Фильм

Фильм К чуду

To the Wonder (2012, США), IMDb: 5.9

Выбор «Афиши»
6.3
5.9
1/26

Новый фильм Терренса Малика

СтранаСША
Продолжительность1 час 52 минуты
Дата выхода2 сентября 2012
Дата выхода в России6 июня 2013
Возрастное ограничение12+
Потомок иранских эмигрантов. Его отец был геологом, занимавшим высокую должность в нефтедобывающей компании, поэтому семья могла позволить себе Гарвард, в котором Малик изучал философию. Особенно его заинтересовало учение о бытии Мартина Хайдеггера, известного поэтичностью своих текстов. Такая же поэтичность присуща и фильмам Малика — впрочем, вместе с производственными трудностями. Его дебютное криминальное роуд-муви «Пустоши», почти полностью состоящее из крупных планов полевых растений (и отмеченное в Каннах за режиссуру), снимали три разных оператора. Монтаж (в фильмах Малика он, как правило, ассоциативный) второй картины, «Дни жатвы», занял у режиссера два года. После этого Малик замолчал, превратился в затворника и получил статус «Сэлинджера от кино». Его третьего фильма пришлось ждать 20 лет — но оно того стоило, возвращение вышло триумфальным: «Тонкая красная линия» с суперзвездным составом получила главный приз Берлинского фестиваля. А вот следующая картина («Новый Свет» про Джона Смита и Покахонтас) была уже не так ласково встречена критикой. Не менее противоречивые отзывы получило и «Древо жизни», что, однако, не помешало ему, во-первых, взять «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах, во-вторых, ознаменовать собой окончательный переход Малика от традиционного нарратива в сторону бессюжетной поэтичности. Все новые фильмы разогнавшегося до космических скоростей режиссера («К чуду», «Песня за песней» и давно задуманное им кино об устройстве Вселенной «Путешествие времени») как будто бы написаны «белым стихом».

Рецензия «Афиши» на фильм «К чуду»

9Малик про любовь

Мужчина (Аффлек) встретил женщину (Куриленко), вместе они ездили на машине в Нормандию, фотографировали друг друга и обнимались у окна. Потом он увез ее к себе в Оклахому — она танцевала в лучах предзакатного солнца, а он не мог оторвать от нее глаз. «Что есть любовь? Где искать любовь?» — шептала она — и никак не могла распаковать свои вещи, как будто знала, что все это скоро закончится.

Терренс Малик, более-менее исчерпывающе высказавшийся на тему жизни, вселенной и всего такого в «Древе жизни», опять за свое: «К чуду» — это лишенный сценария аудиовизуальный поток эмоций и образов, в котором любовь мужчины и женщины рифмуется с любовью человека к Богу. Мир, показанный против света, визуальные рифмы, а теперь посмотрите на деревья — ведь в них больше смысла, чем во всем остальном. Фильм, по первоначальной задумке Малика, должен был называться «Похороны», о похоронах тут и идет речь — сложно не впадать в банальность, говоря о банальных вещах, но «К чуду» — это затянувшиеся похороны когда-то живого, осязаемого чувства, последняя песнь о былой любви, спетая на бесплодной земле под названием США. Малик по привычке складывает кино из мимолетных образов, шепотов и шорохов, и это, конечно же, в большей степени колдовство, чем собственно кино. Пространство в нем заполнено спертым воздухом — так пахнет в доме, где лежит мертвец. Любовь — это смерть, но как иначе. Ольгу Куриленко на двадцать минут экранного времени сменяет Рейчел МакАдамс, еще одна история любви, начавшаяся в полях с бизонами, а закончившаяся тревожной темнотой ее дома. Углами, коридорами и картонными коробками в прозрачном и ясном пространстве опустевшего дома заканчивается и основная история. Конечно, после «Древа жизни» «К чуду» выглядит слегка вторично. Конечно, может показаться, что Малик слегка заигрался в пророка и проповедника добра. Но, черт возьми, любовь — это и правда свет и красота, и, когда солнце слепит глаза, а в деревьях больше смысла, чем во всем остальном, взрослые люди могут позволить себе хотя бы в течение двух часов говорить обо всем — и в то же время ни о чем.

3 июня 2013
9

Как Малик Спилбергу показал

Мы уже так привыкли! Нам скучно, если пистолет не засовывается в глотку и после выстрела голова не отлетает в сторону. Мы так качественно всосали в себя электрохимию взрывов, лязгающий звук кувыркающихся машин, маршрут героя, по которому нам сначала показывают какой он, потом- этот конфликт идиотский, какая-нибудь тупая проблема, вроде восстания кефира, потом у героя проблемы с дочкой и еще жена его бросила, но вот он злобно поднимается с пола, убивает весь мировой кефир, его любит доча, к нему возвращается жена. Мы так привыкли к этому! Мы все немного виноваты! Не в том смысле, что нам это нравится, а в том- что эта история впитана нами до дна, и, когда она стала нашей кожей, мы отторгаем любую другую, как заведомо неверную, ложную, тупую и неестественную нам, нашему огромному знанию эстетики.

В зале было девять стариков.
И я. Десятый, ненастоящий старик.

Помните, у Тарковского, когда Андрей Рублев ходит по храму и смотрит на белые, только что оштукатуренные стены? Он говорит, что так бы и оставил- легко, хорошо.

И, вот извините меня, но Малик- это Рублев. Гений такого уровня, которому уже не надо ничего доказывать, никого взрывать. Он просто тихо рассказывает свою историю. Из красок он берет обычные- дом, солнце, река, поле, мужчина, женщина. И, вы меня еще раз извините, но вы для начала идите попробуйте так показать эти вещи, как это делает он. Каждая секунда фильма, каждый кадр- это великое чудо гармонии и равновесия. Но Малику мало визуального совершенства, он показывает самое сложное- любовь между мужчиной и женщиной, и вот тогда музыка оживает. Она обрушивается откуда-то с обрыва, и уносит вас в своем потоке. И Малик делает это просто. Почти без слов, одними прикосновениями, словно любовь нельзя описать словами.

Да, я согласен, есть пару шуточек, которые он вставил, но не чтобы посмеяться над кем-то, а просто ради собственного удовольствия. Например, когда на одну секунду появляется мальчик из Древа Жизни. Его лица не видно, он куда-то идет, как он шел в прошлой картине, а камера следует за ним. Зачем он тут? В этом нашей редакции еще предстоит разобраться, но есть версия, что сэр Малик хотел намекнуть, что все связанно. И что этот злобный малыш- ключик, открывающий секрет единства.

Тут говорят, знаете, что нет глубины в фильме. У меня один вопрос: а вы на каком языке смотрели? Умоляю, посмотрите в оригинальной озвучке, с субтитрами. Тогда вы заметите, что женщина говорит на французском, мужчина- на английском, а священник- на испанском. Нет глубины? Да это же чертова самая глубина всей нашей жизни!!! Женщина говорит на языке, непонятном мужчине.... ОНА ЕМУ ГОВОРИТ НА ДРУГОМ ЯЗЫКЕ. И весь фильм кажется, что он ее понимает, но он ее нет. В одном месте, где они вместе двигают кровать, мужчина смеется, и показывает ей рукой, говоря: "нет, направо это сюда".

И все-таки мне грустно, что мало кто увидит этот фильм. Такой чистый и легкий, он затеряется в веселой помойке. Я очень надеюсь, что Малик будет спокойно и тихо продолжать рисовать свои "неглубокие" наброски. А вам, друзья, я бы очень рекомендовал к просмотру эту картину. Хотя бы ради того, чтобы услышать, как Ольга Кириленко кричит, заливаясь смехом, на русском: "петушок, ты мой милый петушок!"

Аминь

26 апреля 2013
9Лучи солнца сквозь листья, волосы, руки.

Она говорит ему, что не хочет просить многого, только пройти часть пути вместе. У неё десятилетняя дочь, а у него – чуть грустный задумчивый взгляд и работа эколога, на которой он никому не может помочь. Она согласится попробовать, он увезёт её к себе. Дальше всё по закону жанра – немного солнца в холодной воде.

Мужчина и женщина встречают друг друга, ходят рядом, молчат вместе, играют и живут под одной крышей. Он даёт ей много, и она меняется, чего, кажется, и сама не ждала от себя. Щедр, но переменчив. И вот уже она улыбается ему навстречу, а он спешит забрать руку и отойти к окну. Потом он её не остановит, а она всё равно захочет вернуться, оба пошумят, погорюют, снова улыбнуться друг другу и будут медленно ходить по пустому дому. Отказ от принятия решения не заслуживает прощения, но точку, как скажет героиня, слабый может поставить только чужими руками. Все просто и от того особенно точно.

Совместив картинку National Geographic, мелодраматичную сюжетную линию и поэтическое дарование автора, получился удивительно художественный фильм. Кто бы мог подумать, что Бен Аффлек будет так гармонично смотреться в кадре со стадом бизонов? Нечастые закадровые монологи, звучащие практически белым стихом, абстрактные в целом, точно попадают в ход повествования. Оставаясь очень немногословным, кино глубоко высказывается на тему любовной связи двух людей. Да и в целом тоже. Камера плывёт и как будто бы чуть подрагивает, оставаясь профессиональной на протяжении всех 112 минут фильма, от кадра не оторваться – резво и молодо бежит вода по каменистому дну ручья, многозначительно в крупном плане распускаются цветы, лошадь тревожно подёргивает крупом.

Малик замечательно подметил и показал нам, что самое интересное между мужчиной и женщиной происходит, когда они ссорятся и, особенно, когда играют. Это то самое, когда обнажается настоящее, детское. Мужчина бежит за женщиной по закатному полю, она кидает в него осенней листвой, катаются по ковру в пустой комнате, смеются, она падает спиной к нему на руки. Полностью раскрывающий момент – вот они вы значит какие.

Если всё-таки не удержаться, и начать проводить аналогии между сегодняшним «К чуду» и Маликом двухгодичной давности, то здесь в центре сложность другого чувства, - не рефлексия зрелого мужчины насчёт неоднозначного (а у кого интересно оно однозначное) детства и переживаний в стеклянном лифте по этому поводу, а история, прямо говоря, любовных отношений между мужчиной и женщиной. И переживаний у окна чужого (в итоге) дома. Видимо, сам образ беспокойного осмысления прошедшего – отдельная важная полка в сердце автора. Оба фильма – исследования больших, главных чувств человека в поэтической форме, в необычной форме, невесомой и при этом эпичной. Восторг и головокружение.


Для ощущения завершённости напрашивается ещё один фильм – о дружбе, например, или первой любви. И со стороны режиссёра, трилогия была бы чертовски приятным жестом в нашу стороны.

11 июня 2013
7

@Любовь это приказ@
Это кино все в чувствах. В метафорах. Слушайте или чувствуйте, представляйте!...

Соткано. Тонкими прикосновениями взбито. Накручено легко и возвышенно. Героиня главная клубилась и падала, в шелках нежности куталась- окутывала, губами дотронулась- надула осторожно выпустила и... полетело! А глаза счастья полные. Но и игриво пальцами разыграла- дотронулась и лопнуло.., разлетевшись миллионами прозрачных и невидимых. Поцелуев...! Полных любви ко всему, что вокруг нас. Фильм и есть любовь. Высшая любовь , обязательная, непременная. Признание режиссера- таков Малик. Его мировосприятие не для всех, и это не значит, что только искушенные и поймут. Отнюдь! Гениальности мало, но индивидуализма, собственного подчерка, тонкого и ароматного.очень много.
Местами противно! Но задумываюсь, а ведь так и надо! ведь противно там, где задумано, а там где ребенок улыбается- должен и зритель расплыться.... Очень нежное и налюбителя. Трогательное и мыслящее. Это драма всего человечества. Но НИ В КОЕМ РАЗЕ НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ К ПРОСМОТРУ МОЛОДОЙ ВЛЮБЛЕННОЙ ПАРЫ. Это будет крах всех фантазий. Выйдя из кинотеатра, я с грустной ухмылкой поглядывала на целующихся. А что есть любовь.. Вместо ответов на мои и вообще вечные, только еще больше запутало. Заклубило и унесло... Но стоило того

7 июня 2013
7

Извиняюсь за баянство, но мне вспомнился древний анекдот.

Во время театрального представления из партера доносится тревожный крик: «Доктор! В зале есть доктор?» Спектакль останавливается, другой зритель откликается: «Да, я доктор», и готовится спешить на помощь. «Коллега! — восклицает тот, кто позвал.— Вы не находите, что нам показывают полную х…ню?»

После «Древа жизни» ещё оставались сомнения: может быть, простые люди просто не поняли всей художественной глубины? Но теперь очевидно — нет никакой глубины. Либо Терренс Малик впал в маразм, либо выдохся, либо сознательно троллит высоколобых искусствоедов. А может быть, всё одновременно.

3 октября 2012
7

Форма настолько совершенна, что содержание становится своим. И проповедь Малика воспринимаешь, как фон. Фон к своим мыслям - которые появляются благодаря этой картине.

Редкий случай, когда фильм можно и нужно назвать картиной. Всю эту религиозность режиссера можно простить за то, что он и его коллеги (в частности оператор Эммануэль Любецки) относятся к кино как к искусству. А это ведь редкое отношение.

Малик рассказал о светлой стороне любви - и я ему верю. Потому что каждый человек должен вспомнить, как он любил и как его любили - и как в то время пахли яблоки. У каждого свои закаты, бизоны, прыжки на кровати и шуршащие занавески.

Малик рассказал о тёмной стороне любви - и я верю, но не принимаю. Это опыт Малика, его история. Когда-нибудь кто-нибудь снимет фильм только светлый, только добрый. Малик - один из немногих, от кого можно ждать такой картины.

В этом фильме не говорится ничего нового. Но этот фильм побуждает к размышлениям, которыми мы не забиваем голову в повседневной жизни. А во время этой картины можно думать и размышлять о своей любви. Режиссёр снимает картину для себя, а не для нас. И мы там можем найти только редкие нужные мотивы. И только тогда "К чуду" становится фильмом, который снят именно для меня одного.

14 июня 2013
Все отзывы
Несмотря на восточноевропейскую фамилию, Любецки (друзья называют его Чиво — Козлик) — мексиканец из еврейской семьи. Родители имели отношения к актерству, продюсированию и психоанализу, а бабушка, сбежав из революционной России, поселилась в Мехико, где играла с мужем в театре на идише. Свою карьеру Чиво начал в местной киноиндустрии: снимал фильмы и сериалы. Его американским дебютом стала инди-драма «Двадцать долларов» про путешествие двадцатидолларовой купюры — такое же захватывающее путешествие на просторах американской киноиндустрии ожидало и самого Любецки. Он снимал для Майка Николса, Тима Бертона, Майкла Манна, братьев Коэн, Мартина Скорсезе, Алехандро Гонсалеса Иньярриту, но больше всего для Терренса Малика и особенно для Альфонсо Куарона (с Куароном они дружны еще со времен мексиканской киношколы — а в фильме «Дитя человеческое» придумали невероятную сцену погони с участием ноги Клайва Оуэна, автомобильной двери и мотоциклиста). Известен своей любовью к стедикаму, длинным планам, широкоугольной оптике и естественному освещению. Первый оператор, получивший подряд три «Оскара» (за «Гравитацию», «Бердмэна» и «Выжившего»), а также попавший на обложку авторитетного журнала о кинобизнесе Variety.
Читайте также
Последний модернист: гид по фильмографии Терренса Малика
Последний модернист: гид по фильмографии Терренса Малика
20 марта 2020
10 новых нон-фикшен книг для школьников
10
новых нон-фикшен книг для школьников
7 декабря 2021
Все мультфильмы студии Disney: сколько из них смотрели вы?!
Все мультфильмы студии Disney: сколько из них смотрели вы?!
24 ноября 2021
7 аниме, номинировавшихся на «Оскар»
7
аниме, номинировавшихся на «Оскар»
12 ноября 2021