Театральная афиша Москвы

Спектакль Шавасана

8.5
оценить

Хипстеры занимаются йогой и готовятся к подвигу

В съемной московской квартире собирается компания свободомыслящих молодых людей, что называется, из поколения нулевых. Собираются они просто пообщаться, подурачиться, обсудить митинги, политический акционизм и, например, заняться йогой. А между строк драматург Саша Денисова («Алиса и государство», «Сфорца») ищет ответ на вопрос: способны ли эти люди повторить гражданский подвиг восьми диссидентов, вышедших 25 августа 1968 года на Красную площадь? В ролях — недавние и неприкаянные выпускники ГИТИСа.

Лучшие отзывы о спектакле «Шавасана»

Фото Евгения
отзывы:
46
оценок:
66
рейтинг:
131
9

Мне 29 лет. Я – часть поколения, которое, выросло в относительно комфортную и стабильную эпоху. Мы не знали войны и голода, а слова «тоталитарный режим» и «демонстрации» долгое время встречали только в учебниках истории. Но моя юношеская память навсегда впечатала в себя Курск, теракты в жилых домах, убийство политика Галины Старовойтовой и журналистки Анны Политковской, трагедию Норд-Оста, Беслан. И уже только от этого моё благостное и одновременно пуганное поколение заслуживает, чтобы о нём рассказали. О нашем поколении и о поколении 60-х – спектакль «Шавасана» в Центре им.Мейерхольда.

Преамбула спектакля – главная же его часть. Лето 1968 года. Шесть молодых человек решают выйти на Красную площадь и поддержать Чехословакию, чтобы выразить свой протест против ввода войск СССР на территорию страны соцлагеря. Это реальная история, изученная автором спектакля Сашей Денисовой, и адаптированная в пьесу. Тогда диссиденты решили, что, выйди на главную площадь Советского Союза хоть один человек, Чехословакия не будет чувствовать себя одинокой и будет знать, что есть те, кто против. За что они выходят и жертвуют своими жизнями вопрос не стоит. «За вашу и нашу свободу!» - их лозунг – и позже дело жизни – предельно просты.

С этой идеи и трескучего радиоприёмника, где с трудом ловится волна с новостями из братской Чехословакии, – начинается спектакль. А ещё с музыки оттепели, узнаваемых движений актёров, словно переписанных из советских кинофильмов 60-х, с трендовых платьев на актрисах – с воротничками и в горошек и ярких рубах у парней, с особого ленинградского выговора одного из героев, с клетчатого покрывала на диване. С безусловных визуальных и музыкальных примет времени, отлично переданных командой спектакля. Герои вслушиваются в радиоволну. «Советские такни вошли в Чехословакию», - вот новость, которую они обсуждают, ищут правду, а параллельно зачитывают статьи из газет: «Слесарь 1-го разряда поддерживает действия Советских властей».

Уже во втором действии герои переносятся в нашу эпоху, история 1968 года спроецирована на наши дни, а герои – наши современники. Автор пьесы сравнивает времена и их героев. Кажется, в нашем общем сегодня нет совместной боли, а на призывы о помощи легче закрыть глаза. Герои спектакля, смотреть на которых так же весело, как на героев американского фильма «Друзья», любят, ревнуют, обсуждают жизнь, политику и Бога, занимаются йогой и любовью. Великолепный Сергей Аронин непревзойдённо разыгрывает такую добрую и наивную любовь, что не знаешь, от чего наворачиваются слёзы: от того, как это трогательно, или от того, как нелепо. И вся эта компания – героев наших дней – тоже решают выйти на митинг в защиту тех, кого посадили на прошедшем митинге.

«Давайте ляжем на Красной площади в шавасану, в знак мира во всём мире! Это и будет наш протест», - заявляет один из героев. «Отличное предложение! Эта поза, как наша страна. Пусть подумают: то ли спит, то ли умерла», - отвечает другой. Наутро после этого решения из шестерых героев на этот шаг пойдёт только один. Но вдумчивый зритель не поспешит определить наших героев поколением трусов. Ведь, если у вышедших в 1968 году были совершенно смутные предположения о том, чем для них закончится эта акция, то тот единственный герой 2015 года, который выйдет-таки на одиночный митинг, не понаслышке знает, что значит тюрьма.

Автор пьесы Саша Денисова просит не искать аналогов с сегодняшней ситуацией. Но при всей своей лёгкости это, несомненно, политический спектакль. После эпохи тишины и комфорта митинги в стране продолжаются, общество просыпается и Фэйсбук – ещё один герой пьесы – пестрит новостями о судьбах малочисленных смельчаков-несогласных. Готовы ли мы также, как в 1968 году, выйди на Красную площадь за свободу? – Вероятно. Получит ли это такой же резонанс, как та акция в поддержку чешского народа? – Вопрос.

Лёгкий ситкомовский жанр сменит документальный театр через реальные истории актёров пьесы. 30-летних актёров пуганового поколения, в памяти которых навсегда засели Курск, теракты в жилых домах, аресты родных, Норд-Ост, Беслан. События, сформировавшие наш сегодняшний мир.

8
0
13 января 2016
Фото Olga Kononova
отзывы:
4
оценок:
5
рейтинг:
9
9

«Вспомните важные события вашей жизни и вспомните, что творилось в это время в стране и мире, а потом расскажите друг другу», - Саша Денисова учит писать документальную пьесу в цимовском Кружке пьесы. Но у меня такая плохая память, что я с трудом могу вспомнить, что там такого важного было, кажется, все - мелочи.
На пятом этаже ЦИМа в зеленом фойе под лестницей из антикварного приемника с длинной антенной сквозь помехи слышна чешская речь, призывающая советских солдат вернуться домой. Современные молодые люди изображают сцены из жизни советской молодежи 1968 года. Актрисы прелестно выглядят в бабушкиных платьях, актеры интеллигентски «чтокают», говорят намеренно выспренно. С такой интонацией энтузиазма в советских фильмах рвались поднимать Целину и строить БАМ, а персонажи пьесы «Шавасана» Саши Денисовой и Сергея Аронина спорят о том, стоит ли доверять мнению слесаря, написавшего в «Правду» письмо в поддержку ввода советских танков в Прагу. В первом эпизоде спектакля «Шавасана» герои верят в свободу, в человека, верят в будущее и выходят вшестером на Красную площадь с лозунгом «За вашу и нашу свободу», несмотря на то, что не влезла буква «у». В наше время в той же квартире собираются воцерковленная девушка, преподаватель истории, фейсбучный либерал, романтик в свитере и супруги, мечтающие о машине и квартире, чтобы вместе заняться йогой. Вместе они пытаются улечься в позу «Шавасана», почти под ноги зрителям. Современная часть спектакля напоминает ситком, благодаря юмору, каноническому набору персонажей и лестнице над диваном, которая отсылает к декорациям «Букиных».
В последнее время, кажется, большинство фильмов и сериалов о том, что раньше трава была зеленее, пельмени вкуснее и наши хоккеисты выигрывали Кубок Мира, а Сталин - отец народа. Авторы спектакля так же используют ретро-эпизод для входа в историю – но только для того, чтобы поговорить о настоящем. Почему в августе 1968 года шестеро вышли на Красную площадь, а сейчас несогласные выходят в фейсбук, не дальше? Почему тогда люди чувствовали ответственность за то, что происходит в стране и не считали возможным молчать, а теперь пытаются улечься в позу трупа? Кажется, поколение, выросшее в нулевые, увлекшись йогой, изобретает и новые асаны, например, «страус головой в песок». Но не все так просто, как в ситкоме. На вопросы нет однозначных ответов. Молодая мать двоих детей из 1968 года уверена, что «детей они не тронут» - сейчас мы уже не верим в то, что есть кто-то, кого не тронут. Напившись, решив выйти на Красную площадь утром, признавшись в затаенной любви и дав волю чувствам, но проспавшись и забрав назад свои решения и признания, герои снова залезают свой повседневный «бочонок»: церковь, преподавание, фейсбук, ипотека. К счастью, это не конец истории. В заключительной части актеры снимают маску и в манере вербатима вспоминают, как жизнь страны пересекается с их личной жизнью, а мы понимаем, что смотрели спектакль про вот этих живых людей, а не выдуманных персонажей, про тридцатилетних ребят, сидящих перед нами на стуле и рассказывающих нам, как посадили отца, и почему так важно купить машину «Ниссан Кашкай». Мы понимаем, почему только один из них все-таки вышел на Красную площадь и лег в «шавасану».
На кружке пьесы мне так и не удалось рассказать историю своей жизни через историю страны – если думать об этом в лоб, все кажется незначительным. Теперь я вспоминаю, что восьмого сентября 1999 года я была безумно счастлива, встретила того самого, о ком мечтала и меня с головой накрыла настоящая любовь, по сравнению с ней, все остальное – мелочи. А девятого сентября утром мама с каменным лицом сообщила о взрыве домов в Печатниках, и я поняла, что не знаю, где точно он живет – где-то внизу на Юге? Несколько шагов к телефону были самыми длинными в моей жизни, и я навсегда запомнила чувство: пока не знаешь – все хорошо, через минуту можешь узнать, что все потерял – но не можешь не делать эти шаги к телефону. О страхе и его преодолении спектакль «Шавасана» в Центре Мейерхольда.

5
0
12 января 2016
Фото татьяна арефьева
отзывы:
4
оценок:
5
рейтинг:
7
9

О чем?
Шесть молодых людей, шесть друзей собираются на урок йоги в квартире, полной артефактов из 1960-х. Среди старых литературных журналов они находят рукописный плакат “за нашу и вашу свободу”. Возможно, его сделали протестующие против введения советских войск в Чехословакию. Сессия йоги перетекает в обычную вечеринку. В пьяном угаре друзья решают выйти на Красную площадь то ли в защиту посаженного художника, то ли просто от полноты чувств. Хотят выйти все, но выходит только один. Разлад случается не по идеологическим причинам: пятеро из шестерых влюблены, и их любовные интересы, причудливо переплетаясь, приводят к ссоре.

Зачем?
На своей фб-странице главный редактор TimeOut Moscow Геннадий Устиян пишет: “...судя по фильмам, которые идут в районе Нового года - много страшных грязных мужиков в тайге, мужчина, ставший женщиной, создатель Apple мучает родственников, в "Звездных войнах" никто не трахается, хотя Адам Драйвер явно подкатывает яйца к мусорщице, а она ему: "Не для тебя цвела. Я вообще цвела ни для кого", - жанр рождественского ромкома издох”.
В сложившейся ситуации Шавасана оказывается тем самым потерянным ромкомом - но прикрытым вуалью политики. Вуалью с таким насышенным орнаментом, что театроведы замечают только ее, помещая спектакль Денисовой в рейтинги актуальных политических спектаклей.

Как?
Спектакль длится около часа и проходит по-домашнему, под лестницей, в одном из самых уютных уголков ЦИМа. На шести квадратных метрах мечутся, сгорая от страстей и раз в три минуты вызывая смех, шесть характерных артистов. По сути, это комический балет, четко расставленный по точкам Сашей Денисовой, проработанный режиссером по пластике Викторией Нарахса (Норманск, Переворот).

Кто?
Саша Денисова за последние пять лет совершила стремительный переход из мира журналистики на сцену. Ее пробными подходами стали чертовски смешные театральные колонки в “Русском репортере”; под нажимом арт-директора ЦИМа Елены Ковальской она начала писать пьесы; недовольство окружающими режиссерами заставило ее ставить. После дюжины проектов (где она была то драматургом, то автором всего происходящего), к концу 2015 года, создан крепкий продукт. Зритель ни минуты не скучает, получает исторический экскурс, клубок любовных историй и эффектный документальный финал.

4
0
15 января 2016
Фото Marina Pirogova
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
4
7


Саша Денисова и Сергей Аронин весело и задорно показывают страшную жизненную стратегию сегодняшнего поколения.

«Шавасана» — это обманка: спектакль поначалу прикидывается ситкомом. Шестеро молодых москвичей собираются в одной съемной квартире и попадают в цепочку анекдотических ситуаций. Зритель радостно смеется «за кадром», как и положено в хороших ситкомах, а девушка с хлопушкой «разбивает» полуторачасовое повествование на юмористические эпизоды. То, что перед нами разворачивается драма молодого поколения, становится ясно в финале пьесы.

«Шавасана» — результат творческого дуэта режиссера Сергея Аронина и Саши Денисовой – бывшей колумнистки «Русского репортера», ныне признанного драматурга, обладателя «Золотой маски», а с недавних пор еще и режиссера.
Замысел спектакля родился три года назад, когда пьесу показали на фестивале «Любимовка», но окончательно он воплотился только что на сцене Центра им. Мейерхольда. Причем не на большой сцене, не в малом зале, а под лестницей в фойе. Сама Саша Денисова шутит на эту тему, рассказывая как худрук Виктор Рыжаков поручил осваивать ЦИМ, чтобы театр был везде, в каждом углу: «Вот мы и освоили уголок под лестницей».

Действие «Шавасаны» начинается и заканчивается в одной и той же московской квартире с разницей в почти пол века. 1968 год: шестеро неравнодушных молодых людей обсуждают оккупацию Чехословакии советскими войсками и ищут свою форму простеста. Денисова взяла за основу реальное событие 25 августа 1968-го, когда восемь диссидентов устроили сидячую демонстрацию у Лобного места. Наше время: снова шестеро молодых людей, та же самая квартира и снова резонансное событие: некого художника Иванова посадили «за Христа» на 20 лет, — об этом горячо рассказывает один из квартирантов и призывает соседей выйти на Красную площадь.
Но призыв не вызывает в героях энтузиазма: с одной стороны, они боятся последствий («Знаешь, что может быть за несогласованный митинг?»), с другой — каждый слишком плотно погружен в свою собственную жизнь и судьба незнакомого художника их не волнует. Лишь в середине спектакля герои, разгорячившись танцами и алкоголем, в запале решают идти на Лобное место. Однако к утру их решимость испаряется у всех, кроме одного.

Вопрос о возможности – или невозможности – протеста сегодняшних тридцатилетних звучит на протяжении всего действия, но все же «Шавасана» совсем не про политику. Политический контекст здесь лишь отчетливей выявляет общую апатию нынешних миллениалов и желание избежать столкновения с реальностью. Героиня Марии Марковой дает со сцены простой рецепт жизни в современных условиях: «В такие исторические периоды как наш нужно соблюдать психическую гигиену: не смотреть телевизор, не читать желтую прессу, убрать всех негативно настроенных пользователей из своей ленты. Нужно заниматься духовностью, ходить в спортзал и пить зеленый чай». Она приобщает друзей к йоге и норовит уложить их в Шавасану — позу трупа, «избавляющую от мыслей и желаний». Эта практика в спектакле является метафорой побега из реальности. Но этот способ не единственный. Потребность героев во внутренней миграции принимает в «Шавасане» самые разные формы. Для кого-то это религия, для кого-то – наука, кто-то ищет смысл жизни в приобретении материальных ценностей, сосредотачивая все желания на «моноприводе». В итоге даже записной оппозиционер, призывающий всех к протесту, оказывается конформистом, способным протестовать только в фейсбуке. Поместив в единое пространство маленькой московской квартиры разных представителей сегодняшнего поколения 2000-х, которые на первый взгляд абсолютно несовместимы, режиссеры подчеркивают их общее стремление абстрагироваться от того, что происходит вокруг и идти самым легким путем.

По мере развития действия становится очевидным, что герои «Шавасаны» стремятся не только отгородиться от общественной деятельности, но и не готовы полноценно участвовать в своей частной жизни: они избегают потрясений, сильных эмоций и серьезных решений. Особенно явным это становится при столкновении их с любовью. Драматург Саша Денисова умело вплетает в действие сразу несколько любовных линий. В какой-то момент все герои как заведенные начинают признаваться друг-другу: «Я люблю тебя уже два года». Но они лишь готовы обозначить свое чувство, бросить в воздух эффектные фразы, но не готовы защищать и развивать его. В итоге слабые ростки любви сами же и затопчут страхом, нерешительностью, отсутствием эмпатии. Все это актеры играют, как веселые сценки из КВНа – со студенческим задором и театральностью. И если вначале это раздражает, позже кажется, что режиссеры сделали это намеренно, желая подчеркнуть несерьезное отношение героев к серьезным вещам: любви, протесту, жизни.

В финале Денисова и Аронин используют вербатим. Персонажи спектакля на время превращаются в живых людей – актеров – и искренне рассказывают свои истории о том, как лично они сталкивались с поворотными моментами истории и как это повлияло на их жизнь. Возможно, это попытка режиссеров выдать индульгенцию сегодняшней молодежи: среда определяет сознание. «Это не мы такие, - как бы говорят они, — это окружающее сделало нас такими».

Просмотр «Шавасаны» похож на болтовню с приятелем ни о чем, во время которой, как бы шутку, тебе в лицо говорят нелицеприятные вещи о тебе самом. Многие обвиняли белоленточников и креаклов в том, что именно они «слили протест», но никто так ярко и убедительно, как Денисова и Аронин не говорили и не показывали, как современное поколение «сливает» собственную жизнь.

2
0
25 декабря 2015
Фото Алексей Марков
отзывы:
76
оценок:
120
рейтинг:
196
9

Оригинальная и злободневная трактовка событий 1968 года (демонстрация семи диссидентов на Красной площади против ввода советских войск в Чехию) с проецированием ситуации на наше время и наши болотные протесты. Или, скорее даже, наоборот - проецирование нынешних протестов на те, советские.

В 1968 году протестующих рассадили по ссылкам, тюрьмам и психбольницам. Сейчас примерно то же самое происходит, немного под другим соусом.

Всегда молодёжь думала о своём будущем, выпендривалась перед противоположным полом, выпивала и гналась за красивыми вещами. Но кому-то хватает смелости протестовать, а кому-то - лишь постить фоточки на Фейсбуке. Об этом и спектакль.

Постановка мне понравилась, игра актёров - тоже (кто-то больше, кто-то меньше, некоторые так вообще невероятно знакомые лица - каждый увидит среди персонажей одного из своих друзей). Антракта не было (к счастью!), а сцены разделяются круто сделанными видео-зарисовками в духе 70-х. Ребятам бы побольше бюджета - на мощный проектор, свет и звук, была бы бомба. В целом, получилась мощная и одновременно тонкая общественно-политическая постановка с долей вечно актуальной романтики.

Следующий спектакль - 28 января. Билет в ЦиМ стоит 1250 рублей, по студенческому - всего 200 рублей, но сначала садятся люди по полным билетам, а студентам при аншлаге придётся сидеть на ступеньках.

Рекомендую.

2
0
20 декабря 2015

Галерея