Театральная афиша Москвы

Спектакль Мандельштам. Век-волкодав
Постановка Гоголь-центр

6.1

Перформанс Антона Адасинского с Чулпан Хаматовой про Осипа Мандельштама

Спектакль про Осипа Мандельштама — часть большого проекта «Гоголь-центра», посвященного поэтам Серебряного века. На постановку об авторе «Египетской марки» и «Кремлевского горца» приглашен создатель театра Derevo, авангардист и апологет зрелищного пластического театра Антон Адасинский. В главной роли — Чулпан Хаматова.

Отзывы пользователей о спектакле «Мандельштам. Век-волкодав»

Фото Sangryl
отзывы:
770
оценок:
868
рейтинг:
2026
9

Спектакль-молебен. Заупокойный. По нам.
Почти 100% прямое попадание в меня. Я вышла потрясенная и ослепшая от слез. Я нежно люблю Мандельштама - так нежно, как все участники спектакля. Боль потери Мандельштама - это боль каждого из нас, когда в зимнем штабеле на этапе гибнет перед лицом беспощадной реальности наша душевная красота - наивность и вера в добро, идеализм и доверчивость.
Визуальный ряд прекрасен. Я испытала мучительное наслаждение любованием (ну разве что чуть пересантиментили финал).
Трио с доской изысканно по идее, вдохновенно по содержанию и совершенно по форме.
Очень понравилась сцена с "Главным Кукловодом" и черешней (и мне вспоминается "Антиформалистический раек" Шостаковича). Множество интересных находок и решений, деталей, образов - и игры.
Я увидела там приговор. Люди, которые убивают Мандельштама, безнадежны. Надежда - глупое чувство, в конце концов.
И в связи с этим у меня остался вопрос: послание этого спектакля, кристально явное (и даже чересчур понятное) - кому оно адресовано? Публика в зале была отборной - она и так в курсе. Обывателей на таких спектаклях не бывает. Это было предупреждение, избавление от иллюзий?

5
Фото Театрал Заядлый
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
3
1

Спектакль отвратительный!!! Зал был полный, видимо степень доверия к Хаматовой у зрителей очень высока, но именно в этой постановке она рушит все возможные грани понимания!
Некоторые стали выходить после 20 мин действия, полуголые мужчины ходят по сцене, издаются звуки, режущие слух, постоянно по "шедевральному" сценарию роняют доски с грохотом!
Просто жуть!!! Смысла абсолютно нет, Хаматова прочитала 5-6 стихов Мандельшама, занудно и не интересно!!!
Не ходите и не тратьте деньги!!!!!!!!
Постановка просто хамство зрителю!!!!!!
Вытягивают деньги на имя Хаматовой, удивительно как ей самой не стыдно в этом принимать участие?????

3
Фото Евгения
отзывы:
46
оценок:
66
рейтинг:
130
9

Мы живём под собою не чуя страны…” - более 80 лет назад Осип Мандельштам написал строки, стоившие ему жизни. Последним четырем годам его жизни в нищете, ссылках и лагерях посвящён спектакль “Век-волкодав”.

"Век-волкодав" продолжает серию спектаклей о поэтах Серебряного века под общим названием «Проект Звезда». Режиссёр спектакля Антон Адасинский, рассказывает о последних годах жизни поэта языком пластики, визуальных образов и поэтического слова.

Лязг и звук пронизывающего ветра еще до начала спектакля погружают зрителя в атмосферу дискомфорта, а затем и ужаса. Актёры появляются вдруг из внутренней конструкции сцены – будто встают из преисподней. Серые бушлаты, звенящие топоры, чёткие движения полулюдей-полузверей, которые начинают травлю поэта. Плотный грим слезающей кожи и оборванной одежды у главных героев - Осипа и жены Надежды в исполнении Филиппа Авдеева и Чулпан Хаматовой напоминает о тюрьмах и лагерях, вечной опасности, когда страшно говорить, и даже думать нужно тихо. Режиссёр спектакля Антон Адасинский погружает зрителя в атмосферу, без которой поэзию Осипа Мандельштама не почувствовать.

Герои Филиппа Авдеева и Чулпан Хаматовой вымазаны в саже и цементе (невероятный грим!), в серых одеждах и с заклеенными глазами. Но стоит эти глаза открыть, как польются строки боли и осознания, прославившие поэта. Что первично в спектакле – текст или движение – зритель почувствует сам, но, без преувеличения, это две основные составляющие спектакля.

Большинство стихотворений в спектакле исполняет Чулпан, жена поэта, его душа, мать, тень - так обозначены её роли в программке. Роли, которые в жизни Мандельштама исполняла Надежда Хазина. Она зачитывает и самые суровые стихи, стоившие поэту жизни, будто созданные женской, особо ранимой частью его души: «Мы живём, под собою не чуя страны…». И гражданственное «Мне на плечи кидается век-волкодав, но не волк я по крови своей…». Но это совсем не поэтический вечер, вернее будет назвать его смесью перфоманса, танца и поэзии.

Хореограф, актёр и режиссёр, основатель физического театра Derevo (где основа всего – движение) свои идеи формулирует просто: «Тело не может врать». Слова - могут, а вот тело – нет. Поэтому, несмотря на то, что “Век-волкодав” несёт поэтическое слово, это телесный спектакль. Основное здесь передано телом. Страх и ужас смерти и насилия, нежная наивность любви – всё создано движением. Боль, зуд, холод, мурашки, судороги ужаса, безумие толпы и желание укрыться в тихом одиночестве, боязнь этого одиночества – тело актера откликается на всё.

Авторы спектакля дают почувствовать атмосферу последних дней и поэзию Мандельштама, вырывая зрителя из зоны комфорта – предъявляя болезненные, рваные движения героев, колющие, режущие, ужасающие звуки. Через физическую боль и неудобство зрителю дают испытать на себе эпоху, которую Мандельштам назвал: «век-волкодав». Почувствовать ее, чтобы – если за художником придут сегодня – не остаться равнодушным и не позволить этому повториться.

1
Фото Лана Грачч
отзывы:
61
оценок:
61
рейтинг:
2
7

Спектакль сделан очень качественно: потрясая игра актеров, костюмы забавные, но в рамках заявленной темы, прекрасная реалистичная атмосфера, тяжелого периода репрессий. Наблюдать очень интересно и любопытно, но вот безумно абстрактно. Если быть знакомым с биографией Мандельштама, можно в этом безумии разглядеть события из его жизни, но приглядываться придется очень тщательно. Сам образ главного героя чего стоит, очень красноречиво.

Главное - этот спектакль рассчитан на очень узкую аудиторию, с широкими при широкими взглядами на окружающую действительность, на современное искусство в том числе. Сразу оговорюсь, я к этой категории граждан, скорее всего, не отношусь, т.к. поняла я очень не много. Да, основное сообщение понятно – наитяжелейшая судьба, яркой личности, задавленная диктатурой.

Что примечательно, но и у данного жанра есть свои преимущества, обычно после театра вырастают крылья, чувствуется легкость и одухотворение. Тут есть эмоции и чувства, они не негативные, это какой-то совершенно новый опыт, пусть даже и не совсем ожидаемый.

1
Фото Alla
отзывы:
141
оценок:
141
рейтинг:
19
7

Чулпан Хаматова проникновенна в спектакле. Она и хрупкая, женственная (когда ее несет на спине Главный Герой, когда Чулпан танцует танго с каждым из актеров) и Руководитель в конце постановки стреляющая в не слушающего ее Ученика. Спектакль - современный Танец на тему ГУЛАГа: есть Надсмотрщики, есть Репрессированные. В основном все стихи Осипа Мандельштама и письмо его сестры Нади к нему читает Чулпан. Стихи тонки, изысканны, образы, рисуемые ими, ярки. Также прекрасно акустическое сопровождение спектакля, живая музыка, особенно тромбон.
Сусальным золотом горят
В лесах рождественские елки,
В кустах игрушечные волки
Глазами страшными глядят.
О, вещая моя печаль,
О, тихая моя свобода
И неживого небосвода
Всегда смеющийся хрусталь!

Я вздрагиваю от холода,-
Мне хочется онеметь!
А в небе танцует золото,
Приказывает мне петь.
Томись, музыкант встревоженный,
Люби, вспоминай и плачь,
И, с тусклой планеты брошенный,
Подхватывай легкий мяч!
Так вот она, настоящая
С таинственным миром связь!
Какая тоска щемящая,
Какая беда стряслась!
Что, если, вздрогнув неправильно,
Мерцающая всегда,
Своей булавкой заржавленной
Достанет меня звезда?

За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.
Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей,
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей.
Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых кровей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе,
Уведи меня в ночь, где течет Енисей
И сосна до звезды достает,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьет.

То ли потому, что постановка о Борисе Пастернаке была первой из подобных творческих экспериментов, то ли стихи Бориса проходят в школьной программе, Пастернак больше, глубже, ошеломительнее отозвался в моем сердце, душе, разуме.

1