Киноафиша Москвы

Фильм «Роковая страсть»

The Immigrant (2013, США)

4.7
0:00 / 0:00
0:00

Роковая страсть

Роковая страсть (без перевода)

Смотреть трейлер

Фильм про польскую эмигрантку в Нью-Йорке 1920-х — от режиссера «Маленькой Одессы» и «Любовников»

1920 год. В поисках лучшей жизни Ева Цыбульски и ее сестра Магда плывут в Нью-Йорк из родной Польши. Когда они достигают острова Эллис, доктора обнаруживают, что Магда больна, и женщин разлучают: Магда попадает в карантин, а Ева — в убогие кварталы Манхэттена. Отчаявшаяся девушка быстро становится жертвой Бруно, обаятельного, но злого человека, который принуждает ее заняться проституцией. В один прекрасный день она встречает кузена Бруно, галантного фокусника Орландо. Тот покоряет девушку и вскоре становится ее единственным шансом на избавление от кошмара, в котором она оказалась.

Режиссер фильма «Роковая страсть»

Фильмов: 8

Родился в Нью-Йорке в семье еврейских эмигрантов из России, и это наложило свой след — снимает, как правило, автобиографичные картины, в которых его альтер эго выступает Хоакин Феникс. К примеру, отец Грея работал на фабрике, которая делала запчасти для Нью-Йоркского метрополитена — так получились «Ярды». Пока Грей рос, он познакомился со многими русскими бандитами — так родились «Маленькая Одесса» и «Хозяева ночи» (к тому же его сводный брат — полицейский). Но свой лучший фильм — романтическую трагикомедию «Любовники» по мотивам «Белых ночей» Ф.М.Достоевского — режиссер называет наименее автобиографичным, но наиболее личным. Не менее личной для него получилась и мелодрама про эмигрантов «Роковая страсть». В 2017 году Грей отправился на поиске Эльдорадо в «Затерянном городе Z». Лауреат «Серебряного льва» Венецианского фестиваля, неоднократный номинант на «Золотую пальмовую ветвь» и любимец французской критики.

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Станислав Зельвенский
отзывы:
1164
оценок:
787
рейтинг:
18173
9

Мелодрама о польской беженке в Нью-Йорке 1920-х

1921 год, молодая польская беженка Ева Цибульска (Котийяр) приплывает вместе с сестрой в Америку. На острове Эллис, в пункте приема иммигрантов с видом на статую Свободы, сестру помещают в диспансер с подозрением на туберкулез, а саму Еву грозят депортировать как одинокую девушку без средств, вдобавок якобы отличившуюся на корабле легким поведением.

Тут появляется Бруно (Феникс), внимательный, деликатный и аккуратно причесанный джентльмен со связями, который освобождает бедняжку, доставляет ее в Нью-Йорк и даже выделяет диван. Наутро, разумеется, выяснится, что Бруно — сутенер и Еве, если она хочет заработать денег на спасение сестры, придется забыть католическое воспитание в пользу именно что легкого поведения. Также на горизонте замаячит фокусник Орландо, он же кузен Бруно по имени Эмиль (Реннер), — недостающая вершина в странном любовном треугольнике.

Опереточное русское название «Роковая страсть» не только заранее опошляет все предприятие, в оригинале с прямотой клинициста названное «Иммигрантка», но и сбивает с толку: в сложных отношениях, которые описаны в фильме, есть расчет, дух соперничества, симпатия, желание — однако страсти там нет и в помине, и это принципиальный момент. Более бесстрастного фильма еще поискать — и многие ошибочно примут его ледяную сдержанность за фригидность.

Но Джеймс Грей, один из редких сегодня мастеров высокой мелодрамы, никогда не увлекался чувственной стороной этого жанра, раз за разом концентрируясь на мужских персонажах и их родственных, как правило, связях. И хотя в пятом фильме впервые протагонистом является женщина, строго говоря, это необязательное решение, принятое в прикладных интересах истории, — the immigrant при немного других обстоятельствах запросто мог бы стать мужчиной и оказаться не в борделе, а, скажем, на фабрике. Ева никак не проявляет свою гендерную принадлежность за пределами физиологии, она — объект эксплуатации и не перестает им быть, даже когда ее поклонники начинают бросаться друг на друга; патриархальный порядок не сводится исключительно к подавлению.

Бруно, продающий девушек со сцены шалмана (которым заправляет Елена Соловей), первым делом наряжает Еву статуей Свободы — образ, который в ином фильме показался бы тяжеловесным, но у режиссера вообще старомодные почтительные отношения с метафорами. В очередной раз и как никогда тщательно разбирая американскую мечту, Грей не менее суров по отношению к этому мифу, чем МакКуин в «12 лет рабства» — к мифу о свободе. Другое дело, что он умнее — и поэтому в его кино нет злодеев: Бруно — такая же жертва той же самой системы, и единственное его преимущество перед Евой, что его семья приехала в США чуть раньше. Но это преимущество временное, и оно тает с каждым днем, так что героев в результате объединит не любовь, а сочувствие, взаимовыручка сокамерников, выстраданное осознание того, что они, эксплуататор и эксплуатируемый, равны.

Если в ролях Феникса и Реннера все же хватает физического, то Котийяр все отыгрывает своими прозрачными глазами, которые гаснут по мере того, как неуверенность и настороженность беженки уступают место спокойной решимости мученицы. Можно сказать, что центральный конфликт фильма — это конфликт религии, в которой выросла Ева, и магии, фальшивого волшебства, которым зарабатывает Эмиль. Магия не выдерживает первого же удара, религия предлагает систему координат, в которой один может искупить свои проступки, а другой — дать это искупление, простить.

Атеист Грей, в кинематографе которого всегда был важен религиозный символизм, даже подсвечивает свой фильм, как мессу: в кадре вечно царит полумрак, деликатно нарушенный лишь локальными источниками света, лампами или свечами. Цветовая палитра — сепия, почти исключительно оттенки коричневого. Ровно так выглядел Нью-Йорк начала 20-х в «Однажды в Америке» и во втором «Крестном отце». Чем дальше Грей пытается уйти от проблематики своих первых фильмов об уголовниках и их родственных узах, тем заметнее, насколько прочны его собственные.

8

Отзывы пользователей о фильме «Роковая страсть»

Фото Лариса   Шварц
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
6
9

Две сестры приезжают в город-сказку, город-мечту, надежду всех иммигрантов в 20-е - Нью-Йорк. Ева красива, Магда больна, так и получается, что красота должна спасти всех. Ева (Марион Котияйр) здесь удивительна, трогательная и такая хрупкая, рядом с ней Хоакин Феникс выглядит просто демоном-искусителем.
Удивил Джереми Реннер, обычно он играет суперменов, а здесь он очень обаятелен. Очень красивая история любви, от слез, конечно, не удержаться!
В фильме не много мест действия, но все сделаны очень тщательно, интересно сделан театр Бруно, это уже не бурлеск "Великого Гетсби", но атмосфера эпохи передана блестяще, так что любители джаза, кабаре и ночной жизни не будут разочарованы.

3
Фото Melodika
отзывы:
481
оценок:
531
рейтинг:
608
9

По какой причине фильм назван "Роковая страсть" в нашем прокате - мне не известно.
На мой взгляд это фильм ни про социальное дно и ни про то, как в чужой стране ты - ничто - это только фон, на котором разыгрывается интересная история любви и прощения.
Про то, как даже в самых страшных и безвыходных ситуациях можно остаться человеком и смотреть вперед.
Не смотря на то, что события повествуют о времени весьма давнем, затронутые темы весьмы остры и современны.

Феникс и Котийяр - великолепны! В их дуэт прекрасно вписан Реннер.

2
Фото Artur Sumarokov
отзывы:
716
оценок:
2571
рейтинг:
913
9

Страсти по иммиграции

Красной всеобъемлющей нитью через все сознательное кинотворчество американского режиссера, сценариста и продюсера Джеймса Грэя проходит тема иммиграции и инфильтрации в новое, кардинальное иное общество, причем все без исключения центральные персонажи Грэя из "Маленькой Одессы", "Ярдов", "Хозяев ночи" etc принадлежат к волне пореформенной русской иммиграции, нахлынувшей на Штаты волной цунами после горбачевской эпохи тотального либертинажа/гласности, ознаменованной впоследствии и деструкцией всей Советской системы управления и координат. Герои картин Грэя, который сам являлся некогда уроженцем украинского Старого Острополя и принадлежит к небольшой горстке американских инди-режиссеров с русофильским складом ума и идеологией творчества, увы, не представляют из себя ни диссиденцию, ни интеллигенцию, впаянную в общекультурный русский этнос зарубежом. Их места обитания не вальяжный Манхэттен, а воспетый Вилли Токаревым и Шуфутинским Брайтон Бич, на котором на сей раз хорошая погода, а вот на Дерибасовской уже наоборот вовсю идут дожди. Их жилища находятся в Куинсе, и они с превеликой радостью лобызаются что с Мишкой Япончиком, что с Сашкой из Курска, приехавшего к своей еврейской родне. Что удивительно, взрощенный на такой, не самой благопристойной и отдающей клюквенностью почве режиссерский талант Грэя нашел свой отклик у многочисленной насмотренной публики престижных кинофестивалей Европы и США(особенно пригляделся Грэй своими опусами о русских бандитах на Американщине в Венеции и Каннах). Впрочем, в "Любовниках" 2008 года Грэй слегка отступил от привычной криминальной романтики, рассказав классическую мелодраматическую историю несчастной любви на фоне Брайтон Бич.
В своей же последней по счету крупной режиссерской работе, фильме "Иммигрант" 2013 года, впервые представленном на позапрошлогоднем Каннском кинофестивале, любимчиком которого Грэй является с поры своего молочного дебюта, и вовсе кажется, что режиссер, вероятно, уже окончательно перерос свой ранний стиль, сменил русский вектор на польский, оставшись, впрочем, по-прежнему русофобом и славянофилом, и снял если не opus magnum всея своего творчества, то уже очень близко к этому. "Иммигрант", или, если угодно упрощенная "Роковая страсть" - кино по духу своему, насыщенности и многослойности драматургического наполнения уже совершенно иное, даже чуть иноприродное для Грэя, который на сей раз создал не подражательское, под Скорсезе, кино("Ярды" и "Хозяева ночи" пожалуй что излишне напоминает оммажи "Славным парням", как "Маленькая Одесса" - "Злым улицам"), а очень самобытное, уже вовсю играющее на поле драматического сарказма и едкой иронии Вуди Аллена, который вполне бы смог снять такую ленту, имея он желание сменить Манхэттен с Европами на вектор русскости, раскрывающее тему иммиграции, обретения желанной свободы и спасения без пафоса, но с лоском; с реализмом, но без бытописательской чернушности; скорее внежанрово, чем полижанрово. Фильм Грэя это уже концентрированный универсум, в котором жизни намного больше, чем искусной и затейливой выдумки. В котором нет чистой искрящейся поэзии, а есть лишь практически булгаковско-довлатовская проза о нас, которые зарубежом есть пришлыми и чужеродными элементами, и тамошних хозяевах жизни - индивидуалистах, для которых нет Мы даже в условиях коллективного корпоративного бессознательного, а есть лишь Я, играющий чужими судьбами.
История полячки Эвы Цыбульской, отчасти фабульно синонимичная и лурманновскому "Мулен Ружу", сама по себе едва ли может претендовать на излишнюю нетривиальность. Все в ней очень типично: вынужденная иммиграция, поиск себя в новых условиях жизни, поиск своего места и, в конце концов, поиск и обретение любви, которой предстоит быть прокрученной через жернова насилия, похоти, порочности и человеческой жестокости, перебродившей на дрожжах вселенской подлости. И свободный мир Штатов предстает в картине Грэя - стилистически близкой к нуару, пронизанной флером поэтичности и почти что вычурного декаданса - отнюдь не свободным; во имя свободы - воли и не только - еще придется бороться, превозмогая себя и не отступая от заданной цели. Грэй не романтизирует ни Нью-Йорк 20-х годов, ни его разномастных, колоритных обитателей. Как таковой центростремительный конфликт здесь расплывчат; мелодрама присутствует в жанровой палитре фильма скорее для галочки, для приманки, а герои равны между собой, ибо внутри них, в их душах, идет невероятная внутренняя борьба - с соблазнами, с страстями, с собственной моральной неопределенностью. Город же остается безучастен и бесстрастен к их маленьким и большим американским трагедиям, ибо, по Грэю, человек и только человек есть вершителем своей судьбы, даже когда кажется, что им управляют силы высшие. И трагедия Эвы - это по сути трагедия всего послереволюционного славянского поколения, которое вынуждено было, под давлением внутриполитических сил, покинуть родные пенаты, сменить род деятельности и остаться в забытьи. Отголоски быта русской интеллигенции, убежавшей от нового быта, в "Иммигранте" не просто сильны и ощутимы; они громогласны, они звучат как инвектива и в сторону не только современной России, оказавшейся вновь на распутье, но и США, где свобода все больше кажется фикцией, наивной мечтой Иванушки-дурачка, который в один миг стал Иваном, не помнящем родства.

1
Фото Марк  Волохов
отзывы:
14
оценок:
16
рейтинг:
38
9

Фильм сначала назывался "Lowlife", что можно перевести как "Дно жизни", потом "Nightingale" (Соловей). Еще интересно, что Грей, пожалуй, первый режиссер, который снимал на острове Эллис, тот самом, куда действительно приезжали все иммигранты.
20-е это время появления кино (так и Бруно, главный злодей картины, говорит, что пора завязывать с кабаре и переходить на новый аттракцион), и главная героиня, в очень убедительном исполнении Марион Котийяр, очень похожа на героинь немого кинематографа, неслучайно так часты ее крупные планы.
Сам сюжет строится вокруг злоключений Евы, главной героини, и любовного треугольника, где за ее внимание борются два брата - плохой Хоакин Феникс и хороший, пусть и неуловимый словно ртуть, Джереми Реннер. При пересказе это кажется банальной мелодрамой, но фильм гораздо глубже и тоньше, чем просто перетягивание несчастной девушки из одной постели в другую. Эмоции здесь не на уровне пояса, а гораздо выше, это возвышенные и яркие чувства, которым, увы, так редко бывает место в реальной жизни, зато всегда есть место в кино.

1
Фото D. Monroe
отзывы:
343
оценок:
343
рейтинг:
505
5

1921 г. ЭВА С СЕСТРОЙ МАГДОЙ ПОКИДАЮТ РОДНУЮ ПОЛЬШУ В ПОИСКАХ "ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ", КОТОРОЙ ИМ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ НЬЮ-ЙРК. По прибытии Магду, заболевшую туберкулезом, помещают в карантин. Одинокая и растерянная Эва попадает в сети бесстыдного сутенера Бруно. Чтобы спасти сестру она готова на все жертвы и соглашается стать проституткой. Появление иллюзиониста Орландо, двоюродного брата Бруно, возвращает девушке уверенность и надежду на лучшие дни. Но она забыла о ревности Бруно…

Глубокий реализм, который отчетливо здесь прослеживается, похож здесь на экранизацию реалистического романа, со всеми натужными и не очень моментами. Авторы добиваются нужного для них результата, и даже лучшего что из этого можно сделать – в первую очередь, благодаря великолепной операторской работе Дариуса Хонджы, и не менее подходящего музыкального сопровождения. Собственно на этом, включая сюда работу художников-постановщиков, и держится вся картина, и актеры (не самые простые) утопающие во всем этом, иногда становятся лишь фоном, наподобие каких-нибудь торговцев на улице. Хотя должно быть, ровным счетом наоборот. Тема иммигранства, гонкой за «американской мечтой», когда в новой стране «у тебя, все валиться из рук», и тебе приходиться приспосабливаться любыми и различными способами – она собственно не так-уж нова, и это очередная картина про «якобы сильных людей», но у которых все-же есть свои комплексы, и «свои тараканы в голове». Если герой Хоакина Феникса – типичный сутенер, и который к концу показывает истинного себя, а герой Джереми Реннера – самый «светлый образ» в картине, то героиня Марион Котияр, не так уж и походит на набожную полячку, страдающей из-за своей больной сестры, потому как, сама исполнительница роли больше походит на куртизанку, в группу к которым она попадает. Но, тем не менее, как, ни крути - это очередной этап в карьере режиссера, и перед нами история (каких тысячи), направленная скорее на игру самих актеров, нежели на само время, которое как, ни суди, было интересней показанных здесь персонажей.

Вердикт: Реалистичная драма, которая в чем-то - промахнулась, а в чем-то – попала.

0

Оператор фильма «Роковая страсть»

Фотография Дариус Хонджи

62 года

Фильмов: 24

Дариус Хонджи
Оператор наполовину иранского, наполовину французского происхождения. Родился в Тегеране, но в раннем возрасте с родителями переехал в Париж. Отец Дариуса Ходжи был крупным бизнесменом и владел двумя большими кинотеатрами в центре Тегерана. В Париже Дариус часто ходил в кино на хорроры. Когда ему в 12 лет подарили восьмимиллиметровую камеру, первым опытом стала серия короткометражек о Дракуле, в которых он был режиссером, оператором и актером. После обучения киноискусству в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе вернулся в Париж, снимал рекламу и музыкальные клипы. Первой его крупной работой стали «Сокровища Сучьих островов» Франсуа-Жака Оссана, но настоящий прорыв произошел после выхода триллера «Семь» Дэвида Финчера. В этой картине оператор показал мастерскую работу с темнотой, которую позже применил в «Комнате страха», а также в фильмах Романа Полански, Вонга Кар Вая, Михаэля Ханеке, Вуди Аллена, Дэнни Бойла, Джеймса Грея, Алана Паркера. Картина последнего — «Эвита» — принесла Хонджи номинацию на «Оскар».

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена компанией Premium Film

1921 год. В эпоху разлагающейся морали и блистательного джаза Ева приезжает в Нью-Йорк. Наивная девушка в поисках счастья попадает в лапы Бруно, обольстительного, но страшного человека. Он берет ее под свою защиту, но вынуждает заплатить страшную цену. И когда кажется, что спасения нет, появляется его брат — фокусник Орландо. Сможет ли его любовь спасти Еву?