Театральная афиша Москвы

Спектакль Долгий рождественский обед

0

Отзывы пользователей о спектакле «Долгий рождественский обед»

Фото Александра Климова
отзывы:
28
оценок:
34
рейтинг:
5
7

Forever young

Майские праздники в этом году "радуют" нас погодой и, вторя словам одного японского поэта, "даже снег на ветках деревьев представляется мне цветами". Но мы же в Петербурге! В Петербурге даже несмотря на то, что за дверью гудит ветер, а дождь стучит в узкие стекла, проводить очередные праздники лежа на диване категорически невозможно. Поэтому минувшие выходные прошли под лозунгом "В любой непонятной ситуации иди в театр". Спектакли "Долгий рождественский обед" в Театре на Васильевском и "Эрендира" в БДТ оказались яркими представителями двух типов постановок – для тех, кто всюду ищет смысл (это про меня), и для услады глаз соответственно. Про "Эрендиру" напишу позже, ибо "Рождественскому обеду" я уже и так задолжала - первый просмотр этой постановки был просто сметен лавиной, попав между "Бесами" Додина и "Преступлением и наказанием" Александринского театра.

После второго просмотра я пришла к выводу, что эта постановка все-таки не для всех. Это подтверждает и сердитый стук кресел уходящих со спектакля людей, которых, к слову, было немного. Хотя что мы, не видели, как со спектаклей Коляды или Бутусова люди уходят целыми группами? В конце концов, каждый из нас видит то, что хочет. Я увидела тонкий, полный легкой грусти и юмора спектакль о жизни и вечности.

Увертюра постановки – читка пьесы в ускоренном темпе. Этот двадцатиминутный марафонский забег напоминает мне о том, насколько быстротечна жизнь, а мы всегда куда-то бежим, бежим, и нет времени остановиться и вздохнуть. И в то же время он заставляет мозг напряженно работать, ибо разобраться в хитросплетениях судеб семейства Байард оказывается не так просто. Сама по себе история Байардов чем-то напоминает сагу о семье Буэндиа – все так же сменяется калейдоскоп лиц, характеров и событий, герои живут, умирают, одно поколение сменяет другое, но по сути люди не меняются. И многие из них так же одиноки.

Ах, сколько одиночества в этом городе...
Вы знаете, его можно даже услышать
Нужно только чуть-чуть прислушаться
Чуть-чуть...

Спектакль охватывает множество знакомых многим из нас тем: рождение и смерть, взаимоотношения отцов и детей, одиночество, войны, пагубные привычки. Небольшие актерские этюды, монологи из пьес Чехова и цитаты из фильмов иллюстрируют зрителю эти события, раскрашивая текст Уайлдера и наполняя его смыслом.

Рождение сына. Счастливый папаша и его друг напиваются в стельку и спорят.
- Мы назовем его Чарльзом в честь моего отца и деда.
- Но в Библии нет ни одного Чарльза, Родерик.
- Конечно есть! Наверняка есть.

Размышления о смысле жизни. «Никогда ничего не бывает потом. Это только кажется, что всё ещё впереди, что жизнь длинна и счастлива. Что сейчас можно прожить так, что потом всё можно поправить. Никогда это «потом» не наступит»…

Вроде бы все только что пили вино и ели сочную индейку, но вдруг раздаются звуки выстрелов и гул вертолетов и сцена скрывается в клубах дыма– старший сын Чарльза где-то в окопах, под взрывами пуль. Он борется, но погибает, и от тлеющего огонька члены семьи зажигают свечи, чтобы жить дальше. Восьмого мая, в преддверии Дня Победы эта сцена смотрелась наиболее тяжело.

Все больше людей скрываются за черным порталом, но все забывается, и вот люди снова смеются, празднуют, спорят, едят индейку и пьют вино. Мы чего то ждем, к чему-то стремимся, как герой Арсения Мыцыка, но успеем ли? Ведь все мы просто крупицы перед лицом вечности. Жизнь проходит, и остается лишь звездное небо и мерный звук хронометра.

Let us die young or let us live forever
We don't have the power but we never say never
Sitting in a sandpit, life is a short trip
The music's for the sad men

0

Галерея