Театральная афиша Москвы

Спектакль Событие

8

Спектакль-головоломка по Набокову

Молодежный — вероятно, единственный в Краснодарском крае крупный театр, не боящийся ставить экспериментальные спектакли. Режиссер Константин Демидов весьма смело воплотил одно из самых многослойных произведений Набокова: единственная пьеса писателя представляет собой одну большую головоломку, где каждая реплика отсылает то к Шекспиру, то к Чехову, то к Беккету. Сложно даже однозначно сказать — комедия ли это, трагедия или криминальная драма. Завязка состоит в том, что семейная пара узнает о скором выходе на свободу человека, который сел в тюрьму как раз за то, что покушался на их убийство. А дальше сюжет развивается в лучших традициях то ли Ионеско, то ли Бунюэля.

Галерея

Отзывы пользователей о спектакле «Событие»

Фото Raul Duke
отзывы:
10
оценок:
47
рейтинг:
8
9

«Событие» Краснодарский Молодежный Театр / 16.06.16
Всё началось с того, что в фойе, перед спектаклем, звучала музыка которая настраивала на последующее представление. Именно представление, т. к. то, что происходило на сцене-трансформере в Краснодарском Молодёжном Театре простым словом спектакль не назвать. Спектакль-головоломка, спектакль-фантасмагория, спектакль-калейдоскоп.
Столичный режиссер-постановщик представления по пьесе Владимира Набокова «Событие» Константин Демидов, ученик Леонида Хейфеца, не просто удивил, он создал для города настоящее Событие. Таких в Краснодаре небыло со времён спектакля «Убивец». А было это почти 20 лет назад.
«Событие» начинается из-за такта, главная героиня Любовь Трощейкина (Анна Нежута), появляется в пустой комнате, выхваченная одиноким как она сама лучём из темноты и почти сразу видит мальчика. Обменявшись взглядами они начинают играть в мячик, который выкатывается из дверей, как тот пугающий мяч, в фильме Тарковского «Сталкер». Но вскоре им помешают фантомы. Как мы потом поймём персонажи с двойных портретов её мужа, художника Трощейкина. Впрочем наступает утро, часы как петух пробили 8 утра и фантомы исчезли, оставив Любовь распластанной этой странной ночью на столе в гостиной. Далее диалог, с которого начинает сам Набоков. Текст режиссер не менят, только добавляет эту интродукцию, которая впрочем, настраивает нас на просмотр и понимаешь, весёлого не жди. Трощейкин (Станислав Слободянюк) требует у Любы разыскать ему мячи, которые «разбрелись по всему дому» и становится понятным это режиссерское решение. Этот мальчик не тот, которого рисует в обед художник, а скорее тот утопший сын этой несчастной пары. Далее сцена ссоры, в которой жена плеснула в лицо мужу вина, которым она же планомерно спивается весь спектакль, и именно в этот момент становятся ясны расставленные и разбросанные в обилии по периметру дома пустые бутылки из под шампанского и вина. Любовь заливает горе, которого не хочет видеть её супруг и появившаяся позже мама, Антонина Павловна (Светлана Кухарь). И здесь Набоков шутит с именем, ведь Трощейкина по пьесе зовут Алексей Максимович.
У писательницы, кто бы сомневался, сегодня день рождения, и она созвала на вечер гостей. Прийдёт даже сам маститый и даже оккультист Мешаев второй. А пока только любовник — Ревшин. На премьерных двух днях, эту роль блестяще играл сам режиссер, и по словам очевидцев это было искромётно и незабываемо, теперь эту роль играет заслуженный артист Кубани Виктор Плужников. Он как всегда точен и обаятелен, но в его чувчтвах к Любови путаешься с самого начала. Хотя роль «волосатого глиста», кажется, написана прямо для него. Это его странное прозвище, режиссер с художником спектакля (Анастасия Васильева) визуализировали в костюме и причёске актёра. Да и у других персонажей были очень говорящие о их сути костюмы.
Но вернёмся в этот дурман. Ревшин, как Бобчинский и Добчинский, приносит Трощейкиным страшную новость, из тюрьмы выпустили Барбашина. Первая любовь Любови, из-за которой он стрелял в семейство 5 лет назад. Выпущен досрочно и по мнению Ревшина настроен весьма агрессивно. Трощейкин в ужасе, он срочно бежит узнать у своего адвоката как ему быть, а любовники тем временем выясняют отношения. Из этой сцены, которая построена как догонялки, что оправдано, становится ясно, что Ревшин в жизни Любови был ошибкой, но ему так не кажется. И он это докажет в финале. Этого тоже нет у Набокова, но режиссер сшивает полотно спектакля дополнительными линиями взаимоотношений, и головоломка приобретает эффект 3D. Ты видишь глубину этих отношений и понимаешь, что пьеса домыслена и от этого стала только лучше, т. к. второй акт у Набокова получился слабее первого. Хотя бы потому, что в первом действии есть сцена дня рождения с обилием гостей-фриков, которые решены феерически и гротесково. Все они слетаются как коршуны, чтобы полакомится смертью. Пожалуй кроме Веры, сестры Любови (Ульяна Запольских). Внешне ветренная особа, любительница шоппинга и она оказывается глубоким человеком, правда не надолго, только в сцене когда они с сестрой вспоминают их дом из детства и отца, которого видимо сильно любили. А потом вновь Вера прячется, ей сложно быть собой в этом странном сне жизни, как впрочем и Антонине Павловне. Писательница тоже ступила на путь маски, ей очевидно одиноко без мужа, которого все вокруг так любили. Теперь она прячется под маской писетельницы, правда не удачной. Но в созданном ею самой мире, у неё все впорялке. Настолько, что она уже не видит как отдалилась от дочерей. По сути, семье не хватало только Надежы, «маленькой Нади у меня не было» говорит Антонина, и говорит так светло и грустно, что ком сжимается в горле. И сразу после этого гости начинают терзать семейство своими догадками и фантазиями. Демоническая акушерка Шнап в обличии сестры милосердия (з.а. Татьяна Епифанцева) и прекрасно решённая режиссером, художником и самой актрисой мадам Вагабундова (Олеся Никифорова) сидя за столом и попивая чай, не отходя от кассы, обсуждают «чей же это всё таки был ребёночек». Пряничные и трогательные тётя Женя (Юлия Макарова) и дядя Поль (з.а. Владимир Щербаков) не дают никому и слова вставить пока не приходит маститый. Писателя феерично и смело играет Иван Чиров. Мерзость этого персонажа в пьесе не прослеживается, но режиссер так внимательно вчитался в его реплики, что в итоге на лице актёра вырос крючковатый нос, голос его изменился до мучающей нормальный слух тональности, а остатки перьев у лопаток, говорят о том, что некогда на этой спине были крылья. Видимо, когда-то действительно талантливый писатель, который, как Икар, высоко взлетев спалил себе талант. А брякнувшись о землю стал злобным горбуном, с которым все до сих пор по привычке носятся как с писаной торбой. Смешная клоунская сценка с раздеванием писателя у дверей лишь подчёркивает это. Вообще Чирову удаётся гротеск и фарс на ура, и реакция зрительного зала, говорит сама за себя. Вся сцена чаепития на дне рождения уморительно смешная, и с каждым новым гостем становится всё смешнее. А трюк Мешаева (Александр Теханович) с тортом вместо салата, окончательно отнимет силы смеяться.
К тому же режиссер делает ещё один подарок, он отсылает нас к сумасшедшему чаепитию Льюиса Кэррола, и делает это так вовремя и так тонко, что ты начинаешь понимать, что спектакль нашпигован постановочными вкуснятинами и нужно будет смотреть повторно, т. к. сценография спектакля (ею занималась так же Анастасия Васильева) такова, что сидя в одной стороне зала ты видишь немного иной спектакль, сиди зритель в другом, или по центру. И это понимание только заводит и ещё не посмотрев ты уже планируешь новый поход в гости к Трощейкиным.
Вдруг застолье на пике абсурдной ноты замирает (это есть у Набокова), но в спектакле решено даже интересней. Следует трогательная сцена Любови и Алексея Максимовича, в которой они становятся такими настоящими и трогательными, что тебя как будто обливает холодной водой. Помимо тонко выстроенного актёрского существования, сцена ещё и очень красиво и неожиданно решена светом. Супруги встретились, пусть и в мечтах героини, но вот на окне вдруг появилась тень. Барбашин настиг собрание? Нет. Это Иван Иванович Щель (з.а. Дмитрий Морщаков), что держит оружейную лавку напротив собора (молодёжный театр находится географически, как раз где эта лавка в пьесе - напротив собора). Щель сообщает, что сегодня у него купили пистолет системы браунинг, затем берёт в заложники всё застолье, и гости как призраки из начала спектакля мгновенно исчезают как и появились, давая зрителю передохнуть в антракте.

То как режиссер начинает второй акт, выводит спектакль, а вместе с ним и театр, на новый уровень смелости. Популярный хит в спектакле (песня Sia «Chandeliere») довольно опасный ход, но талант режиссера, который выступил в постановке и как автор подбора музыки, таков, что кавер-версия хита так точно ложится на тему персонажа и суть ситуации, что только диву даёшься. И вновь потусторонний мальчик с мячами (Марк Шагалов) и последующая сцена со служанкой-крысой Марфой (Айсылу Федотова), как будто из другого спектакля, но вихрь «События» несёт нас за мыслю режиссера о том, что веселье закончилось. И тогда смещение жанра во втором акте уже не кажется чем-то удивительным. Тем более, что в сцене предательства Трощейкиным супруги, сыграна и построена на таком градусе, и так музыкально поддержана, что тотальность происходящего обрушивается на тебя как, что привыкший ко второму акту к этим американским горкам ты всё таки оказываешься не готов. И Любовь обрушивает на мужа такой вихрь гнева, что как античная ириния вызывает своим праведным гневом тёмные силы, коими становятся всё теже гости с безумного чаепития. И их-то она и направляет расправиться с предателем, но Трощейкину удаётся развеять их ценой своего полу сумасшествия. Толи эта сцена построена каким-то непостижимым образом, то ли есть какой-то секрет, но после этой "ведьминой сцены" (в пьесе, этот просто сложный диалог супругов) по телу бегут полчища мурашек и ты извиваешься сидя в кресле, как вошь на гребешке и тебе страшно, и очень не по себе. И тотально понятно после этой сцены одно — женщин обижать категорически не стоит.
Появляется мама, но уже как-будто и не мама вовсе. Антонина Павловна уже совсем превратилась в тёзку-писателя. У неё появились усы и бородка, которые она в первом акте, в шутку только обозначает, рисуя карандашом. Но сейчас уже не понятно, это химера пьяной Любови или Алексея Маскимовича, или бородка действительно выросла. Ясно одно, сюжет и пространство спектакля двинулись в новом направлении. И действительно зазвучавшая акапэльно тема из «Лесного царя» и выматывающий приход сыщика Барбошина, в котором зрителем с трудом узнаётся тайный ухажёр Любы - Ревшин, отнимают последние силы. Сцена с сыщиком провисающая на первый взгляд, в последствии такой не кажется, т. к. с появлением близнеца Мешаева второго (в исполнении всё того же Александра Техановича), которого режиссер подаёт как ангела, который мешает покончить с жизнью уже стоящей на подоконнике Любови, Барбошин (барбос — один из образов нечистого) становится на положенное место и муторная сцена его публичного бреда, уже не кажется только муторной, она несёт в себе мистический, библейский характер. Сыщик как клещ вцепился в предложение выпить чаю, а Люба просит Мешаева погадать ей по руке, он в молодости занимался хиромантией. То что в пьесе, Мешаев пророчит возможную скорую смерть героине, но не понимает, как близко она подобралась на мамом деле, Константин Демидов выстраивает обратным путём. Мешаев прекрасно понял по-руке, что происходит сейчас в комнате, и даже испугался тому, что это знание дано ему сейчас чтобы предотвратить несчастье. Теханович довольно точно играет эту оценку (хотя содержания актеру видно ещё не достаёт) после чего идёт и наливает себе полный бокал вина, хотя пять минут назад ругал горожан за то, что те много пьют, но жаль не делая данный посыл Любови с её интересом к выпивке. Финальный текст так же остался без изменения, Мешаев сообщает о том, что перед тем как приехать к Трощейкиным встретил на вокзале старого знакомого и тот сообщил, что уезжает из города навсегда «но вы его, наверное, не знаете, некто Барбашин»... Возникает гоголевская пауза, но в отличии от знаменитой пьесы, где ревизор приезжает, убийца поступает наоборот. И в этом перевёртыше весь Набоков, большой поклонник Николая Васильевича. И тут режиссер делает зрителю ещё один сюрприз, до этого не узнанный в сыщике Ревшин, снимает свой дикий грим и бывший Барбошин направляет на Любу пистолет. Таким образом режиссер нарушает драматургию, у Набокова все герои остались на прежнем месте вывалив друг на друга ведро метафизических помоев. Демидов же возвращает зрителю ключевую фигуру первого акта, дожимая за драматургом так безответственно брошенного героя и превращает его в орудие мести. Угроза в этой версии пришла откуда не ждали. Ревшин не мог остаться в стороне, когда решается судбба любимой женщины и не может оставить всё на тех же местах. Но выстрел не успевает прозвучать. Темнота.
Открытый финал спектакля вызывает противоречивые чувства, да и история с мальчиком-призраком никак не закончилась. Но ясно одно, в городе появился мощный и сокрушительный спектакль о человеческих чувствах, страхах и одиночестве. И конечно, радует, что театр пригласил этого перспективного режиссера-постановщика к работе над новым спектаклем. Краснодарский зритель заслуживает такого качественного и настоящего театра.

Иван Поликарпов / Краснодар 2016

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить