Москва

Спектакль в Москве
Ветеран

Постановка Центр драматургии и режиссуры на Беговой

оценить
Дата выхода
25 декабря 2015
3 часа 10 минут
18+
Представляете если все не так, если все только обман слуха и зрения, сложения слов, сочетания мыслей. Только иллюзия. Все логично и все бессмысленно. Тебе снится сон: скоро осень, ты в полузаброшенном деревенском доме своего детства и смотришь в пространство между двойными окнами, ибо зимних рам на лето уже никто не вынимает. Видишь пыльную паутину и множество мертвых мух. Нет-нет, не в паутине. Просто они бились в стекло днем стремясь к солнышку. Там в большом мире, ночью, когда оттуда веяло тьмой и колючим холодом звезд они прижимались к теплу стекла за которым боги люди у семейного очага со своими детьми вели тихую беседу. Мать читала книгу, дети завороженно слушали, пока сон, потом наступала тьма, потом утро. Делились ли они, эти мертвые, пытавшиеся вырваться в большой мир на тех, кто умер ночью во сне, на внутреннем стекле, прижавшись щекой к слабому теплу и на тех, кто раздробил свой череп, решив пан, или пропал и собрав все свои силы Икаром устремился к Солнцу. Да, но мертвые они не очень отличались друг от друга. Родители и дети,они стремились к свету или теплу, или не знали куда спрятаться от жары, как они туда попали, в это пространство между рамами, возможно они там родились и жизнь их так и прошла между. Есть ли среди них паук, трудно сказать. Слишком много мертвой рыбы, чтобы был смысл плести сети «мудрость мира сего — есть безумие перед Богом» кто сказал, а «…на что дан свет человеку которого путь закрыт и которого Бог окружил мраком.. или …вздохи мои предупреждают хлеб мой…»
Информация предоставлена Центром драматургии и режиссуры на Беговой
Создатели

Расписание спектакля

Центр драматургии и режиссуры на Беговой
Беговая, 5
5.8
  • 9 Июня, ср
    19:00
    ~ до 22:10
    от 550₽

Место проведения

Центр драматургии и режиссуры на Беговой
В 1998 году драматурги Алексей Казанцев и Михаил Рощин объявили о появлении нового театра, в котором не подразумевается наличие труппы, будут ставиться современные пьесы, а правила будут всегда нарушаться. Первые пять лет существования на сцене Центра Высоцкого были триумфальными — скандальный «Шоппинг & Fucking» Ольги Субботиной; легендарный дебют Кирилла Серебренникова — «Пластилин»; говорящий на каком-то новом языке «Обломoff» Михаила Угарова. В 2003 году театру присвоили статус государственного и заселили в здании на Беговой. После ухода из жизни сначала Казанцева, а потом Рощина, в театре некоторое время существовала открытая лаборатория «Мастерская на Беговой» под началом Марата Гацалова. Но история завершилась громким конфликтом с «открытыми письмами». В 2013 году Департамент культуры провел конкурс на лучшую концепцию развития ЦДР, который выиграл бескомпромиссный утопист Владимир Клименко.
телефон +7 (499) 728 07 67
адрес
подробнее
режим работы вт-вс 12.00–20.00
официальный сайт
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о спектакле «Ветеран»

Фото Alla Khalykova
Фото Alla Khalykova
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
10
Аплодирую стоя.

"Несуществующие главы романа "Идиот": Ветеран" на площадке театра по ул.Беговая, 5 - настолько трансперсональная, текстово глубокая монопостановка режиссера KLIMа в тончайшей, аутентичной/подлинной замыслу в передаче интеллектуального актера Степана Мощенко, что спектакль Ветеран смотреть внешним и внутренним зрением и слухом хочется троекратно.
Не рецензия, но отзыв, потому я поблагодарю, как психолог и будущий психиатр за персонажа Фердыщенко, чья мыслительная обрывочность, амбивалентность и вызывающая спорность суждений была интересна точностью передачи образа больного шизофренией, но местами, в разумности заявленных им тем - идентична и шизойдному, здоровому типу личности. А значит, текстовое полотно режиссера через сердцевынимающие монологи обволакивающего, гипнотического, но не директивного залу голоса актера Степана Мощенко имеет рельсы в разум каждого сидящего напротив.
Двумя визитами я прочувствовала спектакль.
Много тишины. Она затапливает и обесточивает внутренний гул, меняет кардиограмму сердца на "сон в летнюю ночь" и вся твоя жёсткая, ритмичная социальная динамика вливается в градиенты искусного света на сцене: янтарь, сталь, антрацит, карамель. И ты растворен и соединен.
Сколь сильным было сострадание к персонажу, столь жгучими были слезы. Если бы любовь можно было отдать, как подарок, то каждый зритель обнял и укутал бы Фердыщенко кашемировыми пледами: этого пронзенного болью, вытесненной в кататонический ступор, потерянного, но Ищущего Человека.
"А всё-таки она вертится!" - так словами Галилео я перечеркну по-своему финальное утверждение актера, написанное мелом на деревянной лавке. И вызов его принят. Но не от "вопреки" Закону, а от умноженной валентности Любви к этому миру, с которой я покинула в дождь, пропитанное инсайтами и катарсисами, театральное поле KLIMa и, одаренного талантом вариаций, столь искреннего всем собой Степана Мощенко.

0
0
...
18 октября 2020
Фото jeanix
Фото jeanix
отзывы: 121
оценки: 1546
рейтинг: 0
7
Приговорённый к жизни

На полу полутёмной сцены спиной к залу лежит человек, минут десять лежит, потом встаёт, ходит, он босый и какой-то неприбранный, что-то начинает говорить, не всегда разборчиво, оказывается, что он в смирительной рубашке с завязанными на спине рукавами, он поёрзает спиной по полу и усмирительный узел развяжет. Его рассказ – это не монопьеса, и не проза, а поток сознания, что-то он произносит неразборчиво, что-то начинает рассказывать, потом отвлекается, иногда к потерянной мысли он возвращается, иногда – нет, монолог перемежается большими паузами. Это – поток сознания человека, поток сознания уязвлённого и травмированного жизнью человека. В какой-то момент он сообщает, что его фамилия Фердыщенко – «Разве можно жить с фамилией Фердыщенко? А?» Тот ли это самый Фердыщенко из романа? Скорее – какое-то его психиатрическое отражение. В сценическом пространстве много зеркал и кроме него зрители видят несколько отражений. Романный Фердыщенко был неприятен, это – нет, он скорее жалок своей потерянностью, хочется выслушать его сбивчивый рассказ, в котором нет сюжета, нет событий, есть лишь обрывки мыслей и рассуждений. Себя он называет ветераном, и поясняет, что не каждый может пережить, то что пришлось ему, потому он и ветеран, ветеран жизни.
В этом спектакле Клима полномасштабно развёрнут «новый» способ актёрского существования, отчасти он был заявлен и в более ранних его работах, в частности, в спектакле театра Улисс «Век. Конец – начало». На сцене – не актёр, и не персонаж, произносящий драматургический текст, на сцене – человек, со всеми его муками и терзаниями, страданиями и переживаниями, больным сознанием и воспалённым подсознанием, человек и больше – ничего. Он здесь живёт, ходит, сидит, говорит, молчит, спит, слушает музыку, рисует мелом на доске схемы и формулы, разъясняет их, когда он ближе к финалу это делает во второй раз, приходит разгадка его жизнетравмы, по-фердыщенски: «Бог ≠ Любовь, Бог = Закон». В финале хочется сообщить ему, а на выходе из театра напомнить и себе: «Дорогой! Формула жизнесчастья проста: "Бог ≠ Закон, Бог = Любовь"».

0
0
...
3 февраля 2018
Краткое описание
«Ветеран»
Информация предоставлена Центром драматургии и режиссуры на Беговой
Представляете если все не так, если все только обман слуха и зрения, сложения слов, сочетания мыслей. Только иллюзия. Все логично и все бессмысленно. Тебе снится сон: скоро осень, ты в полузаброшенном деревенском доме своего детства и смотришь в пространство между двойными окнами, ибо зимних рам на лето уже никто не вынимает. Видишь пыльную паутину и множество мертвых мух. Нет-нет, не в паутине. Просто они бились в стекло днем стремясь к солнышку. Там в большом мире, ночью, когда оттуда веяло тьмой и колючим холодом звезд они прижимались к теплу стекла за которым боги люди у семейного очага со своими детьми вели тихую беседу. Мать читала книгу, дети завороженно слушали, пока сон, потом наступала тьма, потом утро. Делились ли они, эти мертвые, пытавшиеся вырваться в большой мир на тех, кто умер ночью во сне, на внутреннем стекле, прижавшись щекой к слабому теплу и на тех, кто раздробил свой череп, решив пан, или пропал и собрав все свои силы Икаром устремился к Солнцу. Да, но мертвые они не очень отличались друг от друга. Родители и дети,они стремились к свету или теплу, или не знали куда спрятаться от жары, как они туда попали, в это пространство между рамами, возможно они там родились и жизнь их так и прошла между. Есть ли среди них паук, трудно сказать. Слишком много мертвой рыбы, чтобы был смысл плести сети «мудрость мира сего — есть безумие перед Богом» кто сказал, а «…на что дан свет человеку которого путь закрыт и которого Бог окружил мраком.. или …вздохи мои предупреждают хлеб мой…»