Москва
Написать отзыв

Все отзывы о спектакле

Постановка Театр Романа Виктюка

8.6
оценить
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
Отзывы по рейтингу пользователя
  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии
Фото Елена ККК
Фото Елена ККК
отзывы: 329
оценки: 712
рейтинг: 263
9

"Федра" - одна из самых необычных постановок, которые я видела. Невероятное сочетание, с одной стороны, весьма условной, схематичной игры - даже по сравнению с другими виденными мною в этом театре спектаклями (не могу сформулировать, но Станиславского там и рядом не было, по моим ощущениям), очень специфической декламации, а с другой - невероятного накала страстей и прямо-таки фонтанирующей энергетики. Я не понимаю, как такими средствами можно выражать такие эмоции, но это было - и было, как произведение искусства, совершенно.

Собственно, поэтическая драма Цветаевой такая и есть - очень сильная, с рваным ритмом, с чувствами "через край":
"О, заросль! о, зов!

О, новых холмов
Высоты!
Восславимте лов!
Что лучше боев?
Охота!
Хвала Артемиде за жар, за пот,
За черную заросль, — Аида вход
Светлее! — за лист, за хвою,
За жаркие руки в игре ручья, —
Хвала Артемиде за всё и вся
Лесное.
Засада. Испуг:
Что — рок или сук?
Ветвистый
Куст — или елень?
Нет, мчащая тень
Каллисты!.."
Речь идет о том, что героиня борется с пагубной страстью к пасынку Ипполиту, которую заронила в ее сердце богиня любви Афродита, мстя Тезею за измену. Это просто песнь Любви - и страдания.
На сцене было все, что обещали нам: "полутанец, полупение, полугимнастика, полуэротика" (с). Что касается последнего, то приставка "полу-" - явное преуменьшение :)
Если говорить честно, постановка, конечно, очень и очень оригинальная. Настолько, что я не уверена, что ее стоит рекомендовать к просмотру всем подряд. Из нашей части балкона к середине действия ушло не менее 20 человек. Но оставшиеся... О, оставшиеся в конце аплодировали стоя (и мы в том числе). Потому что это невероятно, великолепно, уникально и совершенно. У меня нет слов, чтобы описать, правда. Виктюк - Гений. Бозин - бог, конечно :)
Мне, в итоге очень понравилось... Даже неправильное слово. Не "понравилось", а заворожило и перевернула все мои "представления о прекрасном". Пожалуй, все же рискну рекомендовать...
Но надо понимать, что вы хотите увидеть. Почитать Цветаеву. Узнать что-то про театр Виктюка. И после - идти, конечно! Равнодушными остаться не удастся - и это, пожалуй, главное.

0
0
...
23 февраля 2018
Фото sveta orlova
Фото sveta orlova
отзывы: 198
оценки: 312
рейтинг: 136
7

А не поспоришь, что дед Гений. Бюджет кажется малость подрезали или все ушло на позолоту Бозину. Как-то грустно видеть задник с "картиной" здания на Стромынке. Откроют ли они его при жизни Романа Григорьевича?
Может оно странное сравнение, но далеко не про сравнение, а скорее фантазия почему Виктюк как режиссер новатор (делающий спектакли-события) кончился на Служанках и Саломеи.Это про эстетику формы, где важный акцент на голос и тренированное тело. Такое ощущение здесь есть близость к перформативным практикам, но не дотягивает, а скорее застревает в одной форме игры. Все эти рассуждение не потому что смотрела 24-х часовую запись, и то отрывками перформанса Яна Фабра "Гора Олимп" Просто у бельгийца другой уровень профессионализма и иные цели. Вопрос в том, что почему режиссер в России не вышел на путь определенного развития, где бы был также неуловимые границы на стыке жанров. Тогда бы это было искусство в контакте с реальностью. А так что? Проекция Цветаевой на образ Федры. В финале все обнулим и порефлексируем о загубленных жизнях людей искусства в жуткие сталинские годы правления.

0
0
...
3 февраля 2016
Фото Ирис Смайл
Фото Ирис Смайл
отзывы: 65
оценки: 92
рейтинг: 102
9
Вызов богам

«Solus cum sola, in loco remoto, non cogitabuntur orare «Pater noster»»
Мужчина и женщина наедине не станут читать «Отче наш»

МАРИНА

Преступная любовь в любые времена означала преступить невидимую грань между желаемым и действительным, возможным и допустимым, хочу и могу, «да» и «нет». Преступная любовь, даже иллюзорная и выдуманная, почти всегда наказуема. Наказание за смелость выбора, решительность желания и осуществимость мечты.
Выбор, желание и мечта в ханжеских и завистливых глазах всегда перерождались в «совращение», «разврат», «похоть». Дары жизни мгновенно превращались в смертные грехи. Запретов в жизни Марины Цветаевой было множество. Запрещено любить, запрещено хотеть, запрещено мечтать, чуть позже будет запрещено даже писать. Единственный способ скрыться, дать заслуженную пощечину окружающим, выстроить вокруг себя плотную пирамиду отчуждения – это слова.
В «Федре» каждая строчка, слово, пауза – священное и намеренное оскорбление речи, слуха, восприятия. В результате, получилась замаскированная мантра, сотканная из запредельного презрения и ненависти к высшим силам. Воспаленные нарывы из бунтарства и агрессии, помноженные на искусное владение психологическим неповиновением. Слишком опасное занятие, даже в таком невинном времяпрепровождении, как сочинительство.
Будучи человеком образованным, блестяще владея несколькими языками, имея обширные знания в области философии, музыки и литературы, обладая богатым воображением, аналитическим умом, Цветаева могла совмещать абсолютно разные жанровые структуры в своих произведениях, выстраивая при этом свой собственный поэтический слог, ритм и стиль. По звучанию «Федра» может встать в один ряд с эпическими русскими былинными произведениями, сохраняя гармонию античной лирики и оправданный пафос языческой декламации. «Федра» вне времени, но «Федра» и вне сцены.
Сложно представить, как трагедию Марины Цветаевой можно сформировать и воплотить на сцене в форме театрального действия, не поэтического монолога, а самостоятельного спектакля. Немыслимо, неосуществимо, даже!!! недопустимо. Для многих цветаевский текст сложно читать, не говоря о том, чтобы воспринимать на слух и получать от этого эстетическое удовольствие. Но удовольствие есть не в понимании и судорожной расшифровке языческих символов, а, скорее, в невидимом осязании слишком опытных слов и слишком спорных предположений. Смелое поэтическое полотно, особенно для 20-х годов прошлого столетия, особенно для страны с любимым красным цветом, особенно для эпохи с вымершим интеллектом и здравым смыслом. Цветаева не пророк, не чернокнижница, скорее, заброшенное существо из прошлого с изломанной судьбой и неразберихой в личной жизни. Судьба для нее не рок, все сложилось наоборот, жизнь Цветаевой для судьбы наказание. Окунуться в мифы с головой и забыть о реальности было спасением в детстве, в юности, даже в молодости. В зрелом возрасте возникали другие антидепрессанты. Вот только итог трагичен. Петля на шее и три посмертных записки. Прощай, Марина…

ФЕДРА

«Mundus vult decipi, ergo decipiatur»
Мир желает быть обманутым, пусть же он будет обманут

Когда боги вступают в схватку друг с другом, простым смертным нет пощады. А когда спорят оскорбленные богини, шанс на спасение сводится к нулю. Золотой Федре не выжить среди суровых поклонников девственницы Артемиды. Афродита, конечно, накажет любовью Федру. Тезей поплатится за то, что предал Ариадну. Но и прекрасные всесильные богини иногда не могут предугадать свою будущую расплату. Чуть позже Афродита потеряет своего возлюбленного Адониса. Все взаимно и наказуемо в мире богов. За что же они наказывают нас, простых смертных? Выдуманные нами боги, наказывают нас. Жестоко, беспощадно, не давая шанс на спасение
Что двигало Романом Виктюком, который решил следовать не за источником Еврипида, не за красноречивой и жестокой риторикой Сенеки, не за французской почти будуарной стилизацией Расина? Следовать за сумасбродством зашифрованных строк Цветаевой безумие. Впрочем, все было бы слишком просто, если бы, Режиссер-Мистификатор не сложил свою собственную универсальную театральную мозаику, взяв за основу цветаевский подстрочник.
Кстати, нашей златовласой Федре не выжить и среди нас, среди обыденной убогости современного сознания, вседозволенности и так называемой свободы. Жертва или обвиняемая, она получит отказ в любом случае. А современников будет интересовать один и тот же вопрос: «Согрешила ли она с молодым Ипполитом в новой театральной версии?». Близость физическая будет ставиться нами на первое место. Не душевная болезнь, не признание любви, как наказания и расплаты. Для Федры страшнее отказ, презрение, упрямство Ипполита. Исход любовного недуга – смерть.
Наблюдая за действием, происходящим на сцене, усиливающийся психологический транс, нельзя не согласиться с названием «Мистерия Духа». Классических персонажей знаменитой трагедии на сцене нет. Есть Духи, Лик, Маска, Знамения, Предсказания, Суеверия, Судьба, Страх.
Федра (Д.Бозин), в которую вселяется Афродита, не дает ей покоя, лишая сил и воли. Дух Артемиды, завладевший сознанием Ипполита (И.Неведров) отвлекает юношу от возможности чувственного опыта. Судьба (И.Иванович) - дух злого гения с добрыми намерениями вселяющийся в Кормилицу, сыграет роковую роль для всех участников трагедии. Единственное связующее звено между прошлым и настоящим – это Тезей (А.Дзюба), отстраненный современник-наблюдатель за всем происходящим. Именно он и будет зачитывать три посмертные записки Марины Цветаевой, прерывая театральное действие.
Многочисленные обнаженные частицы, своеобразный античный хор, безупречная выстроенная пластичная риторика спектакля – это живое воплощение природы и не поддающиеся анализу чувства. Атомы чувств, собранные по крупицам, перерастают в нечто большее, тревожное, разрушительное.
«Федре» давали жизнь Еврипид, Сенека, Расин, чтобы потом наказать, следуя советам тех же богов и человеческих предрассудков. Пусть повесилась, отравилась, утопилась, главное, НЕ согрешила и НЕ совратила. Цветаева решила вступить в спор с предыдущими, и сделать из обвиняемой сильную и благородную жертву. Виктюк придал Федре еще больше мужества, красоты и страсти.
Лань все равно загонят в капкан. А Цветаеву в петлю. Нас, зрителей, загоняет в психологическое сопереживание, волнение и предчувствие надвигающейся катастрофы все: тембр голосов, нарастающий скрежет звуков, развивающиеся золотые ленты, двухуровневая сцена, искаженные болью лица, немой крик глаз. Отдельный персонаж - бубен-шаман Федры, с рисунками из лабиринта Минотавра, издающий звуки призыва и животного инстинкта.
Сложно представить, где могла подпитывать свое ненасытное вдохновение Марина Цветаева, создавая поэтическую «Федру», находясь в эмиграции. Не стоит даже задумываться о том, где черпал свое вдохновение Роман Виктюк, создавший Федру для сцены сейчас, в нашем времени и для нашего зрителя.
Анализировать и, тем более, рецензировать театрально-поэтический поединок Романа Виктюка с Мариной Цветаевой, аналогично спору с богами, пусть даже выдуманными. Зачем их злить? Дразнить? Провоцировать? Вопросы останутся вопросами, а ответы у каждого будут свои. Возможно, ответом на многие вопросы, стало то тягостное молчание, которое возникло в конце спектакля, ледяные руки тишины, которые сдавили горло. Застывшие актеры, напоминающие знаменитую античную фреску со сценами мифа о Федре и Ипполите. Прощай Федра…

«Feriunt summos fulgura montes»
Молнии попадают в самые высокие горы

19.08.2015

0
0
...
19 августа 2015
Фото Nataly Zelenskaya
Фото Nataly Zelenskaya
отзывы: 115
оценки: 203
рейтинг: 97
9

Я бы назвала "Федру" поэтически-акробатической постановкой, с очень своеобразным музыкальным сопровождением и бешеной энергетикой. Спектакль сложный, не для среднестатистического театрального обывателя. Во-первых, это древнегреческая трагедия, что уже трудно для восприятия, во-вторых, рассказанная М.Цветаевой, неординарной поэтессой и сложной личностью. В-третьих, режиссер Роман Виктюк добавляет эксцентричности. Надо быть подготовленным зрителем, чтобы понимать, что происходит, и получать от этого эстетическое удовольствие. К сожалению, многие просто не поняли, куда они вообще попали, поэтому через полчаса народ потянулся к выходу. Что касается меня, то пребываю в очередном культурно-эстетическом шоке, в хорошем понимании.... Себя отношу к категории "среднестатистический театральный зритель".

0
0
...
12 ноября 2015
Фото Tatiana
Фото Tatiana
отзывы: 74
оценки: 319
рейтинг: 40
7

Снова побывала в Театр Романа Виктюка, и на этот раз это была «Федра». Да простит меня уважаемый Мэтр, впечатления у меня в этот раз неоднозначные. Но расскажу по порядку.
«Федра» - это постановка по поэме Марины Цветаевой, которая пересказывает древнегреческий миф. По легенде Федра, вторая жена афинского царя Тезея, воспылала страстью к своему пасынку Ипполиту (сыну Тезея от первого брака). Целомудренный юноша отверг её, и Федра в отместку оклеветала его, что привело Ипполита к гибели, а Федра покончила с собой (повесилась). Вот такая трагическая история о любви и страсти.
Я, конечно же, знала, что в античном театре женские персонажи всегда играли мужчины. И, идя на этот спектакль, знала, что тут женские роли тоже играют мужчины. Но я полагала, что эти самые мужчины, играющие женскую роль, одеждой, внешностью и поведением будут стараться походить на женщин.
Ничего подобного! Две главные роли – влюблённую Федру и Судьбу (Кормилица у Цветаевой) в спектакле играют накачанные мужчины с обнаженными торсами, внешностью похожие отнюдь не на женщин, а на древнегреческих богов – Аполлона и Ареса. И в это аспекте я совершенно не поняла замысла уважаемого Романа Григорьевича.
С эстетической стороны, действо получилось очень красивым, мне оно напомнило балет «Спартак» - накачанные молодые мужчины с обнаженными торсами исполняют на сцене что-то вроде танца. Всё это происходит под живой бой барабанов. Освещение выгодно подчеркивает рельефные мышцы тел. Наблюдая за действом под бой барабанов, впадаешь в некое медитативное состояние, возникают ассоциации с языческим богослужением.
С другой стороны, наблюдаемое действо, на мой взгляд, совершенно не вяжется со смыслом поэмы Цветаевой. Да, в театре брутального мужчину можно заставить играть прекрасную женщину. На сцене можно изображать тихий пруд с помощью горящего очага, а горящий огонь – с помощью кадки с водой. И зрители, куда деваться, как-то приспособятся, постараются всё понимать, как надо. Но в чём смысл подобных ухищрений? Вода никогда не заменит собой огонь, а огонь – воду. Также и Инь и Ян нет смысла переставлять, они ведь хороши тем, что друг на друга не похожи.
Проще говоря, на мой взгляд, такой экстравагантный способ показа истории замыливает, искажает в глазах зрителя смысл самой истории. Ведь история да, про страсть, но про страсть женщины к мужчине, про столкновение тех самых Инь и Ян, женственности и мужественности.
Но в любом случае, зрелище получилось необычным, красивым и запоминающимся. Спасибо театру за возможность задуматься и посмотреть на мир под новым углом зрения.

0
0
...
19 февраля 2018
Фото Анна Столярова
Фото Анна Столярова
отзывы: 145
оценки: 158
рейтинг: 22
9

Великая поэзия Марины Ивановны Цветаевой. Трагичная, причудливо изломанная она как бы повторяет судьбу поэтэссы своим надрывом. Ритмика апостофа Цветаевой восходит к древнегреческой поэзии, поэтому и Федра ее так органична.
Роман Григорьевич Виктюк очень бережно подошел к тексту, и по-моему,отлично передал именно древнегреческое мифологическое звучание. Это декламирование нараспев, слова-ритмы, ритмы-движения, движения-позы, позы-эмоции.
Прекрасен Дмитрий Бозин! Нет, он божественен в этой роли. Роль женская, хотя в театре Виктюка это неудивительно, но роль настолько трагическая, настолько по-женски страстна. Ведь страсть Федры к своему пасынку, прекрасному Ипполиту преступна, и Федра знает это, но влечет ее жар любви. Она молит, упрашивает снизойти женоненавистника Ипполита "На пол-звука, на пол-взгляда,
Четверть звука, отклик эха...И в ответ-"Гадина!"
Федра Бозина насколько горделива как царица, настолько и уязвима как женщина-женщина нелюбящая, и женщина нелюбимая. Всё это сыграно невероятно. Порой забываешь, что видишь мужчину, а видишь страстную, влюблённую женщина. Игра с покрывалом, с бубном, жесты и движения, полные нетерпения, желания и безысходности.
Конечно фирменные обнаженные торсы, шаровары-юбки -они образуют танец дев и танец мужей, этакую канву повествования. И поэтическая игра Ипполита (Игорь Неведров) , няни/Судьбы(Иван Иванович) и Тезея (Александр Дзюба).
Кстати,очень понравился Александр Дзюба. Весь спектакль он создавал музыкальный фон, играя на ударных. И его пребывание на сцене в цивильном платье,по моему, символизирует наш, современный взгляд, отношение режиссера на античный миф, на произведение Цветаевой, к ее судьбе.. Проведена параллель- Федра/удавка, Марина Цветаева/удавка. Невозможность жить так, как предполагают обстоятельства. Невозможность жить...
"Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик."(предсмертная записка М.Цветаевой сыну)

Спектакль сложный. Честно признаюсь,что поначалу привыкала к ритму, к символике, к мужчинам на сцене. Спасал божественный Бозин.. А потом, потом я забыла об анализе, я просто дала себя вовлечь в пучину страсти этой несчастной женщины. Я переживала за Федру, наслаждалась красотой тел, музыкой и ритмом. Я хотела , чтобы наперекор истории, все было иначе, хотя федрина страсть преступна, но всё же..

0
0
...
20 февраля 2018
Фото Елена Смирнова
Фото Елена Смирнова
отзывы: 163
оценки: 175
рейтинг: 22
Браво
Спектакль арестован за красоту
Абсолютный катарсис
10

Марина Цветаева – поэт всепоглощающей страсти. В любовь она бросалась как в омут. И этот ее максимализм воплотился в «Федре» - ее интерпретации древнегреческого мифа о дочери критского царя, воспылавшей страстью к своему пасынку. Любовь Федры - это рок, которому нельзя противиться, вернее бесполезно. Федра мечтала не о ночном, а о вечном сне с Ипполитом и в этом жестокие боги ей не отказали…
Немудрено, что Роман Виктюк, проповедующий во всех своих спектаклях любовь, не мог пройти мимо этой цветаевской поэмы.
Впервые он поставил эту историю трагической любви в 80-е годы прошлого столетия с Аллой Демидовой в главной роли.
Сознаюсь, что тогда, по молодости лет, мне совершенно не понравился спектакль. Вероятно, я еще не была к нему готова, несмотря на то, что Цветаевой уже зачитывалась. Но… не затронул он нужные струны моей души.
А вот спустя годы, новая виктюковская «Федра» все больше и больше затягивает меня в свой омут…
И своей сценической красотой, и той энергетикой, с которой артисты произносят цветаевский текст, и их завораживающими голосами (Дмитрий Бозин, Иван Иванович, Игорь Неведров, в этот раз мне, правда, очень не хватало в этом хоре голоса Стаса Мотырева), и совершенно невероятным пластическим рисунком того ритуального действа, которое происходит на сцене и от которого просто невозможно оторвать глаз…
Роман Григорьевич, как всегда, не просто поставил поэму Цветаевой, а заложил в нее еще много глубинных смыслов. Читаем программку - «Федра». Но ниже – «Мистерия духа». Еще ниже - цитата из Мандельштама: «Когда бы грек увидел наши игры...».
«Мы прочли «Федру» Цветаевой в духе игрового мифологического студийного театра. На сцене афинская молодежная тусовка на фоне и внутри нашего здания в Сокольниках. Полутанец, полупение, полугимнастика, полуэротика задуманы как фон и исток трагических событий» (из интервью Романа Виктюка).
Федра у Виктюка изначально еще не Федра, а демон, дирижирующий началом ритуала и еще не овладевший маской Федры. И кормилица здесь – это Судьба.
Говоря о спектаклях Романа Виктюка, я уже отмечала, что их неотъемлемой частью является шаманство. Так вот, в Федре очень важной деталью сценографии является как раз шаманский бубен.
Ведет же этот шаманский ритуал ритмической игрой на ударных сам царь Тезей, муж Федры.
А еще Роман Григорьевич добавил в спектакль дневниковые записи самой Марины Цветаевой, усилив этим, на мой взгляд, трагизм действия.
В финале же этого ритуала звучит божественный голос Елены Образцовой.
Сейчас можно увидеть много постановок, где Магия слова переплетается с Магией музыки, но только в Театре Романа Виктюка к ним добавляется еще и третья составляющая – красота человеческого тела, которым артисты здесь владеют просто виртуозно!!!

0
0
...
23 апреля 2021
Фото Елена Шмырева
Фото Елена Шмырева
отзывы: 150
оценки: 153
рейтинг: 21
Браво
9
Темы античности языком серебряного века и выразительными средствами театра Романа Виктюка

Вот и в театре Романа Виктюка увидела вещь, которую хочется посмотреть еще раз. Спектакль не нов, поставлен был еще в 90е года, а в 2015 уже в новой редакции повторно вошел в репертуар. Но у меня знакомство с ним произошло лишь на прошлой неделе.
Мне сложно объяснить себе, почему такой отклик? Ведь и подача материала, с растягиванием и разбиением слов на слоги, и абсолютно не жизненные интонации, которые меня безумно раздражали в других постановках, была для театра традиционной. Сама тема мифа о Федре довольно близко стоит к мифу о Соломее, но одного просмотра Соломеи хватило, а Федры — нет.
Драматургическая основа спектакля — поэтическая драма Марины Цветаевой. Вещь сложная даже для восприятия при чтении с листа. Колюче-шипящие рубленные стихи Марины Ивановны создают ощущение диких зарослей, того леса, в котором охотиться Ипполит с друзьями, и где впервые Федра увидела юношу.
Хвала Артемиде за жар, за пот,
За черную заросль, – Аида вход
Светлее! – за лист, за хвою,
За жаркие руки в игре ручья, —
Хвала Артемиде за всё и вся
Лесное.
Роман Григорьевич Виктюк слегка проредил этот лес, несколько сократив цветаевский текст, но колючек, способных дать представление о трудности преодоления чащи, осталось предостаточно. Были добавлены мостики, облегчающие движение, из отдельно стоящих стихов «Жалоба» и «Послание» цветаевского цикла «Федра»:
Ипполит! Ипполит! Болит!
Опаляет… В жару ланиты…
Что за ужас жестокий скрыт
В этом имени Ипполита!
Точно длительная волна
О гранитное побережье.
Ипполитом опалена!
Ипполитом клянусь и брежу!
Очень сильным драматургическим моментом ощущались и строки из автобиографических писем Цветаевой, крепко связывающие самоубийство Федры с самоубийством самой поэтессы.
При этом было ощущение, что режиссер придерживался в постановке античного принципа, который был заложен Мариной Ивановной, когда в действие включены хоры, диалог, пантомима, пляска. А главное, ему удалось воспринять и перенести на сцену энергию и страсть произведения, и в передаче энергии и страсти проводниками служат актеры.
Как и в древнегреческих театрах в постановке заняты одни мужчины. Лик Федры носит Дмитрий Бозин. Поклонником Артемиды и женоненавистником Ипполитом выступает Игорь Неведров. В образе Судьбы, которая у Цветаевой носит имя Кормилицы, предстает перед зрителями Иван Иванович. Постоянно шаманствует Тезей — супруг Федры и отец Ипполита, в исполнении Антона Даниленко, он ритмически сопровождает заклинание-камлание всех участников и пластические трансформации «хора», превращающего сцену в настоящий музей. Создавалось ощущение, что перед тобой череда античных древнегреческих скульптур. Потрясающе выразительные сцены.
Очень необычное и на редкость цельное действо, в котором для меня всё наконец-то сложилось. Браво!

0
0
...
20 марта 2020
Фото adelanta
Фото adelanta
отзывы: 27
оценки: 27
рейтинг: 6
9

Советую до спектакля ознакомиться с одноименным произведением М. Цветаевой. Я, к сожалению, не успела этого сделать и мне иногда было непонятно происходящее на сцене. Я знала суть самого мифа про Федру, которая воспылала любовью к своему пасынку, и за это в итоге они оба и погибли. Но у Цветаевой Федра другая. Цветаева её не осуждает как большинство поэтов и писателей. Как можно судить за любовь? Цветаева поёт гимн любви, любви сложной, неоднозначной, нелогичной, зато искренней. И пусть герои в итоге умирают, но там на том свете Цветаева всё равно пророчит им любовь и счастье.
Постановка потрясающая. Артисты не только выкладываются на все 100, но и искренне получают удовольствие от игры. На протяжении двух часов они декламируют, поют, танцуют, бесконечно двигаются на сцене. Не передать словами энергетику происходящего, это надо видеть. Какое-то бесконечное визуальное совершенство. Более десятка обнаженных по пояс мужчин атлетического телосложения рассказывают языком танца древний миф. По словам Виктюка, «Федра» – это полутанец, полупение, полугимнастика, полуэротика.

Сама постановка абсолютно медитативная. На сцене установлена барабанная установка. Барабанщик отстукивает чёткий ритм, то громче, то тише. Артисты постоянно движутся по всему пространству сцены, то перелетая его в один прыжок, то замирая на месте.

Наверное, не каждому зрителю такое творчество будет понятно, но мне оно пришлось абсолютно в тему. На поклонах я поймала себя на мысли, что два часа постановки пролетели на одном дыхании.

0
0
...
24 февраля 2018
Фото Елена Товмасян
Фото Елена Товмасян
отзывы: 7
оценки: 10
рейтинг: 5
5

Побывала на спектакле Романа Виктюка "Федра". Для меня он оказался нудноват и местами вульгарен. Понимаю, что трудно создать драму из поэзии. И все же. Ощущение, что Виктюк сильно устарел. Его форма устарела, сейчас она смотрится пошловато: мужчины, которые играют женщин, играют своими рельефными телами, приникая друг к другу до почти неприличной близости, и купаются в нарцистическом акте "как же я хорош". Очень трудно отделаться от мысли, что это напоминает гей-театр с не очень молодыми солистами, чьи проглядывающие через разрезы мускулы почти всех частей тела смотрятся неприлично рядом с торсами молодых мальчиков. Я понимаю, что это стереотип, но манерность, пластика, экспрессивность, которые выходят за тонкую грань меры, создают очень конкретные ассоциации.
Про уровень театра: для меня это было и не балет, и не театр. Не дотягивало оно до хорошего театра ни по режиссуре, ни по хореографии, ни по чувству вкуса, ни по тонкости выстраивания театрального полотна и мысли.
Мне это напомнило историю театра Любимова: его старые спектакли смотрятся, захватывают, а новые - нет, они о старом, теперь уже не актуальном, не ухватывающем время - его "Медея" из ГУЛАГа, все из ГУЛАГа. Оба провокаторы, некогда смелые первопроходцы. Но их спектакли продолжают жить в своем времени, продолжают питаться прошлым.
Виктюк жалуется, что зритель уже не тот, не культурен. Но ведь к созданию этого нового зрителя он тоже причастен. Бозин откровенно говорит, что на "Служанок" ходят определенная публика - поглазеть на обнаженных мужчин и на бойкие танцы.
А вот Фоменко другой, он о вечном. Да, он не простой, требует работы в процессе спектакля, и кто-то тоже назовет его нудным. И в его театре совсем другой репертуар. Или Хржановский, режиссер мультфильмов, который вдруг ставит со сценаристом Арабовым чудесный фильм о Бродском, и не чувствуется, что им пора на пенсию. Или братья Тавиани, которые не всегда снимали удачное кино, в своем возрасте очень выдержанного вина ставят "Цезарь должен умереть" в тюрьме - фильм и спектакль одновременно, а потом "Декамерон" - я даже не ожидала, что такой красивый фильм можно снять по "Декамерону". И Вим Вендерс... Они все время в ключе, постоянно в поиске, всегда современны.

4
0
...
5 ноября 2015
Фото Maria Kolesnichenko
Фото Maria Kolesnichenko
отзывы: 3
оценки: 3
рейтинг: 4
9

Очень понравилось, кромее барабанщика в джинсах Очень понравилось, кромее барабанщика в джинсах

0
0
...
26 октября 2018
Фото Tatyana Pechegina
Фото Tatyana Pechegina
отзывы: 7
оценки: 7
рейтинг: 3
9

Вчера второй раз посмотрела «Федру» - первый был на генеральном прогоне. Конечно, для того, чтобы написать полноценный текст про этот спектакль, его нужно смотреть далеко не два, и даже не пять раз. Больше. Хотя, как и в случае с любым другим спектаклем Виктюка, каждый раз будет приносить новые открытия – в спектакле, в себе, во Вселенной.

А ПЛОД КАКОВ? ДУМ СОБСТВЕННЫХ…
Для меня «Федра» особо дорога. Как минимум, тем, что в ней встретились два любимых Художника – «первый человек в литературе 20 века» (с) и безоговорочно первый (главный) для меня человек в режиссуре 20-21…и далее. Искусство вечно, да.
В процессе написания этого текста постоянно ловила себя на том, что сбиваюсь на чтение первоисточника – захожу в поисках нужной («в настроение») цитаты и «зависаю» надолго. Так же, как на спектакле – при всей красоте сценической – иногда хотелось закрыть глаза и ПИТЬ текст обостренным слухом, растворяться в звуке. Цветаевский текст Виктюком и артистами прочитан идеально. Понят – точнее некуда (моё личное мнение, безусловно). Понят и прочитан в первую очередь на уровне вложенных в него энергий – и это, пожалуй, один из самых ценных моментов.

СЛЫШУ, СЛЫШУ КОНСКИЙ СКОК…
Как ни странно, в связи с этим («прочитан на уровне энергий») сейчас в голове возникла совсем не цветаевская цитата – из «Таис Афинской» Ивана Ефремова. Тем не менее, в моё настоящее ощущение «Федры» она вписывается довольно точно. Федра, кстати, дочь Крита, как и Таис. Да и можно найти оооочень много параллелей между обрядами, исполняемыми в храме Кибелы в «Таис», и тем, что Федра – дочь Пасифаи и сестра Минотавра («Ариадне — cecтра. Дважды: лоном и ложем свадебным» - а лоном материнским – еще и Минотавру). Было бы желание эти параллели искать Смайлик «smile» А Роман Григорьевич желание поиска будит виртуозно!

«Корни Земли-Геи и всего на ней обитающего спускаются в бездну хаотических вихрей, беснующихся под Тартаром в ужасном мраке Эреба. Подобно этому корни души тоже поднимаются из тьмы первобытных чувств, вихрями крутящихся в лоне Кибелы. Эти чувства, мрак и страхи нужно пережить, чтобы освободиться от их тайной власти, выпуская на волю…» (с) «Таис Афинская».

«Ни разу не человеческое» - читаю свои отрывочные заметки, сделанные во время спектакля. Да. Именно. Животное-божественное начало, восходящее к тому, что было еще ДО очеловечивания богов. Животное – читай «самое честное», неприкрытое, не сыгранное/наигранное. Это начало режиссер выводит ярко (и не только в «Федре», кстати) – хотя бы в сцене, где Федра «приручает» Ипполита, придя к нему в пещеру. В буквальном смысле слова – он рычит при ее приближении, постепенно успокаивается, узнавая …или привыкая.

ПОРЧЕНОГО СЕРДЦА ХОД…
В начале спектакля Федра – это еще не Федра. Это демон, дирижирующий началом ритуала, поставленного Виктюком. Демон, еще не овладевший маской Федры. «Овладевший» – прописано изначально в программке, но это случится в спектакле далеко не сразу – нам дадут возможность самим увидеть это превращение.
Дмитрий Бозин играет всех сразу – и демона-автора действа, и золотоволосую нежную Федру-Марину Ивановну («и зелень глаз моих, и нежный голос, и золото волос»), и перерожденное «порченое» существо, теряющее человеческий облик от страсти, посланной в наказание, и взывающее к Ипполиту буквально «из могилы» («инсайд» с одной из репетиций, признаЮсь). Всё это гармонично уживается в одном артисте (а в какие-то моменты даже вступает в диалоги – например, «демон-Федра»!) – ибо соединено давним идеальным совпадением. Сотворчеством «Виктюк-Бозин», за которое хочется благодарить прихотливую судьбу практически на каждом спектакле Виктюка...

В ЭТОМ ПЕПЛУМЕ, КАК В СКЛЕПЕ…
За четыре года до пьесы Цветаева написала цикл «Федра» из двух стихотворений – «Жалоба» и «Послание». Он так и остался отдельным, в пьесу они впоследствии не вошли. Роман Григорьевич вплел их в спектакль так, будто только там они и могли изначально существовать.
«Ипполит, Ипполит, болит…» звучит как молитва буквально вознесенной на Олимп Федры (опускается декорация с золотыми лентами, накрывая «скульптуры богов» в глубине сцены, а на Федру проливается персональный поток лент-света – с шаманского бубна, вознесенного над нею руками Судьбы). Молитва-жалоба уже обожествленному ею пасынку («Небожителей - мы - лепим!»).
«Ипполиту от Матери - Федры - Царицы - весть» совершенно логично восполняет отсутствие в пьесе текста письма – так, кстати, Ипполитом и не прочитанного. Но теперь – «через века» – услышанного нами.

…Хочется еще написать подробнее об актерских работах. Об Ипполите Игоря Неведрова, который при всей своей исступлённости в служении Афродите до последнего даёт надежду (зрителю и Федре) – в неуловимых «секундно-неуверенных» интонациях («Артемиде служу! А…..ты…..?»), в скорби о том, что «умру бездетным». О Тезее Александра Дзюбы, ведущем – даже выше демона-Федры – ритмически – это шаманское действо. О Тезее, единственном на сцене, кто пришел из нашего привычного мира, единственном, кто видит это со стороны – и даже в финале объясняет публике (зачитывая отрывки из дневников Цветаевой) то, что неподготовленные могли не понять. Об Иване Ивановиче, играющем Кормилицу-Судьбу, который приятно удивил развитием роли – в первую очередь внутренним.

Хочется подробнее понять и проанализировать логику изменений «человеческой декорации», которая становится то рисунками лучников с древних амфор, то храмовыми барельефами, то статуями богов и героев, то деревьями древнего леса, то многократно умноженной скульптурой Лаокоона с сыновьями… Архитектура тел на фоне архитектуры Мельникова (новое здание театра, нарисованное на заднике).

Но…будет еще третий спектакль – на котором, наверняка, в голову придут новые образы, ассоциации, параллели… А одним текстом, как выяснилось, нереально охватить абсолютно всё.

НЕТ ВИНОВНОГО – ВСЕ НЕВИННЫЕ.
Завершить хочется вот чем.
Федра мечтала «не о ночном, а о вечном» сне с Ипполитом. И именно это она у жестоких богов – выпросила. Наказание Афродиты не могло быть только страшным/плохим – трактующимся однобоко. Ибо она – в первую очередь, все-таки, – добро.

«– Так что ж во мне доброго осталось?
– Чары Афродитины».

При любом исходе мой любимый Мастер вслед за золотоволосой Мариной Ивановной – а вслед за ними и мы все – верим безоглядно: самое неистребимое Доброе, остающееся в человеке всегда, - от Афродиты. И именно это Доброе – пребудет вечно.

А теперь пусть зазвучит божественный голос Елены Образцовой… И двадцать два юных (всегда юных!) снова будут искать ее на сцене.
И найдут. В себе.
И успокоятся.
Ровно до следующего спектакля.

0
0
...
28 сентября 2015
Фото Галина К
Фото Галина К
отзывы: 128
оценки: 131
рейтинг: 3
Арт-терапия
10

Скажу честно, я не отношусь к преданным поклонникам театра Романа Виктюка. Бываю там от случая к случаю (хотя таких случаев набралось не так уж и мало, если посчитать)). Тем ценнее то, что от спектакля «Федра», поставленного на сцене этого театра, я просто в восторге. Это лучшее из того, что мне удалось увидеть в постановке Романа Виктюка.
Минимальное количество декораций в сумме с актерской пластикой и дикцией создают полный эффект присутствия в греческом античном амфитеатре (ну насколько я могу его себе представить, конечно))). Стихи Марины Цветаевой (фанатом которой я тоже не являюсь) звучат чеканной музыкой, отчетливо и строго выговариваются и отлично воспринимаются на слух, просто завораживают, затягивают тебя в безысходность этой трагедии. Я опасалась, что стихотворный текст будет чересчур сложен для восприятия, и да, он требует предельного внимания, но понятен и разборчив, актеры делают акцент на некоторых буквах, и это звучит очень торжественно.
Трагедия Федры, жены Тезея, влюбленной в своего пасынка Ипполита, своим исходом тесно переплетается с судьбой самой Марины Цветаевой, они обе плохо кончили… Но не буду спойлерить.
Спектакль ОЧЕНЬ красивый, и достигается эта красота не пышными декорациями, не причудливыми костюмами, а почти исключительно (есть там одна сцена, когда злой ветер дует на золотистые ленты, очень впечатляет) за счет актерской пластики. Накачанные мускулистые фигуры мужчин – актеров с обнаженными торсами, почти акробатические движения, требующие прекрасной физической подготовки, в сочетании с текстом стихов и ритмичной музыкой – все это смотрится завораживающе. Причем вся эта гимнастика не создает ненужного топота на сцене, не знаю, какими усилиями им это удается, но двигаются актеры «шепотом». Более того, я была поражена, что при всех этих кульбитах они умудряются не сбить дыхание и не начать запинаться, а ведь они проговаривают текст одновременно с движением.
Прежде всего эти восторги по поводу прекрасной физической формы и четкого текста относятся к исполнителям главных ролей - Дмитрию Бозину (Федра) и Ивану Ивановичу (Кормилица).
Однако с точки зрения эмоциональности, актерской игры мне больше всех остальных понравился Игорь Неведров (Ипполит). Да, у него не такая выигрышная роль, как у Дмитрия или Ивана, но глазами, мимикой он давал зрителям ничуть не меньше, чем они.
Вообще, спектакль очень эмоциональный, наполненный энергетикой, все, как я люблю). Смело могу рекомендовать к просмотру, единственное, стоит перед походом в театр хотя бы наискосок ознакомиться с первоисточником, хотя бы прочитать содержание мифа в сокращенном виде, если нет времени читать пьесу Марины Цветаевой, тогда легче будет воспринимать происходящее на сцене.
Единственное, что мне мешало – это шуршание перчаток, которые заставляют надевать при входе в зрительный зал. Трагедия на сцене требовала полного погружения, но вот этот целлофановый звук, идущий от зрителей ряда позади меня, немилосердно отвлекал. Понятно, что люди не могут сидеть, не шевелясь, ну зачем это насилие, кого мы там будем трогать, сидя в зале?.. Скажу честно – я свои перчатки сняла, как только прошла к креслу.
В остальном все безоговорочно понравилось.

0
0
...
16 марта 2021
Фото Анастасия Субботина
Фото Анастасия Субботина
отзывы: 158
оценки: 159
рейтинг: 1
10

Мне казалось, что будет очень легко написать про этот спектакль, ведь он мне так нравится, но когда начала, оказалось, что все не так просто. Все свои восторги я написала в прошлый раз, не повторять же их еще раз)
Полутанец, полупение, полугимнастика, полуэротика — так сам Виктюк характеризует спектакль «Федра».
Классический сюжет о любви Федры к своему пасынку переписала Марина Цветаева. Эту пьесу не первый раз ставит Виктюк, эта версия на сцене с 2015 года. И у меня ощущение, что спектакль как-то поменялся, не могу понять чем, но настроение в этот раз было другое.
В этот раз для меня самым ярким персонажем стал персонаж «Судьба», он же «Кормилица» у Цветаевой (вот тут я засомневалась насчет местоимений он-она, но в случае Виктюка это сложнее, чем в других театрах). Иван Иванович прекрасен в этой роли. Но какая же роль у него, в этот раз я вслушалась в его текст, очень коварная кормилица, если бы не она, может и финал истории был другой. В прошлый раз я больше смотрела, а сейчас именно слушала. А потом еще и прочитала.
Как же хорош Дзюба в этом спектакле, его Тезей — одна из самых интересных его ролей в спектаклях, которых я видела с его участием. И финальные строчки из дневника Марины Цветаевой, и записка Муру — хотя не имеют отношения к спектаклю, но по настроению очень подходит.
Про Дмитрия Бозина я наверно не буду писать, потому как это получится крайне субъективно, все таки это актер, к которому я питаю самые нежные чувства. Лик Федры в его исполнении — это прекрасно, особенно эпизод с Кормилицей, когда Федра сомневается открывать ли имя возлюбленного.
И финальный эпизод с арией Елены Образцовой — как же мне это нравится. Резкий контраст тихого пения и эмоций, которые вырывались со сцены ярче подчеркивают трагический финал.
...Там, где мирт шумит, ее стоном полн,
Возведите им двуединый холм.
Пусть хоть там обовьет –
мир бедным им! –
Ипполитову кость –
кость Федрина.

0
0
...
30 сентября 2018
Фото Victoria Zastavskaya
Фото Victoria Zastavskaya
отзывы: 16
оценки: 17
рейтинг: 1
9

Таинственный, загадочный, мистический золотой спектакль! Полон света и эротической красоты, великой поэзии и острой драмы, грации и магии! На мой взор этот спектакль - новая легенда театра не так давно вышедшая из драгоценных рук маэстро! Действо в узнаваемом "виктюковском стиле" и ощущении пространства сцены! Очень стильный спектакль и дьявольски пронзительный! О невозможной любви ( или страсти?) - излюбленный мотив великого режиссера... Обязательный к просмотру московский спектакль для каждого!

0
0
...
30 мая 2017
Фото Анастасия Субботина
Фото Анастасия Субботина
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
Браво
Арт-терапия
10

В мире горы есть и долины есть,
В мире хоры есть и низины есть,
В мире моры есть и лавины есть,
В мире боги есть и богини есть.
Ипполитовы кони и Федрин сук -
Не старухины козни, а старый стук
Рока. Горы сдвигать - людям ли?
Те орудуют. Ты? Орудие.
Если «Нездешний сад» для меня не запоминается, то «Федру» я каждый раз сравниваю с предыдущим просмотром. И именно этот спектакль колоссально зависит от настроения Дмитрия Бозина, исполнителя роли Федры. В прошлый мой просмотр чувствовалось, что у него было плохое настроение, Федра была злая, агрессивная, сочувствия этому персонажу не было совершенно.
А в этот раз Федра была хитрой охотницей, которая плела свои сети. И даже в моём любимом моменте
Кормилица
Врача спроси над язвой:
Режет чисто - режет сразу.
Мясника спроси над плахой:
Рубит чисто - рубит с маху.
Не царя, царица, нежишь!
Федра
Няня, по живому режешь!
Кормилица
Не царя, царица, любишь!
Федра
Няня, по живому рубишь!
Федра больше играла с Кормилицей, только для вида сомневаясь, признаваться ли в своей страсти к пасынку
Знаю ль?
Знала б — в бездну б!
Знала б — в землю б!
Всем люб, всем люб,
Всем люб, всем люб!
Очень понравился Станислав Мотырев, его чтение текста Цветаевой. Как то раньше для меня Хор был единым целым и больше воспринимался как фон для главных действующих лиц. А в этот раз Станислав вышел на передний план.
А если говорить именно про Хор, то очень не хватало Михаила Урянского, скорейшего ему выздоровления.
Ну и конечно Тезей (Антон Даниленко), роль с одной стороны небольшая, но очень важная. Мне очень нравится сочетание-переплетение текста пьесы «Федра» с дневниковыми записями самой Марины Цветаевой.
И прекрасное завершение спектакля — ария в исполнении Елены Образцовой, как очищение после трагедии.

0
0
...
15 сентября 2020
Фото Инокентий Акопыч
Фото Инокентий Акопыч
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
3

Честно говоря я поражен, что тут столько ценителей древней мифологии.
Что увидит обычный средний человек на спектакле:
2 часа чтения с выкриками пьессы Цветаевой полуголыми мужиками, которые к месту и не очень ползают на полу и извиваются. В эпичные моменты делают сальтушку. Как эти кривляния связаны с прессой знает наверно только Виктюк.
В целом, совершенно не тронуло и очень хотелось уйти. С середины ушло человек 10. Я досидел.
Думаю может понравиться девушкам, которые пришли посмотреть на голых потных мужчин или даже ещё больше мужчинам нетрадиционной ориентации. Ну или тому, кому очень понравилась сама пьесса Цветаевой.
В любом случае рекомендую ознакомиться с текстом, чтобы понять что вас ждёт более двух часов.

0
0
...
19 февраля 2020
Фото Анна Решетникова
Фото Анна Решетникова
отзывы: 2
оценки: 2
рейтинг: 0
4
Любителям декламации

Театр Виктюка оформлен в модном сейчас стиле лофт, без излишеств. Проход в партер по центру зала. Декораций немного. Зрители, в основном, женщины. Смотрели 30 января 2020 ,, Федру,,. На сцене все время играли 18 полуголых парней. Сам сюжет древнегреческой драмы, временами разбавлен классическими ариями и световыми эффектами. Возможно, так и выглядело представление пару тысячелетий назад, когда женщин играли мужчины. В наши дни режиссер чересчур усердствует в восхвалении пороков, тщательно выискивая малейшие намеки на них в тексте и даже не пытаясь балансировать на грани приличий.

0
0
...
30 января 2020
Фото Иришка Морева
Фото Иришка Морева
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
9

Вчера наблюдала за потрясающей игрой актеров в спектакле "Федра", театр Романа Виктюка. Основной сюжетной линией является любовь всепоглощающая, эмоциональная, страстная, безответная. Как писала сама Марина Цветаева, по её драме и поставлен спектакль, - " любить немножко - грех большой". А что делать, если это любовь мачехи к своему пасынку? Раскрытием этой темы и занимался Роман Виктюк посредством эмоциональной игры талантливых актёров, полуобнаженных образов, и барабанной музыки. Равнодушным никто не сможет остаться. Спасибо, за спектакль, который заставляет задуматься.

0
0
...
31 мая 2017
Фото Sergey Kirsanov
Фото Sergey Kirsanov
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
7

Текст Цветаевой. Ритмика чтения напоминает Маяковского. Сценография и костюмы напоминают кабуки. При этом массовка непрерывным потоком надолго застывает в кататонии, отчаянно напоминая древнегреческие барельефы и росписи...
неподготовленному зрителю сложно. но ярко и незабываемо.

0
0
...
15 июля 2015