«Тартюфа» в «Мастерской», само собою, не играют про клерикализм. Тартюф эстет, поэт, музыкант, сибарит. Тартюф в общем-то и не виноват в том, что очарованный богатый буржуа навязал ему содержание. Тартюф так обаятелен, что и не хочется подозревать его во лжи и тем более в подлости. Утонченное изысканное воплощение зла, Тартюф завораживает, подчиняет и побеждает, небрежно сметая преграды на пути. Мольеровский «Тартюф» — комедия. И спектакль «Мастерской» — комедия. Сначала это очень смешно. И потом — очень смешно. А потом внезапно и сразу — очень страшно. Страшно от осознания беспомощности человека перед нахлынувшей силой. От безграничности возможностей зла. От того, что повернется круг жизни, и Тартюф вернется. Он вечен и неизбежен.

Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о спектакле «Тартюф»

Фото jeanix
Фото jeanix
отзывы: 120
оценки: 1499
рейтинг: 87
9
Театр как искусство манипуляции и убеждения

Феномен этого спектакля в том, что он совмещает в себе две театральные концепции – классическую и современную модернистскую, но никоим образом не пост- и не постпост-. Начало классическое, даже классицистское, артисты играют «Tartuffe», играют на французском (в программке указан репетитор по французскому языку, русские субтитры транслируются), потом переходят на русский, при этом французская лёгкость, изящество и чёткость произношения текста, богатство интонаций сохраняются, и спектакль выглядит как французский классический вербальный театр. Декорация, представляющая собой поворотный круг с размещёнными на нём актёрскими гримировальными столиками, подчёркивает игру русских артистов во французский театр. В блестяще интонированных потоках текста вдруг обнаруживаешь, что почти все диалоги в этой пьесе – это бесплодные попытки родственников-домочадцев убедить Оргона и успешное манипулирование Оргоном со стороны Тартюфа. И Тартюф, и его противники прибегают к театральным приёмам, и этот театре_в_театре являет модернистскую сторону спектакля. «Театр» Тартюфа зрелищней, он музицирует, принимает эффектные позы, держит глубокомысленные паузы, и потому он результативней, а «театр» домочадцев традиционен, его «актёры» лишь подгримировываются, причёски/парики и платья перед своими столикам меняют, а вообще это - театр слова, а просто слова – малоубедительны. Успех к антитартюфному «театру» приходит, когда его участники придумывают режиссёрскую экспликацию к ключевой сцене пьесы – «Оргон подслушивает под столом», и разыгрывают её. Что происходит во время этой сцены с Оргоном можно видеть на его искажённом болью и страданием лице, и на трёх экранах на сцене, там идёт финал «На последнем дыхании» Годара – преданный своей любимой, смертельно раненый Мишель Пуакар бежит и бежит, бежит и … падает замертво. Оргон, преданный своим любимцем, тоже ранен, смертельно. Когда вся эта коллизия волею всевидящего государя разрешится, и будет объявлено о наказании виновного и о награждении невиновных и пострадавших, смертельно раненый Оргон падает, он лежит на сцене в позе мёртвого Пуакара, поджав под себя одну ногу. Он убит, убит смертельным искусством манипуляции. Он потом, конечно, поднимется, ведь это всего лишь театр, но театр убедительный.

0
0
...
25 октября 2017
Информация от организатора
Информация предоставлена театром Мастерская
«Тартюфа» в «Мастерской», само собою, не играют про клерикализм. Тартюф эстет, поэт, музыкант, сибарит. Тартюф в общем-то и не виноват в том, что очарованный богатый буржуа навязал ему содержание. Тартюф так обаятелен, что и не хочется подозревать его во лжи и тем более в подлости. Утонченное изысканное воплощение зла, Тартюф завораживает, подчиняет и побеждает, небрежно сметая преграды на пути. Мольеровский «Тартюф» — комедия. И спектакль «Мастерской» — комедия. Сначала это очень смешно. И потом — очень смешно. А потом внезапно и сразу — очень страшно. Страшно от осознания беспомощности человека перед нахлынувшей силой. От безграничности возможностей зла. От того, что повернется круг жизни, и Тартюф вернется. Он вечен и неизбежен.