Киноафиша Москвы

Фильм «Кэрол»

Carol (2015, Великобритания, США)

6.8
0:00 / 0:00
0:00

Кэрол

Кэрол (без перевода)

Смотреть трейлер
  • 18+ 1 час 58 минут
  • жанр
    Мелодрама
  • Дата выхода в России:

Драма Тодда Хейнса по мотивам книги Патриции Хайсмит «Цена соли» о романе между двумя женщинами

Драма Тодда Хейнса по мотивам книги Патриции Хайсмит «Цена соли» о романе между двумя женщинами в конце пятидесятых годов; Юная Терез (Руни Мара) и состоятельная элегантная Кэрол (Кейт Бланшетт) знакомятся в канун Рождества в огромном магазине, где Терез подрабатывает продавцом; между ними быстро завязывается странная дружба. Главное достоинство «Кэрол» в том, что Хейнс, умелый драматург и вообще очень чуткий автор, из этой дружбы сделал деликатный роман воспитания. Там, где любой другой бы снял актуальную агитку за права меньшинства, Хейнс просто рассказывает историю первой любви, и эта история оказывается гораздо важнее любого политического заявления.

Актеры

Режиссер фильма «Кэрол»

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Станислав Зельвенский
отзывы:
1164
оценок:
795
рейтинг:
18191
5

Манерная мелодрама о лесбийском романе в 1950-е
В Нью-Йорке самого начала 50-х Терез (Руни Мара), застенчивая миниатюрная брюнетка лет 25, работает в отделе игрушек манхэттенского универмага и мечтает о карьере фотографа; у нее есть ухажеры, самый скучный из которых (Джейк Лейси) — уже почти в статусе жениха.

Кэрол (Кейт Бланшетт), светская дама из пригорода, наоборот, готовится к разводу и потенциальной тяжбе по поводу маленькой дочери. Муж-бизнесмен (Кайл Чандлер) по-прежнему без ума от нее и готов скрепя сердце простить некую скандальную историю, касающуюся Кэрол и ее старой подруги (Сара Полсон), но ей, очевидно, тяжело даже находиться с ним в одной комнате. В канун Рождества, которое она собирается провести в одиночестве, Кэрол приходит за подарком для дочери в универмаг, просит совета у симпатичной продавщицы и то ли забывает, то ли нарочно оставляет на прилавке свои перчатки.
Название фильма появляется на фоне диковинного узора, который вскоре оказывается вентиляционной решеткой нью-йоркской подземки и частью изысканного полутораминутного кадра: под меланхоличный, но чем-то взволнованный кларнет из саундтрека Картера Беруэлла камера поднимается от земли, проплывает через дорогу и заворачивает за угол. Приглушенные цвета, безупречно отполированные машины, дымка, фары, отражающиеся в лужах, прохожие без лиц — в основном мужчины в костюмах и плащах. Это тот же Тодд Хейнс и тот же оператор Эд Лахман, которые уже сделали фильм об отчаянной домохозяйке в 1950-е, «Вдали от рая», но «Кэрол» даже близко не напоминает его пышную техниколоровскую палитру и рассчитанные на широкий экран композиции. Решенное в оттенках коричневого, клаустрофобическое кино, которое все время норовит забраться то в машину, то в ванную, то в телефонную будку, отгородиться фильтрами и запотевшими стеклами.

Идея понятна: Хейнс хочет сказать, что его героини живут в атмосфере, которая постоянно, ежеминутно давит на них — не блеском фальшивого фасада, как во «Вдали от рая», а своей угрюмой, однотонной убогостью. К американским 50-м принято подставлять эпитет «лицемерный», но в данном случае это второстепенная характеристика, и почти все персонажи достаточно откровенны друг с другом; просто какие-то вещи обществом не принимаются, потому что общество плохое, как мы из своего прогрессивного времени с удовлетворением понимаем. Автор романа, по которому поставлена «Кэрол», Патриция Хайсмит, была убежденным мизантропом, и Хейнс составляет ей в этом смысле прекрасную пару. Занятно, что писательница определила Терез в детский отдел универмага, предвосхитив любимый мотив Хейнса — кукол (он когда-то снял целый фильм с помощью Барби). Кэрол, стало быть, снимает девушку с полки, где она могла бы простоять еще лет пятьдесят среди себе подобных.
И все это, вероятно, работало бы, если бы Хейнсу удалось противопоставить кукольному — человеческое, неживому — дышащее, обезличенному — индивидуально выстраданное. Задача, с которой он справляется максимум процентов на тридцать, причем проблема это концептуальная, полностью режиссерская. «Кэрол» — фильм, снятый с высоты сегодняшнего дня, ретро, рассказ о темных веках. Зритель, если он не совсем уж дремучий, с первых минут принимает сторону героинь и угадывает эволюцию их чувств на три хода вперед. Это по-своему комфортное чувство, но из-за него в истории отсутствует нерв и трение носит преимущественно социальный характер. Не классовый — что напрашивается и, возможно, было бы интересно, — а лишь на уровне «мы против них», любовь против общества нелюбви (здесь справедливости ради есть исключение в виде мужа Кэрол, который не совсем одномерный). Хейнс делает отсылки, явно сознательные, к «Короткой встрече», британскому шедевру середины 40-х с похожим простеньким сюжетом о возможности адюльтера, но это убийственное для него сравнение. Замужняя героиня «Встречи», увлекшись случайным знакомым, переживала моральную катастрофу не потому, что общество запрещало ей любовь, а потому, что она сама была неотъемлемой частью этого общества, — и это драма, и режиссер не знает однозначных ответов на свои вопросы, и мы ищем их вместе с ним, и 70 лет спустя в полностью изменившемся мире фильм волнует так же, как в день премьеры. «Кэрол» описывает роман, в котором вопросов нет вовсе: есть лишь пара влюбленных и прискорбные нравы давно закончившейся эпохи, не дающие им быть вместе.

Терез, накрашенная и причесанная под Одри Хепберн, но в отличие от той замкнутая в себе, для порядка слегка переживает — чего это ее влечет к тетеньке? — но это скучные сомнения того рода, которые в идеале развеивают на уроках сексуального воспитания. И к ним трудно относиться всерьез: а как бы вы поступили, если бы на вас стала смотреть со значением Кейт Бланшетт (которая насколько в «Жасмин» жила, настолько здесь — играет)? Смешно обвинять мейнстримовый фильм в том, что все слишком красивые, но притворяться, что именно эта изумительная, идеально подобранная пара — беленькая и черненькая, взрослая и молодая, аристократка и простушка — как-то символизирует угнетенный гомосексуализм, тоже немного смешно. Бесконечно манерная, в конечном счете монотонная в своих производственных статях и безупречном вкусе, «Кэрол» оказывается не пощечиной, но поцелуем — фильмом из тех, для которых маркетологи застенчиво и сладострастно извлекают табличку «Запретная любовь».

6

Отзывы пользователей о фильме «Кэрол»

Фото Valeriya Nikiforever
отзывы:
20
оценок:
26
рейтинг:
62
9

Необычный сюжет знакомства взрослой женщины Кэрол и молоденькой Трес, начинающего фотографа, снятый по роману "Цена Соли". Красивейшие съемки атмосферы Америки 50-х годов, великолепные крупные планы Кейт Бланшет, передающие профессионально сделанный макияж и костюмы послевоенной эпохи. Интересно показано не только увлечение Кэрол любовью к девушке, но и ее сильные материнские чувства, которые заставят зрителя проронит слезинку. В дополнение к прекрасной актерской игре - бархатный голос австралийки и ее безупречные походка и жесты, которые на протяжении всего фильма оттеняли угловатость и простоту героини Руни Мара. Если вы любите красоту, подчеркнутую элегантность, любовь к деталям и эпоху Нью-Йоркского арт-деко - вам стоит посмотреть этот фильм.

10
Фото Сквонк
отзывы:
177
оценок:
390
рейтинг:
475
7

Рано утром в канун Рождества 1952 года молоденькая продавщица роскошного нью-йорского универмага (кино-сестра героини «Бруклина»), нахлобучив нелепый, но милый колпак Санта Клауса встает за прилавок (Руни Мара). Скучая и блуждая взглядом она выхватывает в толпе покупателей богатую замужнюю даму лет сорока, которая, также скучая и блуждая взглядом, выбирает подарок четырехлетней дочке (Кейт Бланшетт). Их взгляды встречаются на пару секунд, и Терез Беливет (так зовут продавщицу) теряет даму в мехах из виду. Минуты две спустя, Кэрол Эйрд (так зовут великосветскую даму в мехах) сама подходит к ней, к её прилавку, и, снимая перчатки, знакомится. Забытые перчатки Кэрол, немного поборовшись с собой, юная Терез отсылает домой по тому же адресу, по которому выслан был выбранный Кэрол по её совету подарок – модель поезда. Далее – звонок Кэрол в универмаг с благодарностями. Позднее – приглашение встретиться. Тот момент, когда Терез влюбляется в Кэрол, неожиданно для себя (и – консервативных зрителей) – невозможно будет отследить и поймать ни ей, ни её зрителю (особенно – консервативному). Впереди – рождественские романтичные каникулы, фотоаппарат и любительская фотосъемка, частные сыщики, пистолет в чемодане, жизнь в номерах мотелей, легкая мелодрама и неожиданная трагедия, с рождественским же, впрочем, финалом.

Короткие встречи вдали от рая, и запрещённая любовь, и первая её любовь. Терез скучает. «Кэрол» по лирической тональности, элегическим нотам и тишине в кадре более всего напоминает, как будто ничего общего с ней не имеющего – «Посредника» (The Go-Between, 1971) Джозефа Лоузи с такими же каплями дождя на окнах автомобиля, с невозможно прекрасной музыкой и киноэлегическим блюром, вызывающим похожую таинственную печаль за «неслучившуюся» первую любовь (консерваторам – стоит смотреть как раз «Посредника» - великое кино на вполне традиционную тему в декорациях 1900 года). Как и «Посредник», «Кэрол» - экранизацию полуавтобиографической новеллы 1953 года знаменитой Патриции Хайсмит – нельзя представить на подмостках бродвейских театров. Все конфликты приглушены, никаких надрывов в театральном духе. «Кэрол» - очень деликатное и тонкое, и, пожалуй что, в смысле драматургии, слишком деликатное и тонкое кино, в котором многое происходит за кадром, а главное – приходится вычитывать «между строк». Оно потому немного холодит сердца, что действует тишиной и молчанием (точнее – умолчаниями). Даже скорее – легким касанием и легким дыханием. Каплей дождя, фортепьянной джазовой песенкой, фотокарточками по случаю, поворотом головы Кэрол и бездонно глубокими глазами молчаливой Терез.

История же «Кэрол» (если перевести гей-раскладку в обычную) – банальная, как и «Бруклин», романтическая история в стиле 1950-х, очень ретро и очень стильная, но ничего, на самом деле, от ретро-игры. Как ничего, например, и от великой «Короткой встречи» (Brief Encounter, 1945) Дэвида Лина (про короткую и убитую любовь замужней матери двоих детей к женатому врачу), по сюжету весьма близкой истории запретной любви двух женщин с Манхэттена, но по форме чрезвычайно далёкой – «Короткая встреча» - вопль, крик, выраженный кинематографической экспрессией взволнованной операторской работы; «Кэрол» - не крик, но шепот, который легко заглушить как раз криками возмущенных (но любовь при этом, разумеется, не убить). На память, конечно, сразу приходит недавняя лента Питера Стрикланда «Герцог Бургундии» (The Duke of Burgundy, 2014) Питера Стрикланда и пальмоносная «Жизнь Адель». В отличии от – лента Хейнса не посвящена собственно лесбийской любви, сцен секса как таковых вообще нет (две минуты прелюдии – не в счет, особенно для 2015 года!), и, главное, в «Кэрол» отличий от любой мужской-женской истории «запретной любви» нет по сути тоже: от перестановки слагаемых сумма романтической здешней любви не поменяется. На скандальную «Горбатую гору» Энга Ли «Кэрол» не похожа тоже: потому что, опять же, в «Горе» был надрыв, боль, горе и безысходность. «Кэрол» - гораздо более светлая, музыкальная и воздушная, она – про радость первой настоящей любви, а не про тяжесть любви невозможной или там противоестественной.

Ее единственный, пожалуй, минус – она не удивляет. То есть, вот если кто-то читал какие-то о ней отзывы и представляет какую-то картинку в голове – имейте в виду, лента примерно такой себе и будет по сюжету (но если вы там себе напредставляли два часа порнографии, кино вас, конечно, разочарует…). Однако при ее формальной и даже содержательной традиционности мотивов (если, повторимся, переключить гей-расладку в обычную) – она и не могла бы удивить в принципе. «Кэрол» - простая история, у которой может быть только два финала – счастливый и несчастливый, как у всех мелодрам на свете. Но в отличии от «всех мелодрам на свете», лучшие на свете драмы о любви в кино никогда не рассказываются, а – показываются – кинематографически, и поются – самыми чудесными и неуловимыми на свете мелодиями (здешний саундтрек Картера Бёрвелла – гениален!). И потому такие вечные истории любви – по-настоящему трогают. «Кэрол», которой, возможно, мешает ее академичность, классицизм, ретро-открыточность, трогает на каком-то физическом уровне (Вовочка, вон из класса! – мы не про эту «физику») – буквально сжимая твое сердце маленькими кулачками Терез.

Настроение «Кэрол» - нежно-ностальгическое, пастельное, печальное, очень нью-йоркско-зимнее. Но никогда не приторно-сладкое (как местами у «Бруклина»). И никогда – не ироничное, истории первой любви вообще чужда ирония, тем более – в кино. Отдельные зимние сцены «Кэрол» в Нью-Йорке напоминают раннего (вообще раннего, которого почти не издают) Сэлинджера, не говоря уже про Трумана Капоте («Завтрак у Тиффани»). «Богема», богатые предместья, работа продавщицы в большом магазине, встречи в кафе с тяжело длящейся минутой неловкого молчания (как если вы молчите на самом деле минут десять), ночные джазовые тусовки где-то в Гринвич-Вилледж, короткое роад-муви, в которое пытаются убежать наши героини от суеты большого города и безлюбовной пошлости толпы, и спрятаться в недорогих мотелях. «Кэрол» это не то чтобы очень женский роман (как «Бруклин»), скорее очень романтическая новелла. Все, что в этой новелле может и должно присутствовать – тут есть. Темы консервативных 1950-х, которые уже были в фильме Хейнса про любовь добропорядочной дамы к «черному» мужику и лицемерие общества – «Вдали от рая» (Far from Heaven, 2002) с Джулианной Мур – тут тоже вписаны, но вписаны как будто бы молоком по белой бумаге, исчезающими чернилами. Здесь даже нет особо педалируемой темы запретной любви, гонимой респектабельными протестантами нью-йоркских пригородов. Она подразумевается, конечно, но и только. К счастью, поэтому, «Кэрол» - не идеологическое политическое кино с либеральным окрасом. И уж тем более – не кричащая агитка. А рождественская элегия, которую смотришь с невольной улыбкой, то и дело радуясь за героинь или же огорчаясь. Помимо прочего, отчего не порадоваться тому, что «Кэрол» - редкий фильм, который легко мог бы пройти «тест Бекдела»: чтобы пройти который, «произведение должно содержать в себе хотя бы два женских персонажа, которые беседуют между собой о чём-либо, помимо мужчин».

История героини Бланшетт – меня тронула не сильно. Она играет очень «закрытую» персону, непроницаемую мраморную глыбу. Действительно сопереживать – до слёз – ей можно только как матери в сцене, когда она, теряя дочь, возможно навсегда, впервые плачет. Конечно, сыграть женщину в возрасте, давно носящую на себе броню, не так легко, как сыграть молоденькую нью-йоркскую продавщицу. Но дело-то в том, что Руни Мара здесь – ФЕНОМЕНАЛЬНА! Представить, что именно 30-летняя Мара способна сыграть юную девушку, нечаянно для себя влюбляющуюся в даму-покупательницу в канун Рождества, было невозможно. В Терез Беливет замечаешь с восторгом всё то милое, мягкое и очаровательное, что так пленяет в молодых героинях лучших американских романов, французского и итальянского кино 1960-х и голливудской классики. Ее скромная гордость (или гордая скромность), её неуклюжесть, мешковатость, угловатость, смущение, грусть, и молчаливость – завораживают. Она чарует еще и потому, что всячески стушевывается, стараясь незаметно ускользнуть от взгляда, точно боится кинокамеры (когда кинокамера – её любит!) и ей неловко быть на людях. В лучшей сцене, в условном Гринвич-Вилледже, в большой квартире, где «богема», ее друзья, устраивают вечеринку, Терез – скучает. И это банальное «скучает», когда она слоняется из комнаты в комнату, тяжело выдавливая из себя ответные реплики на вопросы, старательно поддерживая разговор – заставляет твоё сердце сжиматься – то ли от сострадания, то ли от любви к ней, то ли от восторга за неё, такую сдержанную в горе и гордую в тоске. Когда же, например, Терез рыдает – сердцу сжиматься просто некуда, оно, напротив, готово выпрыгнуть из груди.

Кэрол даже сложно назвать главной героиней, мы чаще на нее и смотрим-то глазами Терез. Центр тяжести «Кэрол» – Терез, и ее первая любовь, и первые же от любви мучения. Сила образа её – в её сдержанности и молчаливости. Сила Терез – в ее неразгаданности, в тайне человека, который ведет себя не так открыто, как остальные на эмоциях себя ведут. В сжатых губках, в пристальности ее взгляда (в котором даже невозможно прочитать её печаль, сказать, что ей сегодня очень плохо). Она не кричит, не топает ножками, не напивается вдрызг, как это принято иногда в драмах (в кино, и, особенно, «на самом деле»). Она или спит. Или молчит в телефонную трубку. Или смотрит в окно. Или курит, сигарету за сигаретой. Но каждый раз, когда Терез появляется в кадре – ты не можешь оторвать от экрана глаз. Все остальное кажется в сравнении с Терез и её элегией – уличной суетой, «белым шумом» большого города. От которого хочется сбежать сломя голову в дорожное кино и спрятаться в его ночных мотелях.

Наверное, это и есть любовь.

7
Фото Evgeniya Wiseman-Clarke
отзывы:
5
оценок:
534
рейтинг:
11
9

Carol is a film gorgeous beyond description, but I'll try. The two leads are terrific, possibly the best I've seen Mara and Blanchett act (so far). The '50s era style the film-makers managed to recreate is astounding, nostalgic and very atmospheric - you are instantly grasped by the period mood. Visually it's a treat - the camera work is truly phenomenal. The steamed windscreens and blurred reflections work as b&w and slightly out of focus photographs that are just being developed in the red room, similar to the feelings of the characters.

I'm curious how faithful the Todd Haynes film adaptation is to Patricia Highsmith's The Price of Salt. Put it on my 'to read' shelf. I have a feeling her prose will resemble Nabokov's Lolita. I had a déjà vu moment in the theatre: the taboo erotic obsession, the road trip with lots of motel stops and diners, the sense of being pursued, the gun that ought to fire... It's a melancholic love suspense thriller with little dialogue and a lot of pregnant pauses and meaningful touches.

It's impossible not to fall in love with the scene near the end. In a restaurant an Audrey-Hepburn-looking Therese consumes three commonplace yet forbidden and scandalous words uttered by the coral-red Carol's lips. But I think my favourite scene is 'We're not ugly people' at the lawyers' office.

6
Фото Марго Chernopyatova
отзывы:
10
оценок:
45
рейтинг:
10
7

Лента "Кэрол" - про очень красивую любовь двух барышень (да, друг к другу) в столь лелеемые мной 50-е года, с неподражаемой Кейт Бланшетт в главной роли (кстати, она ещё и продюсер здесь), от одной улыбки которой можно потерять голову. Но для меня всё это был слегка... шок.) Да здравствует ЛГБТ сообщество.)) Оскар не оставит фильм без внимания, да и снято действительно очень красиво... В нашей стране в прокат выходит чуть ли не спустя год после мировой премьеры - странно, что вообще выходит. Смело, респект.
В скором времени ожидаю мелодраму про геев.)) #сарказм

2
Фото Надежда Кочергина
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
1
9

Не вероятно нежный и трогательный фильм. Потрясающе расказанная история любви. Божественная Кейт Бланшет настолько хороша, что можно усомниться в собственной гетеросексуальности.

1

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена компанией Arthouse

В неповторимой атмосфере изысканного Нью-Йорка 50-х годов юная Тереза встречает Кэрол, ослепительную зрелую женщину, томящуюся в браке без любви. Мимолетный проблеск влечения перерастает во всепоглощающее чувство, которое навсегда изменит их жизни. Но как довериться любви, если твоя судьба зависит от предрассудков безжалостного времени?