Все отзывы о спектакле

Все отзывы о спектакле Пастернак. Сестра моя — жизнь

Постановка Гоголь-центр

Выбор «Афиши»
7.1

Лучшие отзывы о спектакле «Пастернак. Сестра моя — жизнь»

    • 9

      Эмоционально (плакала). Страшно.......... Сталин, Берия и триединство Пастернака одновременно на сцене. Никита Кукушкин проникновенно читал "Гамлет":

      Гул затих. Я вышел на подмостки.
      Прислонясь к дверному косяку,
      Я ловлю в далёком отголоске
      Что случится на моём веку́.

      На меня наставлен сумрак но́чи
      Тысячью биноклей на оси́.
      Если только можно, Авва, Отче,
      Чашу эту мимо пронеси.

      Я люблю Твой замысел упрямый
      И играть согласен эту роль.
      Но сейчас идёт другая драма,
      И на этот раз меня уволь.

      Но продуман распорядок действий,
      И неотвратим конец пути.
      Я один, всё тонет в фарисействе.
      Жизнь прожить — не поле перейти.

      Великолепные голоса (кроме Никиты Щетинина в роли Мальчика). Великолепная музыка. Михаил Тройник в главной роли (без слов) в спектакле о власти (также главная роль в "Ивонне" о власти театра Наций). Никита Кукушкин божественно пластичен. Физической формой Михаила Тройника и многих актеров, задействованных в постановке, можно восхититься и брать с них пример регулярных занятий спортом.

      Области для развития спектакля: мне не понравился ритм, интонация, экспрессия чтения стихов Вениамином Смеховым. Вяло, медленно, без акцентов и интонаций. Светлана Брагарник упала со сцены. Как она себе шею не сломала, удивляюсь. При этом Светлана героически поднялась и продолжила выступление в спектакле!!!! Не поставлен голос самого юного актера задействованного в спектакле Никиты Щетинина. Фальшивит. Не поняла танец с Гранатом Светланы Мамрешевой - ритмичные конвульсии. Если "закрыть глаза" на чтение стихов Смеховым, фальшивый голос Никиты Щетинина и конвульсии Светланы Мамрешевой - великолепно! Для думающего Зрителя!

      23 февраля 2017
    • 9За новым опытом – на «Пастернак. Сестра моя – жизнь» Максима Диденко в Гоголь-центр.

      Традиционно для себя, Диденко использует мультижанровый подход – постановка включает элементами и драматический театр, и мюзикл, и цирковое искусство, и перформанс, и пластику в богатом (rich) визуальном и аудиальном обрамлении.

      Но именно в «Пастернаке» Диденко достигает нового уровня коммуникации, уходя от приоритета формы, излишней изобразительности и общаясь выверенным языком образов уже практически универсальных, интуитивно понятных и даже архетипических. Этими же сюрреалистическими образами говорят, например, Кафка или Линч.

      Это плавная затягивающая сновидческая реальность, которая живет по своим законам. И требует от зрителя изменения в восприятии, перехода в медитативное состояние, при котором нельзя терять осознанность, но первичным должно быть доинтеллектуальное погружение. Если не отключать рацио, пытаясь разбирать подобный язык сугубо логически, опыт будет неполным, бедным, а в худшем случае покажется «странным» «бредом». А если этот язык ваш, если вы готовы/хотите ему открыться, впустить в себя, синхронизироваться – то вся глубина, красота, ужас завибрируют и у вас внутри, а смыслы и переживания раскроются и наполнят, и тогда уже можно включать голову, интерпретировать.

      Подробнее такие вещи вербализовать не хочется и даже неверно. Скажу только отдельно, что тема репрессий и взаимоотношений с властью передана сильнейшим образом. Несмотря на все, что уже было про это сказано, взгляд молодого и модного Диденко оказывается неожиданно глубок, остр и болезнен. Сумасшедшая пляска-жатьба раздутой горбатой нквд-шной смерти (непривычный перевоплотившийся Филипп Авдеев), танцы на костях, «щепки летят», заклание «фавна» – пробирают до дрожи. «Великий диктатор» (есть даже прямая аллюзия на фильм Чаплина в сцене с земным шаром) Гамлет-Сталин (Никита Кукушкин) во многом комичен, артистичен, но это только добавляет кошмарности этому абсурдному сну, где поэт с мешком на голове вынужден, как цирковая обезьянка, лазить по шесту-мачте, подгоняемый «серыми». Помимо этого, конечно, в спектакле много и лиричного, и трогательного, и просто красивого – но лучше не читайте, а переживайте это сами.

      P.S. если поддадитесь совету и пойдете, все-таки нелишне будет освежить биографию Пастернака, хотя бы Википедией

      13 июня 2016
    • 7

      Я неоднократно отмечал талант Максима Диденко, в противоположном смысле отмечания, иронизируя над его бесмыссленными перегруженными всякими чрезмерностями постановками.
      Но мастер растет и это стоит признать, отметив его талант еще раз, теперь уже по-настоящему.
      Изменения стали заметны с Идиота (Театр Наций), где содержание с определенной глубиной получило форму без излишеств (сценография, хорография, свет, звук, музыка). Правда, все это эстетически походило на Уилссона и воспринималось вторичным.
      И сейчас, вслед за Землей (Александринский театр), в Пастернаке в первом из пяти спектаклей цикла Звезда (Гоголь-центр) получилось почти совершенное театральное произведение. Музыка Кушнира, сценическое пространство Солодовниковой, хореография самого Диденко плюс прекраснейшие актеры 7 студии, Брагарник и Гилинов (есть вариант со Смеховым) - это все вместе дает один из лучших спектаклей Гоголь-центра в этом сезоне. Диденко всегда делал красиво, тут же не просто красиво, но и со смыслом и , наконец, с чувством меры и большим вкусом.
      Спасибо Пастернаку.
      И Максиму Диденко.

      9 июня 2016
    • 5

      Декорации и музыкальное сопровождение спектакля интересные. В выдумке Максиму Диденко не откажешь. Режиссер старался выжать максимум из стихов Пастернака, но увы похоже, что выжимать то в них нечего. Очень мешают в спектаклях Гоголь центра актеры старшего поколения, Серебряников постоянно пытается использовать пожилых артистов труппы бывшего театра Гоголя , да ладно бы в роли комических дурачков , типа деда Щукаря , а то ведь драму играют , закатывают глаза и читают стихи. Не нужно этого. Все таки надо понимать, что век актерский очень короткий и видеть их на сцене уже малоприятно, да и пора и отдохнуть от сцены, дав дорогу молодым.. Второй ошибкой Гоголь центра является излишне серьезное отношение к евреям, гомосексуалистам и советской интеллигенции, сильно преувеличивается масштаб и значимость этих явлений народной жизни ныне очень мало занимающих общество. А вот идея сделать спектакля по творчеству советских поэтов мне показалась замечательной. С Пастернаком мы уже практически простились, ждем следующих спектаклей.

      15 мая 2016
    • 3

      Тлен, мрак и ужас. Я шла на современное и актуальное искусство, а попала в какой-то дом престарелых и не очень вменяемых.

      Все эти многократные перлы про боль еврейских женщин, аллюзии на НКВД, Сталина и тоталитарную машину - ну неужели не нашлось метафор поактуальнее? Про боль бы ближневосточных женщин рассказали бы что ли. Тухлые штампы прошлого века уже не работают и смотреть, как в современном спектакле их пытаются притянуть за уши, просто смешно.

      Главный герой в молодежном спектакле замечательно стар - он предстает то сгорбленным стариком, то седым мальчиком. Вообще в спектакле кажется многие седые и старые. По три раза повторяют про гроб, и стар и млад в конце каждого стиха трясутся в конвульсиях, полуголые мужики выходят с чучелами на голове, а в середине спектакля вытаскивают мёртвую лисицу.

      Но это не главное, от подобного спектакля ждёшь если не содержания, то хотя бы впечатляющей формы. Но и тут она подкачала. Музыка и костюмы действительно впечатляют, но это воздействие схоже с воздействием фильма "Пила" на мозг нормального человека. Под жуткую музыку, корячась, выходят всякие твари, женщины поют заунывные заутробные песни, человек трясется от страха, все остальные корчатся в конвульсиях. Дикая природа, тёмный лес, психоделические маки - полный набор гностика, но здоровому, психологически уравновешенному зрителю-то этот страх, тлен и ужас зачем?

      Отдельного внимания заслуживает товарищ Сталин - он выходит с чучелом белки на плече и предстает то Гамлетом, то Христом. Аналогия настолько нелепая, что искать хоть какой либо смысл в этой каше отчаиваешься, а смотреть визуальную мерзость уже просто противно. Лично я на этом моменте просто встала и ушла.


      28 ноября 2016
    • 9

      Максим Диденко поставил эксперимент, на этот раз над сознанием зрителя, и поговорил о взаимоотношениях поэта и власти.

      От Максима Диденко сейчас ждешь визуальной избыточности: именно такими были его последние работы. «Хармс. Мыр» - зрелищный синтетический мюзикл, где от Хармса всплывает лишь пара строк, тонущих в энергичной, зрелищной буффонаде.
      «Идиот» - клоунада нуар, где от Достоевского – только ощущение гиберболизации безумия, все остальное – игра с формой.

      В «Пастернак. Сестра моя - жизнь» так же мало традиционного театра, как и в предыдущих работах, но здесь автор, наконец, находит тот язык, который требует от зрителя не предельной сосредоточенности, изучения первоисточников, натужного поиска смыслов, а полной расслабленности, погружения в сладкую и временами страшную дрёму.

      Если «сеанс» удастся и «двери восприятия» откроются, перед вами предстанет прекрасный до ужаса и ироничный до дрожи в коленках тягучий танец, вписанный в треугольник «поэт-женщины-власть».

      Сценография Галины Солодовниковой, звуки Ивана Кушнира, великолепные пластические этюды режиссера и протяжно спетые стихи Пастернака выстраиваются в завораживающие ожившие полотна.

      Дымка магического русского леса убаюкивает, зритель погружается в чреду архетипических образов, имеющих сходство с работами Линча, дель Торо, Тарковского, Параджанова. Вспоминается и «Сон в Летнюю ночь» Серебренникова с переизбытком психоделических эльфов.

      У Диденко три возраста Пастернака сосуществуют на одной сцене с тремя главными женщинами в жизни поэта, а Сталин оборачивается Гамлетом, иронически читающим с грузинским акцентом «Гул затих. Я вышел на подмостки. Прислонясь к дверному косяку, Я ловлю в далёком отголоске. Что случится на моём веку́». Зритель едва сдерживает смех – Никита Кукушкин тончайше передаёт образ Сталина, примеряющего на себя и роль артиста, и Христа («…чашу эту мимо пронести»), и главного в стране волшебника, и главного охотника.

      Максим Диденко – модой еще человек, и тем удивительнее, откуда ему все известно, какой такой голос или коллективная память напели ему о взаимоотношениях тирана и поэта, о боли матерей, об ужасах эмиграции?

      Интересно, что в спектакле Диденко «подружил» 2 театра: молодая труппа "7й студии" отвечает за пластическую часть, а старшее поколение занимается читкой. Отдельно хочется отметить работу Светланы Брагарник – от ее монолога про еврейских матерей мурашки по коже.

      Удалось посмотреть только один состав (Кукушкин – Сталин, Гилинов - Пастернак в старости), но точно знаю, что пойду за вторым (Мухаметов , Смехов ). Потому что это и есть новый театр: неожиданный, но завораживающий.

      13 июня 2016
    • 7

      Смотрела вчера «Сестра моя – жизнь» в Гоголь центре. Театр, как и музыка, для меня неизведанное пространство. Я открыта экспериментам, я зритель интересующийся и благодарный. Режиссёр постановки, посвящённой Пастернаку, Максим Диденко, сделал спектакль многослойным, полным смыслов и образов. Стихи читали, пели, танцевали. Сценография захватывала, политический бэкграунд хорошо считывался, не обошли стороной романтику и страдания советской интеллигенции. Был абсурд и странные метафоры, необъяснимые вещи, отличный свет и костюмы. Все, как я люблю. Режиссёр создал мир, в который зритель должен хотеть погрузиться и выйти из зала немного другим. И тут возникает но, маленькое но для такого хорошего спектакля и большое но для влюблённой в Пастернака меня. В этом спектакле был Пастернак Диденко. Моего Пастернака, которой про слова, янтарь и цедру, который про одиночество, про потерянность и невозможную сексуальную притягательность, не было. Были любимые стихи, которые не отзывались болью, были удивительные образы, которые не вызывали прекрасной череды ассоциаций. Это определенно хороший спектакль и на него стоит пойти. Но будьте готовы не найти там своей волны и своей страсти.

      11 июня 2016
5 спектаклей, где все хорошо кончается
5
спектаклей, где все хорошо кончается
5 спектаклей, где все хорошо кончается
10 театральных премьер для детей и подростков в декабре
10
театральных премьер для детей и подростков в декабре
10 театральных премьер для детей и подростков в декабре
Кинопремьеры недели: «Треугольник печали», «Двойная петля» и «Елки-9»
Кинопремьеры недели: «Треугольник печали», «Двойная петля» и «Елки-9»
Кинопремьеры недели: «Треугольник печали», «Двойная петля» и «Елки-9»
20 стыдных, но невероятно веселых комедий 1980–1990-х годов
20
стыдных, но невероятно веселых комедий 1980–1990-х годов
20 стыдных, но невероятно веселых комедий 1980–1990-х годов
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость