Театральная афиша Москвы

Спектакль Барьер

оценить

Очень петербургская история любви

Максимально замороченный композитор в своей квартирке отбивается от звонков поторапливающих заказчиков. Юная нимфа со странностями обладает незамутненным сознанием и дает композитору уроки свободного полета. Герои повести Павла Вежинова, ставшей не столько основой спектакля, сколько отправной точкой для режиссера Яны Туминой, изобретательно дофантазированы. Одноактное представление состоит из теплых актерских этюдов в присутствии аккомпанирующего музыканта, где слова часто заменены паузами, одушевлением бытовых предметов и элементами театра кукол. Добавить уютное пространство «Особняка» с окнами на оживленную вечернюю улицу — получается едва ли не самая трогательная история удивительной любви в удивительном городе.

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
отзывы:
473
оценок:
156
рейтинг:
453

Мастерская театральная психоделика про полеты наяву

Барьер в данном случае — это понятно метафора той самой границы, которую устанавливает всякий нормальный человеческий мозг ради сохранения жизни. История в спектакле Яны Туминой происходит по ту сторону границ разумного. В ее основе — роман болгарина Павла Вежинова «Барьер», который публике среднего поколения знаком еще и по фильму со Смоктуновским и Ваней Цветковой. Некий композитор Манев, пребывающий в глубоком личном и творческом кризисе, встречает девушку, умеющую летать. Это синопсис спектакля, где в отличие от книги, переполненной диалогами, слова почти не звучат. Единственный посторонний человек — врач-психиатр Юрукова — присутствует лишь в качестве голоса в мобильном телефоне. Голос транслирует нормальную логику. Все остальное, что делают артисты Дмитрий Поднозов и Алиса Олейник при участии человека со скрипкой Бориса Кипниса, логике не поддается. Как и дымящееся пианино, и японские деревянные палочки, играющие десяток «ролей», и завораживающий театр с картонными куклами. Мастер гипнотизировать словом, Поднозов по большей части молчит, а специалист по так называемому physical theatre Алиса Олейник рассказывает истории, что и обеспечивает спектаклю эффект нетеатральности происходящего. Режиссер Яна Тумина в который уже раз доказала, что чем меньше делаешь вид, что сцена — это не театр, тем сильнее чувство фальши. Наоборот, открытый прием рождает эффект реальности событий. Актерам достаточно намочить куртки в ведре с водой и напялить их на себя, чтобы воображение зрителя дорисовало картину рыбалки под проливным дождем. С эффектом полета дело обстоит так же просто, но учащенное сердцебиение публике обеспечено.

1
Отзывы пользователей
Пока нет ни одного отзыва. Будьте первым.

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена театром «Особняк»

«Барьер» Павла Вежинова стал материалом, от которого театр оттолкнулся, чтобы отправиться в свободное исследование главных героев повести композитора Манева и Доротеи. И они приобрели черты людей, о которых нам действительно хочется рассказать. Сегодня. Их узнаваемость затронет многих: тема преодоления страха и стремление к полету близка всем, кто равен юности или хотя бы равен своему опыту — зыбкому или уверенному — в том, что мы называем преодолением барьера... Всколыхнуть изнутри, пошатнуть обыденность, приподняться над своей уверенностью и задать вопрос. Прежде всего — самому себе. Кто я? И где границы моего я? И кто для меня другой человек? В немногословном пространстве спектакля существуют два актера и музыкант, который втянут в игру не только на скрипке, но и с предметами. И изредка — со словами. Предметы и слова о том, как соприкасаются миры — видимые и не видимые, — возможности обыденные и уникальные. Те, что не объяснимы и кажутся нам чудом. Или безумием. Мир другого человека, не похожий на наши представления о нормальном, — как принять его, услышать? И возможно ли это? Насколько один человек может ради другого поменять свое мировоззрение? Как мы влияем своим прошлым и ежесекундным видением на то, что нас окружает? На другого человека. Наши влияния — это пересечения барьеров чужого сознания. Мы или расширяем, преодолеваем собственные установки, или еще больше укрепляемся в своем страхе и одиночестве.