Москва
Написать отзыв

Все отзывы о спектакле

Постановка Современник

8.5
оценить
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Елена Ковальская
Фото Елена Ковальская
отзывы: 875
оценки: 244
рейтинг: 989

Версию шиллеровской "Марии Стюарт" в "Современнике" поставил литовский режиссер Римас Туминас, знаменитый в Москве своим дивной красоты "Маскарадом", показанным два года назад. Тот спектакль увидела Галина Волчек и пригласила Туминаса ставить в "Современнике". Второго шедевра не вышло, но театр спектаклем может гордиться. Он из тех монументальных зрелищ, которые недолюбливает публика, но которые выдвигаются на престижные премии, чего "Современнику" сегодня так не хватает. Ведущим актрисам труппы, Марине Нееловой и Елене Яковлевой, Туминас подарил роли, о которых пишут в мемуарах: Елизавету и Марию Стюарт соответственно. Ради таких ролей актрисы готовы были на жертвы. Когда Яковлева срывает в запале парик, а потом бьется в падучей, на нее, народную любимицу, ей-богу, страшно смотреть. Когда Неелова ведет монолог десять минут на одной нечеловеческой ноте, за нее душа болит. Ждали от Туминаса изощренной метафоричности, которой литовский театр славится, как побережье Юрмалы янтарем, - он и здесь проявил невиданную щедрость. За Марией Стюарт всюду носят чашу с водой - следует понимать, что нет Марии места в чужом ей мире, где она - как рыба на песке. В сцене ее казни воду выпускают. Надо думать, жизнь иссякает вместе с водой. Елизавету для изъявления монаршей воли одевают, под руки ставят подпорки, и ими водит шут-дурачок. Значит, руки отказывают ей, когда нужно подписывать приговор сопернице. Режиссер был щедр настолько, что дал Нееловой сыграть в Елизавете нерешительного, не желающего мстить Гамлета, о котором по причине пола ей можно было даже не мечтать. Но щедрость простиралась еще дальше - он обеим актрисам подарил по ударной сцене: Елизавете - сцену рокового решения, Марии - сцену смертной казни. А вот тут он нас и обманул: после каждой такой кульминации ждешь финала, а его все нет и нет. Досадно.

3
0
...
1 января 2001
Отзывы по рейтингу пользователя
  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии
Фото NastyaPhoenix
Фото NastyaPhoenix
отзывы: 381
оценки: 381
рейтинг: 406
5

Шиллеровскую «Марию Стюарт», несмотря на бодрое название спектакля «Играем… Шиллера!», Туминас поставил неожиданно по-гинкасовски – реалистично, почти натуралистично, с всплесками экспрессивных безудержных эмоций под стать тюзовской «Медее». Весь романтический блеск трагедии с влюблёнными героями и коварными злодеями счищен, осталась по-пуритански суровая, построенная по законам джунглей жизнь: каждый вырывает себе клочок места под солнцем, и кто-то выигрывает, а кто-то ошибается. Здесь нет однозначно положительных и отрицательных персонажей – все готовы к личному счастью шагать по трупам, это нормально, это уже в крови. Елизавета старается выглядеть железной леди, но устала и очень хочет побыть слабой – и позволяет окружающим её мужчинам превратить её в марионетку, вершить суд и казнь за неё, надеясь тем самым сложить с себя ответственность. Мария сходит с ума взаперти, и чем больше ей приходится унижаться перед более удачливой сестрой, тем яростней её ненавидит. Они обе откажутся каяться в том, что желали смерти друг другу – не столько из-за притязаний на трон, сколько из зависти, от тоски по неудавшейся, обманувшей жизни. Лестер и Мортимер – ловкие лицемеры друг другу под стать, никаких чувств к пожилым королевам они не испытывают, а лишь пытаются поставить на ту карту, что окажется козырной: матёрый дворянин предаст дважды и выживет, восторженный малец предаст единожды и погибнет. Счастлив ли кто-то в итоге? Разве что Шрусбери, который сложит с себя полномочия, не желая иметь ничего общего с банкой со скорпионами, в которую неизбежно превращается любое окружение правителя. Вода, солома, крупа, пепел, клубы сценического дыма щедро летают над аскетически скупыми декорациями, сдабривая экзальтированные монологи, но от этого стихотворный текст в пастернаковском переводе не начинает звучать доходчивей, а символы и метафоры не углубляют его смысла – хотя заскучать постановка за свои почти три часа не заставляет. Главный плюс к смотрибельности – интерпретация, снявшая с котурнов громоздкую классику исторического жанра и приблизившая её к внепространственным и вневременным легендам. И, конечно, старания актёров, создающих живых, колоритных, запоминающихся персонажей, от главных героев до самых третьестепенных, практически лишённых реплик. Особенно хороши антагонистки – Неелова и Яковлева – с неожиданной для своего поколения раскрепощённостью и искренней самоотдачей сыгравшие покорёженные властью и потерями души, так похожие одна на другую в своей несвободе и обречённости.

16.07.2010
Комментировать рецензию

1
0
...
17 июля 2010
Фото Эмилия Деменцова
Фото Эмилия Деменцова
отзывы: 135
оценки: 140
рейтинг: 192
9

Многоточие в названии спектакля обрело значение паузы: «Играем… Шиллера!» не играли около двух лет. Замену Елене Яковлевой, покинувшей театр, найти было непросто. От перемены мест слагаемых только в математике не меняется сумма: роли неизменны, исполнители переменчивы. Иным актрисам замены нет, а потому спектакли либо уходят в архив (попутно в историю), либо… «Играем…Шиллера!» претерпел новую режиссерскую редакцию. Приглашение на роль Марии Стюарт Чулпан Хаматовой – не срочный ввод, но начало жизни нового спектакля. Не замена, не подмена, не измена… Это обновление, необходимое спектаклю, как и любому живому организму.



«Играем… Шиллера!» - спектакль, со славной сценической предысторией, которая осталась на пленке и в памяти зрителей, историей, которую не переписывают, но продолжают. В «Современнике» Шиллера играют не по новой и, местами, не по-новому, но вновь и иначе. Нова не только Мария Стюарт, но и Елизавета Тюдор, другие исполнители спектакля. Здесь именно играют, а не «переигрывают» старый спектакль, не состязаются. В «Играем… Шиллера!» состязаются только его королевской крови персонажи, не исполнительницы.



Канва сценического пересказа шиллеровской трагедии Римаса Туминаса изменений не претерпела, как и декорация Адомаса Яцовскиса и музыка Фаустаса Латенаса. Эта троица в казалось бы недавнем, но уже далеком 2000-м московской публике была в новинку. Тогдашний спектакль упрекали в уходе от классики (не уточняя, правда, чего: жанра, драмы или иных «образцов»). Эти трое, наши современники, успели стать классиками, а спектакль оброс эпитетом легендарный. Возвращению на родную сцену предшествовал долгий срок и, как заверяют создатели, – всего пять репетиций. Долго ли, коротко ли, но премьера состоялась.



Вымысел часто богаче натуры, и история в историях интереснее летописей. Пусть верность фактам и правда претерпевают изменения, но искусство суть красота требует жертв. Итальянец Сальери незаслуженно проклят в веках в угоду пера русского поэта, а людская прохладность к английской Елизавете I родом из немецкого Баден-Вюртемберга. Художественная правда подменяет историческую, а персонажи милее персоналий. «Взять Шиллера: Истории влетело/ от Шиллера. Мари, ты не ждала, / что немец, закусивши удила, / поднимет старое, по сути, дело…», - писал И. Бродский, обращаясь к Марии Стюарт. Собственно большинство писателей, поэтов и художников отдавало предпочтение именно Марии, а не Елизавете. Справедливость отчасти восстановил кинематограф последних лет: Елизавете посвящено много фильмов и телесериалов, здесь уместно вспомнить, что Марина Неелова впервые сыграла Елизавету (не королеву, а принцессу) именно в кино, в советской экранизации «Принца и нищего». Доброй славе «доброй королевы Бесс», с которой связан золотой век Англии, расцвет театра и литературы, и морское владычество страны помешали бессмертные строки пьесы Шиллера, который явно симпатизировал королеве шотландской Марии. «Ничем (вообрази) это, опричь/ Искусства. Твои тати не постичь./ Историю отдай Елизавете». Никакие труды историков, кажется, не скрасят безжалостный литературный портрет. Встреча Марии и Елизаветы, описанная Шиллером, встреча, которой никогда не было, навечно будет кульминацией и подтекстом к портретам обеих королев. Портрет Елизаветы пера Шиллера – отнюдь не парадный, изображение Марии, напротив, - почти икона.



Римас Туминас попытался обратить зрителя к сути конфликта пьесы, в котором нет победителя. Шиллер, не скрывая своих предпочтений, дал пьесе имя одной из героинь, Туминас остался верен авторским примечаниям, в которых Мария и Елизавета, обе удостоены королевского титула. Спектакль построен на противостоянии двух мощных образов, актрис, двух (так все-таки бывает) правд. «Играем… Шиллера!», - в многоточии раздумье, авторская пауза. В нем «промежуток» между одним и другим центральными образами пьесы (одной и другой), суть спектакля. Образы Туминаса, в отличие от Шиллера, не дописаны. Они, по мысли режиссера, должны быть дописаны зрителями. У Шиллера Марии отпускаются все грехи, казнь возносит ее, автоматически низвергая (морально) Елизавету. Толпа, кричавшая: «Казнить!», жаждет новых зрелищ и отворачивается от Елизаветы. У Шиллера Елизавета совершает зло, у Туминаса – совершает меньшее из зол, страдая от самого факта выбора. У Шиллера – Елизавета устраняет соперницу и конкурентку, Туминас уточняет – на престол. Королева побеждает в Елизавете женщину, - в этом ее драма. Мария успела примерить и свадебный венец и корону, побыла и женщиной и королевой и ни в чем себе не отказала. Мария – все потеряла, Елизавета – многого не обрела. Оправдание Елизаветы, предстающей в кожаном шлеме и мужском платье – долг перед страной, но судьба Марии напоминает: «Быть женщиной великий шаг/ Сводить с ума геройство». Туминас, выстроил две драмы, не сосредоточиваясь ни на одной из них (в отличие от автора). Они так и не разрешаются, прерываются. Прерываются не на плахе палача, но в финале спектакля, после которого также можно поставить многоточие.



«Любила ты балы и пышный чин обеден, / И отдалась стране, где властвует туман, / Где в замках дедовских строй жизни хмур и беден. / И где звучат псалмы угрюмых пуритан», - обращался В. Брюсов к Марии Стюарт. Это страна ей явно не к лицу. В декорациях – все так: тлен, мрак, дым, солома, опилки, пепел. Зернами засыпана сцена - не прорастут, ими осыпают мертвое тело. Над полупустой мрачной сценой (свет не пробьется ни на миг) висит, раскачиваясь, люстра, висит и огромный ржавый колокол с крюком вместо языка.
Кажется, это тот самый шиллеровский колокол, который «живых призывает, мертвых оплакивает и ломает молнии»: «Все непрочно в этом мире, <…> все земное отзвучит».
За него хватаются, чтобы раскачать, но звук глухой. По обе стороны сцены, над ней – два цилиндра, два груза, которые то опускаются, то поднимаются. Здесь пытаются достичь равновесия, устойчивости, баланса: в мыслях, между мыслью и поступком, потерями и обретениями. Елизавета тренирует царственную осанку (груз несчастий ломит спину), вышагивая с подносом, на котором два бокала с водой. Шествует из стороны в сторону – держит равновесие. А как удержать страну? На заднике сцены – конструкция, напоминающая «уравновешенные» качели, эшафот. Мир (то ли внутригосударственный, то ли душевный) часто достигается путем, который ведет через эшафот. Худой мир, шаткое равновесие. Стюарт-Хаматова, проходит по нему и буквально снисходит на сцену, пролетает по воздуху и ступает на холодную землю. Мария низвержена с престола, а, кажется, изгнана с небес.



…И все-таки, «…Шиллера!», восклицает название спектакля. Первоисточник, даже порядком сокращенный, пробивается сквозь двойственность конфликта спектакля. Для Марии автором придуманы эффектные, «выигрышные» сцены, режиссер усиливает их. Вот и в программке уточнено: «в спектакле звучит шотландская народная мелодия». Шотландская, т.е. родная для Марии. Здесь и чаша, полная бурлящей воды и смыслов («Чашу эту мимо пронеси»,- вспоминается пастернаковское, слыша его же перевод Шиллера). Мария теряет силы по капле, терпения и надежды перед казнью не достает, в гневе предательски дрожит нога, судорога, завладевает ее телом. Страстность сменяется обреченностью, пыл сопротивления меркнет «Как перед новою царицей / Порфироносная вдова». Из чаши вытекает вода на камни. Капля камень точит. Проливается кровь Стюартов, но остановится кровь Тюдоров.



В финале Чулпан Хаматова – то «чистейшей прелести чистейший образец» (четки не снимет с рук до последнего мгновения жизни), то зачарованная (и чарующая) колдунья. Ни единой черты от известной блудницы, ни намека на лукавство и интриги. Холодностью и смирением она начинает походить на Елизавету, которая, напротив, во втором акте теряет покой и выдержку. В первом акте Елизавета-Неелова в черном камзоле надменная королевская особа без признаков пола, тогда как Мария-Хаматова в белом одеянии предстает невинной девой, жертвой и пленницей. Второй акт меняет цвета и амплуа. Здесь все уравновешивается, в каждой из героинь борются женское и королевское, Елизавета против Марии – это внутренняя схватка в душе каждой из них. Два типа правления, два мировоззрения, две веры (католичество и протестантизм) схлестнулись, и… весы не выдержали, сломались. Голову Марии уносят во тьму, корона остается у Тюдоров. Но победа - за Стюартами. Мария обращается к Елизавете: « А если бы наследницей сочли,/Какую бы любовь и благодарность, / Какую преданность приобрели / Во мне, родной по крови и подруге!» и слышит в ответ: «До чего хитра: наследницей ее назначить!» В том и ирония истории, что на Елизавете пресекся род Тюдоров, и престол она передала сыну Марии Стюарт Якову. Не равновесие, но уравновешивание.



На черной (шахматной) доске спектакля две королевы (кстати, ферзь заимствовано от французского vierge — «девственница, дева, дама»). Партию выиграет «королева-дева». Марина Неелова, как и ее героиня царствует и правит на сцене, но в отличие от актрисы Елизавете не на кого опереться: фигуры вокруг сменяют цвет и личины. Не подпирают, но напирают: руки королевы в момент подписания смертного приговора оказываются как у куклы-марионетки. Кругом лишь маски, так вырисованы лица героев, крепко вросшие, подменившие нутро, удивляться ли собственному парику или ангельскому парику Марии? В «ближнем круге» примечательны временные фавориты-предатели - граф Лестер (Сергей Юшкевич, игравший когда-то Вильяма Девисона, в этом спектакле сменил покойного Игоря Квашу) и Мортимер (Илья Древнов). Страстно декламируют они перед троном, для убедительности лижут сапоги. Доверием Елизаветы пользуется разве что юродивый бастард двора (Евгений Павлов) и то, кажется, потому, что и ее саму считали бастардессой. Чистая душа при Марии – ее кормилица, хлопотливая, трогательная Людмила Крылова.



«Играем…Шиллера!» - встреча долгожданная. Но публике важно не позабыть, что в центре спектакля не одна та, чьим именем названа пьеса. Возвращение спектакля стало возможным благодаря приглашению Чулпан Хаматовой и ее исполнение, безусловно, талантливо и самобытно. Но, идя на спектакль, представляющий собой не только яркий актерский ансамбль, но и яростную дуэль, важно не «ставить» на победителя заранее. Видимо авторство перевода наложило на этот спектакль свой отпечаток: в нем много пастернаковского и в полном оваций и цветов финале вспоминается: «Меняются репертуары, / Стареет жизни ералаш. / Нельзя привыкнуть только к дару…». Но иные спектакли остаются на долгие годы: жизнь молодеет, стареют актеры. И к дару привыкают, признают за великими величие, но перестают удивляться, и вместо удивления воздают должное, увлекаясь чужой новизной. Елизавета в пьесе опасается, что «юношество обратит взор к иному восходящему светилу...». И она права. Но ее исполнительнице это не грозит.

"Театрон", "Комсомольская правда"

0
0
...
4 марта 2013
Фото Марина Белоглядова
Фото Марина Белоглядова
отзывы: 58
оценки: 88
рейтинг: 170
9

Шли на спектакль из-за дуэта Хаматова-Неелова, так как история Марии Стюарт знакома каждому школьнику. Мрачный антураж спектакля, ноющие звуковые эффекты, всё это дополняло картину. Хаматова чудесна, настолько тонко была передана трагедия преданной и обманутой женщины, потерявшей Шотландский трон, живущей надеждой...и в тоже время интригующей против Елизаветы...
И Нееловой удалось передать и гнев и метания и страх заговора и властность и злость от того, что своих наследников-то престола нет. а единственную претендентку на трон нужно было решиться казнить...
Ирония истории - в 1612 г. по приказу сына Марии Якова, который стал королём Англии после смерти Елизаветы I, останки Марии Стюарт были перенесены в Вестминстерское аббатство, где были захоронены в непосредственной близости от могилы её вечной соперницы королевы Елизаветы...

0
0
...
11 ноября 2014
Фото Eugenia
Фото Eugenia
отзывы: 23
оценки: 23
рейтинг: 53
9

Вообще почти все спектали, идущие сейчас на сцене Современника, не оставляют меня равнодушной. Почти каждый раз ухожу в слезах и в растроганных чувствах. И этот спектакль не является исключением. Ходили чуть больше месяца назад, уже с Хаматовой в главной роли. Хаматову нежно люблю, стараюсь ходить на все ее спектакли, при этом я никогда не считала ее гениальной актрисой, даже иногда проскакивала у меня мысль в голове, что роли у нее, в основном, похожие между собой (во всяком случае те, что я успела увидеть в спектаклях, гда она была задействована), но всё это не мешает моим светлым к ней чувствам. Так вот после роли Марии я беру все свои слова назад. Чулпан абсолютно гениально и с точным попаданием сыграла Марию Стюарт. Гордыня, верность принципам, непреклонность в убеждениях, смирение и принятие - всё было передано настолько реалистично, что я очнулась первый раз в антракте, второй раз - когда зал уже рукоплескал стоя.
Про Неелову. Открыла для себя эту актрису. Роль Елизаветы, на мой взгляд, еще более сложная, чем роль Марии в этом спектакле, и Неелова, как и следовало ожидать от актрисы старой школы (если можно так выразиться) сыграла ее блестяще. Сцена, где она подписывает смертный приговор своей сестре, одна из самых сильных в спектакле. А ее перевоплощение в выжившую из ума старуху правдоподобно на все 100%.
Остальных актеров для меня в спектакле просто не было. Важны были лишь отношения Елизаветы и Марии, в каждой из которых боролись два чувства - сестринская любовь и жажда власти.
Сама постановка Римаса Туминаса может быть оценена только на высший балл. Спектакль тяжелый, не для легкого просмотра, но сходить рекомендую однозначно!

5
0
...
31 мая 2013
Фото piligrim69
Фото piligrim69
отзывы: 46
оценки: 127
рейтинг: 42
9

Несколько линий показались наиболее значимыми. Прежде всего, власть. Не борьба за власть, а власть как таковая. Королева Елизавета (Марина Неелова) - сколько ограничений, сколько неестественности. И как рады втайне окружающие мужчины, что у власти не они, что в крайнем случае все можно свалить на то, что королева все-таки женщина. Сколько ответственности у того, кто властью обладает. Надо помнить, что приходится принимать решения по всем вопросам, и они могут быть непопулярными, нежелательными и даже неправильными - но ты отвечаешь за принятие этого решения и его последствия. Совершенно потрясающая, на мой взгляд, сцена - принятие Елизаветой решения о казни. Все должно соответствовать - платье, прическа, поведение. И никакого права на собственные эмоции, никакого пути к отступлению. Так дипломаты одним тоном могут сообщать и о начале войны, и поздравлять с праздником. Кому какое дело, что ты думаешь, если ты - олицетворение власти.

1
0
...
29 мая 2008
Фото Aliona Krapivina
Фото Aliona Krapivina
отзывы: 30
оценки: 34
рейтинг: 40
5

Нет,нет и еще раз нет.
Серый, драматичный, очень на любителя.
Прихожу к выводу, что комедию сделать сложно, проще ставить драму.
И это она. В современной интерпретации.
Пас.

0
0
...
20 октября 2013
Фото gataroja.livejournal.com
Фото gataroja.livejournal.com
отзывы: 18
оценки: 20
рейтинг: 23
9

Ну что тут сказать да ничего. Все слова будут пустыми и ничтожными. Две сильных, две великих женщины на сцене. Две актрисы. Марина Неелова, Елена Яковлева

Я могу понять, нет неверное слово, я могу предположить почему Елена Яковлева серьезна после спектакля. Просто сил и эмоций уже не осталось. Никаких.

Тяжелый спектакль. Начальный монолог Яковлевой, играющей Марию Стюарт, пленницу английской королевы Елизаветы. Монолог безумной женщины, от голоса которой все леденеет внутри. Один из последних монологов Елизаветы, принимающей решение о смертной казни. Прощание Стюарт перед смертью: сколько эмоций и челевеческих состояний сконцентрированных в маленьком промежутке врмени: агрессия, страх, нерешительность, и классическая последняя стадия принятие.

Их единственная встреча, насколько символично показано как трудно враждующим сторонам найти точки примирения, соприкосновения. Мария Стюарт готова повиниться, смиренно наклоняется и тянется поцеловать подол. Елизавета готова простить и медленно из рукава появляется кисть для поцелуя. Но коленнопреклоненная Стюарт не видит тянущейся руки, не видит встречного движения и в последний момент меняет решение. Вот так ограниченность точки зрения (здесь в прямом смысле) иногда вершит судьбу человека.

Тяжелый спектакль, но, как ни странно, оставляющий тебе исключительно позитивные эмоции, вдохновляющий. Дающий тебе возможность прикоснуться к чему то магическому, а может быть даже и гениальному.
P.S. В тот момент, когда Елена Яковлева вскочила на стол, мокрая, в облаке брызг воды, на какое-то мгновение, на какую-то долю секунды мне показалось, что я увидела в ее взгляде такой драйв, такой азарт от собственной власти над залом, временем и собой.

1
0
...
14 марта 2011
Фото Анна Мартынюк
Фото Анна Мартынюк
отзывы: 50
оценки: 62
рейтинг: 21
10

В эту среду я смотрела постановку «Играем Шиллера» в Современнике, а точнее в Дворце на Яузе, где театр проводит нынешний сезон.

В основу спектакля положена трагедия Шиллера «Мария Стюарт». Постановщиком выступил Римас Туминас.

Декорации удивляют. Огромная, раскачивающаяся люстра, странные металлические конструкции, парящие над головами у героев, какой-то непонятный помост, груда камней, дымящийся колодец.

Очень много роскошных спецэффектов. Здесь в ход пошло все: по сцене летает сено, горох, пепел, постоянно плещется вода.

Впечатлила игра Марины Нееловой (Королёва Елизавета). В первом действии - она невозмутимая властная королева, на которую все смотрят с опаской. Во втором же - наша героиня словно марионетка, пытающаяся вырваться из-под своего властное окружения, она приходит в отчаяние, но все ещё держит своё лицо.

Удивила и Елена Яковлева. Такой эмоциональной, я ещё ее нигде не встречала. Это лучшая роль актрисы из виденных мной.

Впечатлил и Сергей Юшкевич. Роль графа Лестера ему к лицо. Такой сильный, невозмутимый, хитрый и изворотливый, прячущий своё истинное лицо и все свои чувства далеко внутри себя.

Илья Древнов (в роли Мортимера, племянника смотрителя Марии) очень сильно выделяется на общем фоне. У него все чересчур, он самый эмоциональный в этой трагедии.

Теперь расскажу вам немного о тех сценах, которые меня впечатлили.

Первая сцена - это появление Марии. На тёмном фоне она шагает по помосту в своём белом платье, к нам на сцену она спускается при помощи люстры (очень
эффектно, это нужно видеть).

Интересно смотреть и на прогулку Марии в саду. Она эмоционально расплёскивает воду по сцене, вспоминая свою прошлую свободную и счастливую жизнь.

Большего всего мне понравилась сцена, в которой Елизавета подписывает приказ о казни Марии. Она смирилась, готова отпустить, но советники руководят королевой, словно марионеткой, ее руки, находящиеся на шарнирах, сами подписывают злополучное письмо. Очень хорошо Марина Неелова смотрится в классическом одеянии Елизаветы: знакомые нам по фотографиям из учебников рыжий парик и золотое платье.

И, конечно же, казнь. Отсчёт времени ведётся при помощи воды. И как только последняя капля вытекает из сосуда, голова Марии относится Королёве, как единственное доказательство ее триумфа.

Спектакль очень богат на интересные сценические решения. Его очень интересно смотреть, каждую минуты ты находишься в ожидании: что же будет дальше? Хотя и пьеса прочитана, и вся эта история уже изучена вдоль и поперёк.

Увидимся в театре!

0
0
...
20 октября 2018
Фото Ирина Найпак
Фото Ирина Найпак
отзывы: 16
оценки: 31
рейтинг: 16
9

Было бы 10 звезд, поставила бы 11… Этот спектакль перевернул всё моё сознание в целом, и о театре в частности…
Именно так сегодня нужно ставить! Это шедевр! Туминас-гений! Неелова как всегда восхитительна! Про Яковлеву, к сожалению, не хватит эпитетов высказаться…думаю, что очень многим (если не всем) бродвейским звездам стоит поучиться по «нашей системе Станиславского» и именно у НАШЕЙ Елены…

1
0
...
16 сентября 2011
Фото Любовь ***
Фото Любовь ***
отзывы: 3
оценки: 3
рейтинг: 2
9

Смотрела спектакль лет 5 или 6 назад (точно не помню), но воспоминания живы до сих пор!
На сколько игра актеров трогает душу и остается в сердце! Эмоциональный, тяжелый спектакль, смысл которого я "переваривала" еще дня 2 после его просмотра. В конце спектакля зал стоял со слезами на глазах долго-долго аплодируя, и я тому не исключение. Эмоции били через край. Своей ролью покорила Яковлева, после чего, просто обожаю эту актрису!
Ни зацепочки, ни заминки в спектакле в сторону скучности или обыденности не увидела, спектакль держит зрителя в напряжении в течение всего действия.
Хоть я и не любитель драматических спектаклей, но этот – выше всяких похвал!

1
0
...
25 ноября 2008
Фото Sergey Ufimov
Фото Sergey Ufimov
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
2

Послушайте, что можно сказать о постановке, в которой две истеричные бабы на сцене изображают королев? Позвольте, Шотландскую и Английскую королев по крови и воспитанию! Наверное, в Литве все королевы такие. Ползают по полу, истерят, либезят… В общем ведут себя как низкопробные дворовые девки, а не правительницы огромных государств. Наверное – это призвано показать сомнения, противоречивость и сложность характеров – в общем не знаю, что там в Прибалтике любят смотреть, отчаявшись увидеть серьезную постановку. Наверное, поэтому к медальончику Королевы Стюарт, вынутому из задницы одного из персонажей, благоговейно припадает губами другой персонаж. Наверное, поэтому королева собственноручно закапывает труп под разлагольствования о сути вещей на сцене. В общем с чувством эстетики и прекрасного у режиссера все в порядке. С мозгами не все.
Очень жаль великолепных актрис Неелову и Яковлеву, которым приходится играть в таком откровенном трэше. То ли от недостатка ролей в театре, то ли от чего-то другого…
Спектакль откровенная дрянь по постановке. И даже блестящая игра главных героинь не спасает спектакль, оставляющий ощущение, возникающее у человека, наступившего на коровью лепешку. Время потрачено зря.

0
0
...
18 июля 2018
Фото Владимир Пермяков Пермяков
Фото Владимир Пермяков Пермяков
отзывы: 1
оценки: 2
рейтинг: 0
9
Спектакль - стихия о судьбе сильных женщин в мире власти

Смотрели «Играем...Шиллера» с вернувшейся Еленой Яковлевой. И вот, что скажу - противостояние Дайенерис и Серсеи Ланнистер в «Игре престолов» меркнет по сравнению с настоящей историей вражды Елизаветы I Английской и Марии Стюарт Шотландской.

Здесь вам не сказка с драконами. Трагедия борьбы за английский трон XVI века - история, что многократно была отражена в искусстве. Спектакль Римаса Туминаса по трагедии Фредерика Шиллера звучит актуально - в свете female world. Две властные женщины в гениальном исполнении Марины Нееловой и Елены Яковлевой сходятся в идеологической схватке, где дело не заканчивается смертью через отсечение головы.

Постановка Туминаса работает на тонких материях. На сцене стихия. «Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя, то как зверь она завоет, то заплачет, как дитя...» - эти строки максимально применимы для описания событий «Играем... Шиллера». Это пьеса о бессознательном, инстинктивном, страстном. Когда две сильные женщины вступают в безвыходный конфликт идёт война на уничтожение. А вокруг - тупой, примитивный, животный, но, к сожалению для героинь, действенный мир мужчин. Когда энергия воды, суть женская сила, уходит из сосуда жизни и капает на землю, раскалённую тестостероном, то превращается в пар, обжигающий все вокруг. «Играем... Шиллера» - спектакль с точки зрения формы весьма авангардный, но с точки зрения идей - простой, ясный, понятный широкому кругу. Он про жёсткий и прагматичный баланс, который, в конечном итоге, окажется сильнее индивидуальностей.

А ещё этот спектакль про такую коллективную Власть-Дракон, которую монарх лишь олицетворяет, не являясь при этом единственным правителем. Мария Стюарт, которая не может определиться, какой быть - кроткой или гордой, покорной или дерзкой - это коллективный Ланцелот, мечтающий убить огнедышащего змея и занять его место, при этом, что парадоксально, боящийся этого больше всего на свете. История Елизаветы и Марии уходит в дебри бессознательного, показывая зрителю хрупкость жизни. Пьеса вечная, ведь мир не меняется, гендерный вопрос - дело десятое, искусство - на первом месте.

0
0
...
13 мая 2018
Фото Ирина Иванова
Фото Ирина Иванова
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
1

Я не большой фанат театрального искусства, всего лишь любитель, но я думаю, что мой отзыв будет очень полезен для обывателей, для которых поход в театр - повод провести культурно вечер и отдохнуть, набраться впечатлений, возможно, поразмыслить о великом. Так вот для не театралов этот спектакль ужасен, не ходите на него, люди добрые!
В течение всего спектакля не покидает ощущения всеобщего сумасшествия вокруг. Все действия актеров настолько странны и нелепы, что не знаешь, то ли смеяться, то ли грустить. Действо очень затянуто, под конец второго отделения было очень трудно не уснуть.
Оговорюсь, что ни в коем случае не хочу обидеть ни актеров, ни тех, кому спектакль понравился. По-моему, он просто далеко не для всех. Но я хочу предостеречь людей от такой траты и денег, и времени, и хорошего настроения.

0
0
...
5 июня 2017