoenix
отзывы:
381
оценок:
381
рейтинг:
463
9

В древнегреческой мифологии читаем: кипрский царь Пигмалион создал из слоновой кости статую девы, влюбился в неё и вымолил у богов жизнь для неё, чтобы взять её в жёны. С таинственным сеньором из пьесы Хасинто Грау начала прошлого века произошло примерно то же самое – он создал кукол настолько физически совершенных, что простые смертные рискуют потерять рассудок от их красоты. А актёрская труппа Юго-запада – театра, ставшего для меня символом театра тела, театра движения, – буквально создана для того, чтобы изобразить на сцене посредством своей потрясающей пластики и эмоциональности этих кукол, внезапно обнаруживающих, что помимо способности говорить и двигаться они наделены способностью чувствовать и мыслить. Сюжет об искусственно созданном человеческом существе, которое невозможно было бы отличить от настоящего, не нов, начиная куклой наследника Тутти и заканчивая четвёртым пришествием Спасителя-Терминатора, но только в этой постановке, в которой не только текст, но и набор персонажей, и сам сюжет пьесы Грау изменены властной рукой маэстро Беляковича, эта мистификация становится такой же многогранной, как зазеркалье декораций, из которого появляются актёры. Она словно бы предоставляет зрителю самому решить, какой финал принять за окончательный, кого признать за кукол, кого за людей; самому сделать вывод для себя: может, все мы созданы такими, какими должны быть – добрыми и злыми, нелюбимыми любящими и нелюбящими любимыми, а может, всё мы – сами хозяева своей судьбы. Страницы быстро перелистываются, и каждый новый поворот интриги непредсказуем и потрясает воображение: вот мы видим и верим, что что-то есть, но миг – и оказывается, что этого не было вовсе; вот мы наблюдаем за бунтом кукол и задаёмся вопросом, существует ли свобода творения от творца, а гений творца без творения, но миг – и даже самые смелые выводы обращаются в иллюзию, и мысли занимает уже другое: как легко одурачить человека, заставить игру принять за реальность, а ложь – за чистейшую искренность. Впрочем, всё относительно, и ловко разыгранное представление может оказаться реальнее самой жизни, а кукла – более настоящей, чем человек; и ничего не остаётся, кроме как согласиться с шекспировской аксиомой: весь мир – театр, все люди в нём актёры. И этот вывод наиболее оптимистичен – как и приписанный к фатальному финалу Грау хэппи-энд в лице монолога настоящего Пигмалиона, который – вовсе не злой гений, а просто опытный режиссёр, долгими трудами постигший сущность театра; Пигмалиона, в образе которого сам Белякович словно бы играет сам себя. Да, у этой постановки – два разных Пигмалиона, две разных кукольных труппы, и забываешь, сочувствуя им всем, что не только персонажи перевоплощаются друг в друга, но и актёры Юго-запада перевоплощаются в этих персонажей (да и список действующих лиц ради сохранения интриги программкой не учтён) – настолько ярким, индивидуальным, запоминающимся получился каждый герой вплоть до самых энно-степенных ролей. Чертовски порадовало первое появление на сцене Брандахлыста – Шахета: своими стремительными движениями, сухими острыми чертами, развевающимся чёрным плащом он настолько живо напомнил Дракулу, что оторвать от него взгляд было чисто физически невозможно. Как всегда, меня не перестаёт восхищать талант Леушина: в роли Херувима, обычно трактуемого как комический персонаж, он выдал столько трагического надрыва, что перетянул на себя одеяло со многих героев более близкого плана. Так можно помянуть каждого, но я снова ограничусь обобщённым поклоном в адрес всех актёров, плавно переходя к прочим достоинствам спектакля – а именно, таковыми и на этот раз были впечатляющий свет, замечательно подобранная музыка, выразительные костюмы, капелька юмора, лёгкий и аппетитный эротический оттенок и прочие отличительные черты Юго-западного сценического почерка. В результате получился, несмотря на внушительный объём философского содержания, спектакль энергичный, динамичный, заводной, то есть такой, каким и должен быть гимн живому, чувствующему, одухотворённому актёру со всеми его достоинствами и недостатками, страстями и желаниями в пику послушным марионеткам, запрограммированным только на выполнение строго определённых движений и воспроизведение раз и навсегда установленных реплик. Получился мощный толчок в верном направлении, особенно актуальный в наше высокотехнологичное время, всё чаще пытающееся доказать, что человек заменим искусственными его аналогами. Короче говоря, этот спектакль надо видеть – ради мастерской задумки, мастерского исполнения, массы остающихся впечатлений.

01.06.2009
Комментировать рецензию

3
Фото semak1911
отзывы:
6
оценок:
18
рейтинг:
5
9

Очень понравилось.Всем рекомендую посмотреть и услышать собственными глазами и ушами!!!Получил огромное удовольствие от театральной постановки.игра актеров великолепна.

2
Фото Владимир Чекмарев
отзывы:
40
оценок:
40
рейтинг:
27
9

Долой Пигмалиона

В Станиславском Драматическом опять премьера. Валерий Белякович переработал пьесу испанского драматурга Хасинто Грау «Сеньор Пигмалион» в блестящий трагифарс – «Куклы».
На мой взгляд, получилось нечто вроде конгломерата Азимова с Шекспиром и Неанфом из Кизика, эдакий венок монологов, связанных экспрессией талантливой массовки, где, тем не менее, каждый актер ведет свою четкую партию. И то, что периодически зрители слышали со сцены Шекспировские монологи, это вполне в стиле Беляковича, вспомните хотя бы «Шесть персонажей в поисках автора». Кстати, очень понравился Гамлетовский монолог в исполнении Народного артиста России Влада Михалкова. Колет и плащ цвета крови весьма подходили к его трактовке персонажа.
Ну, а сюжет пьесы выглядит так. В Испанию начала ХХ века приезжает весьма своеобразная труппа. Она состоит не из людей, а кукол. Командует и владеет труппой её создатель по имени Пигмалион. Местные антрепренёры поражены этой новацией, а их меценат Герцог и поражен и покорен, причем на столько, что похищает приму этой труппы, труппа бросается в погоню за похитителем, а за труппой бросаются в погоню жена Герцога, антрепренёры и сам Пигмалион. То есть - динамики в спектакле хватает. Отдельно бы отметил эпизод, показывающий ночную жизнь кукол, эпизод достаточно смелый, но сделанный без вульгарности, что сейчас для театров достаточно странно, ибо оная в моде. Но тут спасибо Валерию Беляковичу, который в своем творчестве вульгарности не приемлет. Я не поленился и прочитал вариант Грау и, должен сказать, что переделка Беляковича пошла пьесе на пользу: после привнесенных им новых эпизодов и действующих лиц, пьеса стала гораздо глубже и ярче. По крайней мере, зрители смотрели её на одном дыхании.
Как всегда блеснули костюмеры и художники: очень интересно трактованы костюмы антрепренёров, которые сделаны с мотивами средневековой испанской одежды с картин Веласкеса.
Очень интересное решение с декорациями: ряд зеркальных шкафов-трансформеров добавлял некое ощущение техно-дель арте.
И очень эффектен был выход Беляковича на сцену в финале. Эдакий Мейерхольдовский монолог на фоне груды тел персонажей, убиенных похищенной Помпониной. Прямо-таки в процессе отстрела в ушах дежавю звучала песня Эдит Пиаф «Браунинг».
Гора убиенных на сцене, напомнила мне премьеру Антигоны в Париже, где апри похожем финале в зале началась драка между сторонниками классицизма и нового театра. Но Московские зрители оказались более воспитанными и выдержаннее французских. И именно зрители подтвердили успех спектакля аншлаговым залом, а ведь шел уже третий месяц премьеры.

1
Фото Натали Дунаевская
отзывы:
87
оценок:
99
рейтинг:
134
9

Удивили, не могу не признаться))), уникальный спектакль, эдакий гимн театру!

С первых минут – актерская мощь, стать, голос, все как на подбор! Талантливейшая постановка – темп, уместность, отточенность, выверенность, с каждой последующей сценой все азартнее, все интереснее! Абсолютная вовлеченность в происходящее на сцене – я сидела, широко распахнув глаза, раскрыв рот, совершенно как ребенок) Музыка – идеальная громкость, совпадение с голосами персонажей… Свет – тайна, зеркальность, блики… Ну прям на редкость – не к чему придраться! Разве только что «на грани» количество голых тел, но грань удержана) Пробирающий финальный выход Беляковича – «создателя» своего детища, своей гордости! …а возможно иногда и горечи… Но ты, зритель, действительно чувствуешь и проникаешься уважением к созданию по имени ТЕАТР, который «…весь принадлежит актерам... Живым, из плоти, крови, нервов. И только им»)

Тема «картинка в картинке» не нова, но как многослойна, как притягательно и трагически загадочна: манипуляция, несвобода на уровне семьи, окружения, государства, мироздания… Вечные вопросы, до сей поры так и не разгаданные человеком: предназначено ли... или все-таки дан выбор, имеем право? Куклы ли… или кукловоды? Да, наверное, на земле немало людей, хоть в чем-то считающими себя кукловодами. «Уже не кукла, но еще не человек» - говорит один из героев; «еще не Бог, но уже выше чем человек» - считают правящие мира сего… Но это все только на земле, только в пределах этой «картинки». А есть еще выше, и вероятно еще выше, и еще… А что же дальше?.. - так интересно, и так безответно…)

1
Фото Amber
отзывы:
74
оценок:
74
рейтинг:
24
9
Чуть-чуть меняется направление света, и фигуры кукол кажутся черными пауками..

Метафизическая история, необъяснимо опасная и страшная, как сон Светланы, опутывает вас рыбацкими сетями и утягивает на тёмное дно в бесконечность зеркальных отражений. Имя хоррору – «Куклы». Их создатели, они же Пигмалионы – испанский автор Хасинто Грау и режиссёр Валерий Белякович. Место происшествия или портал в другое измерение – Театр на Юго-Западе.
Невообразимо сложно разобраться в простой на первый взгляд истории.
В жаркую страну Испанию приехал кукольный театр.
Казалось бы, какую опасность таит в себе это событие?
Кукольный театр приехал в жаркую страну Испанию.
Но с его приездом мы все начнём тихо сходить с ума.
Кто есть кто, что есть правда, а что вымысел, кто мы, а кто они, эти странные наглые Куклы.
Кукла, которая есть абсолютная реплика человека. Пигмалион на то и Пигмалион - в каких-то научных лабораториях он создал почти полное подобие человека! И отличить куклу теперь можно только по инвентарному номеру, выбитому у неё на затылке. А так – настоящий homo sapiens, своеобразный ГМО, две руки, две ноги, поёт, танцует, завидует, сплетничает, болтает, тщеславится, выпячивается, пытается плести интриги и даже пытается любить, по своему, по-кукольному.

Кукла есть зеркальное отображение человека, за одним только исключением – у неё нет души. Создатель, Пигмалион, безусловно, выдающийся мастер, но, простите, не Творец. Воссоздать эфир человеческой души не смог, но зато умело и хитро запрограммировал. Живые, но мёртвые куклы скопировали у человека все пороки, что сделало их ещё более неотличимыми от живых одухотворённых существ.

Сцена представления Пигмалионом своих творений перед герцогом Альдукаром, представителями актёрской гильдии и антрепренёрами (действие происходит в Испании), несмотря на кажущуюся безобидность, напоминает самую настоящую схватку. Чуть-чуть меняется направление света, и фигуры кукол кажутся черными пауками, которые окружают испуганную стайку людей. С этого момента и стартует фантасмагория, когда ты начинаешь сомневаться в самом себе, кто ты сам есть – кукольная тварь или человек, который звучит гордо.

Нельзя поставить знак равенства между людьми, которые иногда ведут себя как куклы и куклами, которые мимикрируют под человека. Последние гораздо опаснее, потому что являются носителями мертвой, искусственной, тупой и зловещей силы. Взять, например, кукольную оргию – неутомимые механизмы не имеют стыда, у них нет понятий нравственности, моральных ограничений в поведении. Понятно, что и у многих людей подобное в дефиците, но на примере кукол все пороки выглядят особенно гадко.

Очень тяжело и неприятно смотреть, как Куклы (уже пишу их с большой буквы) мастерски выдают человеческие эмоции – вроде бы плачут, страдают от неразделённой любви, жаждут восхищения, но мгновенно переключаются на новые эмоции – смеются, находят новый объект для воздыханий, требуют денег, как будто тестируют свой искусственный интеллект, самим интересно, на что ещё способны, что ещё могут изобразить, отрегулировать, где подбавить слёз, где погромче похохотать.


Евгений Бакалов в образе реплики Пигмалиона просто бесподобен! Браво! Умеет этот актёр высечь искру из зрителя, умеет «зажечь» зал, владеет искусством поразительно органичного актёрского перевоплощения. Образ Пигмалиона вызывает особенно много эмоций, настолько он неоднозначен. Что им движет? Он безумен или гениален? Кукол мало создать, ими нужно уметь управлять. Щелкающий хлыст в его руке как символ тотального подчинения и главного способа подавления кукольного бунта (а куклам стало тесно в своих коробках, они рвутся на свободу) выглядит страшно и последующее возмездие тоже страшно, но ещё страшнее ощущение того, что механическая имитация человека позволяет себе такие изощрённые шутки над людьми, намекая на своё будущее всевластие (подразумеваю финал сейчас).


Карина Дымонт, которую я, наконец, увидела в первый раз, играет звезду, приму кукольного театра – Помпонину, внешне очаровательную, всегда и широко улыбчивую, красиво хлопающую большими пустыми глазами куклу. «Все на колени и умоляйте меня, чтобы я не покидала труппу! И восхищайтесь мной! И дарите что-нибудь – цветы, шампанское, конфеты, любую красоту!» Дымонт абсолютно совпадает со своей героиней. Её чувственный выход в бесформенном полосатом балахоне под песню “Vai vedrai” на итальянском языке, цилиндр, сексуальный голос с хрипотцой, накрашенные темной помадой губы и такие же тени, которые делают глаза просто огромными, продемонстрировал опасные способности, умение мгновенно очаровывать и одновременно проявлять свой несносный характер. Влюблённый в неё Херувим (великолепный Михаил Грищенко) смотрит плачущими собачьими глазами Арлекина, и необыкновенно выразительной пластикой и мимикой выражает свою преданность, а герцог Альдукар уже потерял голову, ему кажется, что Помпонина пришла из его снов, что он давно её знает, узнаёт её голос и ждал её всю свою жизнь.

В спектакле были две сцены – «любовные треугольники», которые заставили меня дрожать от восхищения, потому что, и сыграны были замечательно, и контраст противостояния между Живыми людьми и Механизмами-Куклами был прочувствован ошеломительно.
Помпонина (Карина Дымонт) Герцог Альдукар (Олег Леушин) и Херувим (Михаил Грищенко).
Герцог Альдукар, Помпонина, и жена герцога Аурелия (Ольга Иванова).


Очень понравился Дмитрий Гусев в роли Балабола. Подвижный, проворный, прыгучий, «Фигаро здесь, Фигаро там», внешне безобидный, но на самом деле похожий на злобную летучую мышь, ждущую удобный момент, чтобы с противным писком вцепиться и вгрызться в сонную артерию.

Денис Нагретдинов, Брандахлыст, с неисчезающей улыбкой-ухмылкой Джокера на мертвенно бледном лице. Он обладатель качеств хамелеона, то есть способности быстро менять окрас, подстраиваться под ситуацию. Пигмалион, действительно, запрограммировал творения своих рук мастерски, его Куклы умеют всё!


Как всегда фирменные юго-западные: красиво поставленный свет, эротический подтекст, сексуальная одежда из черной кожи, и сцены, которые не адресованы детям до 16. И чумовая песня «Кукушкины дети», которую поют Куклы на французском языке!

Куклы: Хуан-Болван (Александр Шатохин), Крохобор (Андрей Санников), Капитан Мамона (Александр Задохин), Педро-Каин (Алексей Матошин), Марилонда (Авилова Ольга), Дондинелла (Илона Барышева)
Антрепренеры: Антон Белов, Михаил Белякович, Максим Лакомкин, Фарид Тагиев
Актёры: Константин Курочкин, Владимир Курцеба, Денис Шалаев.


В этом спектакле в финале не будет точки, скорее многоточие, которое поставит не человек, а Куклы. А Куклам, как вы уже поняли, верить нельзя. Спектакль это бесконечная мистификация, конец которой теряется в глубинах бесчисленных зеркал. И ты уходишь со странным ощущением, обострённо чувствуя завуалированную опасность исходящую от «неживой материи», искусных человеческих имитаций, и испуганно вглядываешься в толпу – а вдруг там не люди, а …сбежавшие Куклы?


(с) https://pamsik.livejournal.com/222642.html

0

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена Театром на Юго-Западе

Способны ли совершенные механические создания заменить несовершенных, но живых людей? Впрочем, такие уж ли куклы совершенные, если они легко становятся одержимыми «мраком одной ночи»? А такие уж ли люди живые?.. Заложники своих страстей, они порой являются марионетками в руках порока. А кукла в иных вопросах оказывается благоразумнее человека. Да, «жизнь наша путает ориентиры»...