Джорджо Сангати, режиссер: «Когда театр Вахтангова попросил меня подобрать текст для творческой лаборатории, я сразу подумал о «Новой квартире». И хотя перед нами — один из шедевров Гольдони, театры не спешат его ставить, во многом из-за языка текста. «Новая квартира» написана на ярком венецианском диалекте, который, к сожалению, сегодня непонятен не только европейцам, но и самим итальянцам. Наличие достойного перевода и тот факт, что текст никогда не был поставлен в России, убедили меня, что у пьесы есть шанс для постановки. Но мой выбор определил не только языковой аспект. Ведь созданную в 1760 году «Новую квартиру» Гольдони можно поставить в ряд так называемых «реформаторских» текстов. Автор ясно дал понять, что в его драмах действуют персонажи, близкие в социальном и культурном плане, зрителям. В пьесе нет места маскам, слугам, шуткам-лацци и уличным сценам комедии дель арте. Действие переместилось с площадей в замкнутое пространство домов, в квартиры венецианцев. При этом осталась четкая, стилизованная композиция пьесы, унаследованная от комедии дель арте, где диалоги скорее похожи на рассказы зрителей. Зачастую главные герои – торговцы или бывшие коммерсанты. Одинокая аристократическая фигура, как правило – карикатура на увядающий мир былого благородства. А самые расхожие персонажи, освобожденные от статуса слуг, заняли стабильное место (ремесленников и горничных) в прослойке среднего класса. Таков мир «Новой квартиры», в котором очень легко взлететь и упасть с социальной лестницы. Именно так происходит с Андзолетто и Сесилией, супружеской парой, решившейся на новоселье в потрепанной квартире, отремонтировать которую им не по карману. Мне однажды сказали, что в этой пьесе Гольдони напоминает Островского, с точки зрения пристального внимания к экономическим и финансовым аспектам морали. Это правда. Но мне он также напоминает театр Эдуардо де Филиппо с его неразрывным сочетанием иллюзии и реальности, драмы и комедии, постоянной игрой между жизнью и театром. Именно поэтому, на мой взгляд, пришло время всерьез поработать над этим «экспериментальным» текстом с актерами театра Вахтангова. Попробовать поискать некое общее место (и время), где-то между Италией и Россией, между прошлым и настоящим, между стилизацией и реализмом. Для меня театр – это территория откровения, где политические, культурные и временные границы на миг стираются и снова открываются для игры. Театр дает возможность для общения, встреч, познания, открытий, размышлений и праздника».

Место проведения

Театр им. Вахтангова

Театр им. Вахтангова

8.3
Театр как сновидение
В середине XX века вахтанговцев считали самыми остроумными и элегантными актерами Москвы. Из поколения, пришедшего после войны, в Вахтанговском до сих пор играют Владимир Этуш и Василий Лановой. С тех пор как у бывшей Третьей студии МХТ в 20-е годы появилось собственное училище, пополнение труппы происходит из его выпускников. Из «Щуки» вышли и молодые премьеры Вахтанговского театра — комическая актриса Мария Аронова, лиричная Анна Дубровская и трагикомический Максим Суханов. С 2007 года театром руководит Римас Туминас, каждая новая премьера которого лирична как «Снежное шоу» и красива как «Лебединое озеро» (только со словами и Сергеем Маковецким).
касса +7 (499) 241 16 79
адрес
подробнее
режим работы пн-вс 12.00–20.00
официальный сайт
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о спектакле «Новая квартира»

Фото Яна Рожкова
Фото Яна Рожкова
отзывы: 5
оценки: 5
рейтинг: 7
1

Согласна с предыдущим отзывом. Гротеск- не то слово.
Кривляние, вымученный смех, странные костюмы ( главный герой в кроссовках, как будто сменку забыл)
Сюжет неинтересен

0
0
...
24 декабря 2019
Фото Елена Назаренко
Фото Елена Назаренко
отзывы: 3
оценки: 3
рейтинг: 1
1

Гротеск. Обычно, как в посредственном ТЮЗе. Не пробрало и не впечатлило. Апплодировать не хотелось((

0
0
...
24 апреля 2019
Информация от организатора
Информация предоставлена театром им. Вахтангова
Джорджо Сангати, режиссер: «Когда театр Вахтангова попросил меня подобрать текст для творческой лаборатории, я сразу подумал о «Новой квартире». И хотя перед нами — один из шедевров Гольдони, театры не спешат его ставить, во многом из-за языка текста. «Новая квартира» написана на ярком венецианском диалекте, который, к сожалению, сегодня непонятен не только европейцам, но и самим итальянцам. Наличие достойного перевода и тот факт, что текст никогда не был поставлен в России, убедили меня, что у пьесы есть шанс для постановки. Но мой выбор определил не только языковой аспект. Ведь созданную в 1760 году «Новую квартиру» Гольдони можно поставить в ряд так называемых «реформаторских» текстов. Автор ясно дал понять, что в его драмах действуют персонажи, близкие в социальном и культурном плане, зрителям. В пьесе нет места маскам, слугам, шуткам-лацци и уличным сценам комедии дель арте. Действие переместилось с площадей в замкнутое пространство домов, в квартиры венецианцев. При этом осталась четкая, стилизованная композиция пьесы, унаследованная от комедии дель арте, где диалоги скорее похожи на рассказы зрителей. Зачастую главные герои – торговцы или бывшие коммерсанты. Одинокая аристократическая фигура, как правило – карикатура на увядающий мир былого благородства. А самые расхожие персонажи, освобожденные от статуса слуг, заняли стабильное место (ремесленников и горничных) в прослойке среднего класса. Таков мир «Новой квартиры», в котором очень легко взлететь и упасть с социальной лестницы. Именно так происходит с Андзолетто и Сесилией, супружеской парой, решившейся на новоселье в потрепанной квартире, отремонтировать которую им не по карману. Мне однажды сказали, что в этой пьесе Гольдони напоминает Островского, с точки зрения пристального внимания к экономическим и финансовым аспектам морали. Это правда. Но мне он также напоминает театр Эдуардо де Филиппо с его неразрывным сочетанием иллюзии и реальности, драмы и комедии, постоянной игрой между жизнью и театром. Именно поэтому, на мой взгляд, пришло время всерьез поработать над этим «экспериментальным» текстом с актерами театра Вахтангова. Попробовать поискать некое общее место (и время), где-то между Италией и Россией, между прошлым и настоящим, между стилизацией и реализмом. Для меня театр – это территория откровения, где политические, культурные и временные границы на миг стираются и снова открываются для игры. Театр дает возможность для общения, встреч, познания, открытий, размышлений и праздника».