Москва

Спектакль в Москве
1926

Постановка Moscow Show

2.8
оценить
1 час 40 минут, без антракта
16+

Информация предоставлена Организатором

Расписание спектакля

Дом музыки
Космодамианская наб., 52, стр. 8
8
  • 7 Декабря, пн
    20:00
    ~ до 21:00
  • 8 Декабря, вт
    20:00
    ~ до 21:00
    от 2200

Место проведения

Дом музыки

Дом музыки

8.0
Лужковский памятник классической музыке
Дом музыки с 9,5-метровым скрипичным ключом Церетели на макушке напоминает Путину «прекрасный хрустальный кубок», а любому другому человеку — идеал лужковского стиля. В огромном комплексе находятся сразу три сцены, включая театральную, но действуют они по одному и тому же принципу — как можно больше классических хитов и попурри, а также самой доступной, пестрой и непритязательной инструментальной музыки (поэтому здесь часто можно встретить фламенко, эстрадные шлягеры, лощеный джаз). Лет через двадцать здесь впору открыть музей Москвы нулевых.
статус Временно закрыто
адрес
подробнее
телефон +7 (495) 730 10 11
режим работы пн-вс 10.00–21.00 (касса)
официальный сайт
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о спектакле «1926»

Фото Vladislav Miroshnik
Фото Vladislav Miroshnik
отзывы: 2
оценки: 2
рейтинг: 1
7

Спектакль «1926» в исполнении Анатолия Белого и Елизаветы Боярской в Израиле.

«Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного?» — Белинский.
После непродолжительных, но дружных и синхронных аплодисментов, публика молча двинулась со своих мест к выходу, ни громких обсуждений, ни звонка по телефону, лишь тихий шёпот да стук опрокидывающихся сидений нарушал тишину пустеющего зала. Я чувствовал себя раздавленным жмыхом, затылок давил на позвоночник, сердце колотилось в такт недавно прозвучавшей музыки Бартака, Баха, Изаи, Берга, Пендерецкого, Шостаковича, Пьяццоллы и других, а в мозгу синкопой пульсировали сосуды отбивая ритм слов, вбитых как колья, потрясающими голосами Анатолия Белого и Елизаветы Боярской. Что это было? Я ещё не осознал до конца и пишу лишь для того, чтобы разобраться в себе и как-то определиться в отношении к этому безусловно талантливому явлению театральной жизни. 1926 год, переписка Бориса Пастернака и Марины Цветаевой. В спектакле незримым участником присутствует выдающийся немецкий поэт Райнер Рильке. В перипетиях этого любовного треугольника я смог немного разобраться, когда спозаранку перечитал их переписку. Только тогда я понял текстовые нестыковки между письмами Пастернака и ответами Марины. Все дело в почте, письма из России в Германию шли неделю, и Цветаева не успев ответить на одно письмо Бориса, получала следующее, которое он писал ежедневно продолжая мысль начатую в предыдущем. Письма же к Рильке доходили за два дня.Но вернёмся к спектаклю. Сочетание текста писем, стихов, музыки и 3Д проекции производит оглушающее воздействие, именно оглушающее. Благородный, сдержанный, респектабельный Пастернак/ Белый, становится нервным, мечущимся, слезливым при первом появлении Цветаевой/ Боярской. Она, с первой фразы начинает закручивать пружину спектакля, поднимая ритм диалога до предела , передавая эстафету музыкальному дивертисменту ( на мой взгляд некоторые фрагменты излишне затянуты) после которого, кажется что с такой высоты уже просто не возможно начинать следующую сцену, но актерам это удаётся, и снова накал страстей, невыносимый, рвущий аорту в клочья и снова скрипка взмывает ввысь наполняя какофоническим визгом зал, ни секунды расслабления и отдыха. Вспыхивающий кровавым светом задник, сменяющая его белая кирпичная стена, начинающая в какой-то момент плыть, и растворяющиеся в этом мареве актёры, создаёт впечатление ирреальности, легкого помешательства, в котором текст уходит на вторй план и мозг отказывается принимать информацию, а в ушах пульсирует — город Гаммельн, рай город, пай город, грех город......Я плохо знаком с творчеством Марины Цветаевой, Бориса Пастернака и Райнера Рильке, я очень устал после спектакля, мы с женой молча возвращались домой...... но на следующий день .... я нашёл в интернете несколько статей о взаимоотношениях этих гениальных поэтов и с трудом прочитал поэму « Крысолов».

О, ступайте, ступайте в театр, живите и умрите в нем, если можете!..
В. Г. Белинский

1
0
...
19 февраля 2019
Фото Alena Moroz
Фото Alena Moroz
отзывы: 13
оценки: 13
рейтинг: 7
6
Страсти по матчасти

Спектакль “1926” ожидаемо не избегает сравнения с другим проектом Валерия Галендеева, который тоже играют в Малом зале Филармонии — “Неизвестным другом” Раппопорт и Осетинской. И там, и там — оправленный в музыку роман в письмах. Но при формальной похожести постановки совершенно полярны: нахрап против нежности, экспрессионизм против импрессионизма.

Боярская-Цветаева свою роль рисует размашистыми штрихами: чеканит согласные на концах слов, кричит, демонстрируя накал чувств, и постоянно взвинчивает ритм. Пастернак Белого — куда более живой и настоящий, — то заражается её безумием, то возвращается к себе. Показать эти качели Белому замечательно удаётся, хотя при своем актёрском диапазоне он по большей части мелко плавает и выдаёт полную мощность только в конце. Ещё одно действующее лицо — олицетворяющий то эпоху, то сами чувства барочный скрипач и контртенор Дмитрий Синьковский с выбеленным лицом, который звучит прекрасно, но остаётся даже не на вторых, а на третьих ролях с функциями перебивки и музыкального сопровождения проекционного ряда и не всегда понятным репертуаром — тут и Бах, и Барток с Онеггером, и Пьяццола.

Историю романа по переписке Пастернака и Цветаевой, которому так и не удалось воплотиться в реальной жизни, сценарист и режиссёр Алла Дамскер вписывает в контекст эпохи — от становления большевиков до воцарения Гитлера, которые нанизываются на текст поэмы “Крысолов”. Но эпоха несколько меркнет на фоне истории любви — и дело не только в огромности самой истории, но и в наивности ассоциативного и символического ряда. Серо-красные проекции на белой кирпичной стене; Ленин, Троцкий и Гитлер; “Голконда” Магритта с её идеей соотношения общего и индивидуального и антиутопической фантазией о всемогуществе; белая рубашка, которая и младенец, и воплощённый быт, и мостик между возлюбленными, и погребальный саван — всё это такие лобовые метафоры, которые придают действию эффектности, но отказывают ему в глубине.

Выходит нечто плакатное и душещипательное в духе журнала “Караван историй”: два гения сбегают от реальности в несбыточную мечту. Она — слишком огромна, чтобы полюбить её полностью, он — слишком нерешителен, чтобы попробовать. Она страстно зовёт и твердит о любви и бессмертии, он жалуется на флюс, щадит жену и откладывает поездку — то ли чтобы заработать, то ли чтобы «вернуть истории поколение, отпавшее от неё». В общем, путается в показаниях. Романтик здесь дрогнет сердцем за Цветаеву, прагматик поддержит осторожного Пастернака — и всё довольно гладко выходит, но есть ощущение, что реальность не так проста. И этот минус постановки — одновременно и плюс: она вызывает желание изучить матчасть и проверить свои впечатления о знаменитой истории любви.

0
0
...
7 ноября 2019
Фото Ирина Г
Фото Ирина Г
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
7

Были на спектакле в Москве 29 апреля в МТЮЗ. Вышли в оглушении, обсуждать не хотелось, хотелось переживать ощущения молча. Сочетание скрипичной музыки, видеоряда, так ярко отображающего эпоху, и надрывного исполнения актеров (хотя порой и чрезмерно) производит сильное впечатление.
Спектакль не развлекательный, на него не стоит идти, если хочется просто отдохнуть. Он заставит работать душу. И, пожалуй, пора прочитать "Крысолова".

0
0
...
29 мая 2019
Фото Julia Alkhimova
Фото Julia Alkhimova
отзывы: 6
оценки: 6
рейтинг: 2
1

И меня не впечатлило, абсолютно. Играли хорошо, но Боярская совершенно не зашла в мой образ Цветаевой, от слова «совсем». Ожидала совершенно иного - переписку, с упором на личности. Видеоряд тоже не зашел. В общем, моё мнение - не стоит. Лучше выбрать другой спектакль. Очень жаль потраченных денег!

0
0
...
29 апреля 2019
Фото Елена Ловецкая
Фото Елена Ловецкая
отзывы: 3
оценки: 3
рейтинг: 3
2
невнятное действо

весьма странное действо с Боярской в парике. видео с музыкой норм, но что хотели донести до зрителя вообще непонятно. мы с сестрой чуть не уснули - просыпались только от скрипки. правда, зачем скрипача выкрасили в белый цвет тоже непонятно. попахивает самодеятельностью,
впрочем антреприза она и есть антреприза. шли на боярскую, но и она не впечатлила(
не рекомендую

0
0
...
31 января 2019
Краткое описание
«1926»
Информация предоставлена Организатором
Сюжетом нашумевшего спектакля «1926» стали отношения Марины Цветаевой и Бориса Пастернака, а также фрагменты поэмы «Крысолов». Елизавета Боярская и Анатолий Белый воплощают на сцене перипетии одного из величайших платонических романов XX века. Третий герой драмы Райнер Мария Рильке — его голос отдан скрипачу-виртуозу и контратенору Дмитрию Синьковскому. Переписка, начавшаяся с взаимных слов восхищения одного поэта другим, очень скоро переросла в настоящую страсть. В обжигающем диалоге Цветаевой и Пастернака, в сотнях, отправленных друг другу писем, чувственное неотделимо от творческого. Сами эти тексты — настоящая поэзия, вязь метафор, интеллектуальное удовольствие. Драматург и режиссер Алла Дамскер сплела из тонкой эпистолярной канвы реальных писем драматургию спектакля «1926». Два гения четырнадцать лет разговаривали друг с другом письмами, вся призма человеческих чувств и переживаний в этой переписке, и их невозможно передать без музыки. Звучание живого инструмента становится одним из важнейших смыслов, обнажает психологический подтекст происходящего. В магическом пространстве спектакля 3D-проекции-видеомэппинг сочетаются с тембром инструмента. Скрипка одновременно становится голосом незримо присутствующего немецкого поэта Райнера Марии Рильке. Человека близкого, созвучного, важного — и для Цветаевой, и для Пастернака, они считали его сердцем поэзии, он умер в последние дни 1926 года. Их письма к нему - важная часть спектакля, углубляющая оптику этой драмы. Подбор музыкальной партитуры отдельная линия спектакля, подготовленная композитором Алексеем Курбатовым, включает его собственные произведения, а также сложнейшую первую часть сонаты Бартока, шедевры Баха, Изаи, Берга, Пендерецкого, Шостаковича, Пьяццоллы и других. Незримая нить связывала двух величайших поэтов, разнесенных «по двум разным концам земли». Их переписка, то угасала, то снова вспыхивала, приобретая новый уровень накала. За это время изменились их жизни, сменились эпохи — а все мечты и попытки о встрече заканчивались неудачей. Это мультимедийная, музыкальная и драматическая история любви и смерти рассказанная одними из лучших артистов двух столиц.