Киноафиша Москвы

Фильм Лавины воспоминаний

Lawinen der Erinnerung (2012, Германия)

оценить
16+
1 час 29 минут

В этой ленте Доминик Граф вспоминает о выдающемся деятеле немецкого телевидения Оливере Шторце, рассуждает об истории Германии и истории немецкого телевидения, в частности. Красной нитью в картине проходит сюжет автобиографического романа Оливера Шторца «Die Freibadclique» о дружбе молодых людей незадолго до конца Второй мировой войны. Зачитывая страницы романа, Доминик Граф подкрепляет эти воспоминания отрывками из работ Оливера Шторца. Будь то его экспериментальные работы на телевидении или его работа, посвященная Вилли Брандту «В тени власти» («Im Schatten der Macht»), — Шторц постоянно по-новому освещал вопросы войны и истории Германии. В своем интервью летом 2011 года незадолго до смерти он предстал аналитиком, нестандартно мыслящим свидетелем своего времени. Размышления Шторца подхватывает в своем комментарии Доминик Граф, открывая неожиданную сторону истории немецкого телевидения.

Режиссер фильма «Лавины воспоминаний»
Как вам фильм?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
Написать отзыв
Отзывы пользователей
Пока нет ни одного отзыва. Будьте первым.
Информация от прокатчика
«Лавины воспоминаний»
Информация предоставлена арт-объединением CoolConnections
В этой ленте Доминик Граф вспоминает о выдающемся деятеле немецкого телевидения Оливере Шторце, рассуждает об истории Германии и истории немецкого телевидения, в частности. Красной нитью в картине проходит сюжет автобиографического романа Оливера Шторца «Die Freibadclique» о дружбе молодых людей незадолго до конца Второй мировой войны. Зачитывая страницы романа, Доминик Граф подкрепляет эти воспоминания отрывками из работ Оливера Шторца. Будь то его экспериментальные работы на телевидении или его работа, посвященная Вилли Брандту «В тени власти» («Im Schatten der Macht»), — Шторц постоянно по-новому освещал вопросы войны и истории Германии. В своем интервью летом 2011 года незадолго до смерти он предстал аналитиком, нестандартно мыслящим свидетелем своего времени. Размышления Шторца подхватывает в своем комментарии Доминик Граф, открывая неожиданную сторону истории немецкого телевидения.