Киноафиша Москвы

Фильм «И избави нас от лукавого»

Liberami (2016, Италия, Франция)

0
Кино: «И избави нас от лукавого»

«Экзорцист» на документальной основе

Документальное воплощение «Изгоняющего дьявола»: рассказ про современного экзорциста, практикующего в Сицилии. Лучший фильм секции «Горизонты» Венецианского фестиваля, где всех поразили реальные сцены изгнания демонов.

Отзывы пользователей о фильме «И избави нас от лукавого»

Фото BisonRavi
отзывы:
26
оценок:
44
рейтинг:
12
7

Ди Джакомо снимала эту документалку вместе с Андреа Сангвиньи, который добрался до показа в "Октябре" и чьи ответы на вопросы после показа оказались значимы не менее, чем сама лента.

В католических странах сегодня бум услуг экзорцизма, оказываемых населению церковью. Число одержимых прихожан неуклонно растёт, и Ватикан отвечает на этот растущий спрос: организованы специальные курсы по экзорцизму для священников, регулярно проводятся официальные конференции на эту тему. Клирики встречают запрос улицы во всеоружии. Съёмочная группа Ди Джакомо отправляется на Сицилию, где один из святых отцов оседлал волну: он активно практиковал экзорцизм ещё до того, как тема стала модной, так что с внезапным ростом спроса на услугу к нему пришла и настоящая широкая популярность.

Одно дело смотреть ленту художественную на эту тему, вроде любимого мною "Реквиема" Ханса-Кристиана Шмитда, пробирающую до дрожи. И дело совсем иное смотреть то же, но снятое уже камерой документалиста, картинку реальную. "И избави нас..." смотреть страшно. Во время просмотра синефильский, видавший всякое и готовый, казалось, ко всему, зал московского кинофестиваля сидел не пискнув и чудом что не поотрывав от напряжения подлокотники кресел.

Последующий же бенефис соавтора фильма в сессии вопросов и ответов вызвал и вовсе совсем нетипичный для ММКФ ропот в рядах зрителей и их вскакивание с мест с опрокидыванием так и не тронутых за сеанс стаканов с попкорном. Выяснилось, что авторы полагали ленту чуть ли не юмористической и Сангвиньи очень удивился гробовой тишине при просмотре в Москве: публика, мол, должна была смеяться. Когда зрители попытались выяснить, над чем именно нужно было смеяться -- там, где одержимые в нечеловеческом облике ползают в мучениях по полу церкви или где, к примеру, совсем молодая девочка, в судорогах, закатывая глаза, плюёт в священника во время обряда -- Сангвиньи, перебивая спрашивающих, размахивая руками, постоянно отбегая от микрофона, кричал, что и там, и там, так как лично он в какую-либо одержимость вообще не верит, считая её лживым театром, блефом. Впечатление неадекватности происходящего в зале после просмотра усиливалось тем, что понимать соавтора фильма было непросто, так как тот демонстративно отказался от услуг переводчика и общался с залом на русском, но настолько отвратительном, что из его слов хорошо, если только половина была понятна. И хотя переводчик всю сессию был рядом, а проблема взаимпонимания с залом была очевидна, Сангвиньи не только не обратился к его помощи, но напротив, когда переводчик пытался спасти ситуацию и начинал было переводить, Сангвиньи обрывал его, не давая продолжать.

Где грань между исследуемым и исследователем? Личность исследователя не раскрывает ли предмет полнее, чем результаты его трудов? Может ли произведение полностью оторваться от задач, которые ставил автор, и наполниться своими собственными смыслами, подчас противоположными авторским идеям?

Одержимые существуют и это, увы, реальность. Как минимум одного я своими глазами видел в живую этим летом на сцене "Октября".

А кино рекомендую к просмотру. Несмотря на крайне небрежную съёмку, там есть, что отыскать.

0