Киноафиша Москвы

Фильм «Мельница и крест»

The Mill and the Cross (2011, Швеция, Польша)

6
0:00 / 0:00
0:00

Мельница и крест (без перевода)

Смотреть трейлер

Новый фильм малоизвестного у нас польского классика про то, как Брейгель пишет «Несение креста»

В основе фильма — написанный в 1564 году Питером Брейгелем шедевр «Путь на Голгофу», созданный на сюжет Страстей Христовых. Картина Леха Маевского представляет собой фантазию на тему судеб десяти персонажей, которых можно увидеть на знаменитом полотне (в их числе — Дева Мария), самого Питера Брейгеля и антверпенского купца, коллекционера предметов искусства Николоса Йонгелинка, по заказу которого художником было создано несколько картин.

Режиссер фильма «Мельница и крест»

Отзывы пользователей о фильме «Мельница и крест»

Фото tietaja
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
11
7

The Mill and the Cross: neo-medievalism and meaninglessness

Вы пришли в кино, вы сели в кресло, свет погас, и вроде бы всё как обычно - но тут оказывается, что вы смотрите не фильм, а картину. Вместо кинозала вы оказываетесь в венской галерее, прикованным, прибитым, пригвожденным, напротив “Пути на Голгофу”. Поздний Северный Ренессанс. Питер Брейгель Старший. 1564 год. Вторжение испанцев в Нидерланды. И вот тут у вас начинаются галлюцинации. Это дурное предчувствие, вещий сон. Статичные планы, масло по дереву. Живые люди заключены во вселенную, нарисованную художником. Каждый кадр - картина, каждый кадр - жизнь.
Мельник просыпается, расталкивает жену, ест. Медленно поднимается по нарисованной длинной лестнице, потому что нарисованная мельница должна работать, бесконечный круг должен продолжать вращение. Чтобы был день, чтобы был хлеб.

Жернова крошат зёрна, скрипит кровать, в лесу стучат топоры, дети играют, молодая пара продает теленка. На нарисованных холмах пляшут шуты, наигрывая дурацкую прилипчивую мелодию. Если играть громко - криков не будет слышно. Слева от нас дерево жизни, справа - дыба, смерть, глаза колесованного шута выедают вороны. Это рассказывает нам художник. Он говорит: я буду работать как паук, я напишу полотно, как паук плетет паутину. Неизвестный тащит крест на Голгофу. Мы не видим его лица, значит, на самом деле его нет. Мария уже ничего не понимает, она говорит: почему он? Она говорит: я не верю.

Христа Брейгеля распинают испанцы, его картина - форма политического протеста, её герои - жертвы вторжения, жертвы насилия. Но всё это совершенно неинтересно.
Зачем нам всё это сейчас, через две тысячи - или, хорошо, - пять сотен лет?

Художник говорит: мы ничего не можем сделать. Маевски говорит: nothing is gonna happen, больше ничего не произойдет. Всё, что мы можем - это наблюдать и запечатлеть, observe and capture. Он говорит: это наша надежда. Всё уже было, всё уже прошло. Мы знаем, почему женщин закапывали заживо, знаем, что Пилат умыл руки, знаем, зачем Иисус пролил свою кровь на череп Адама. Мы всё это видели, Рим давно пал, мы обречены на медленное увядание с момента рождения. Глупость зрелищ пляшет под шутовскую музыку после казни, и каждый из нас поднимается утром по нарисованной длинной лестнице, потому что нарисованная мельница должна работать: чтобы был день, чтобы был хлеб.

10
Фото Влад
отзывы:
66
оценок:
66
рейтинг:
36
7

Когда смотрим на любые картины и в особенности прошлых веков, в нашем воображении, порой, возникают некие представления о героях этих картин: как же они жили в то время, какое оно было, о чём они думают вот сейчас, куда именно, к примеру, идёт вот этот башмачник, или о чём думает вот та девица, и так далее, и в этой картине, весьма искуссно, художественно, и без прекрас, показана жизнь среднеевропейского города (в данном случае Антверпена, т.к. сюжет базируется на шедевре Брейгеля "Путь на Голгофу"), и самих героев, как бы сошедших к нам с картины, до того момента каким мы видим это полотно сейчас, а возможно и после...

Потрясающая работа художников и операторов, костюмы выше всяких похвал, немногословность, и даже некая бессловесность героев, в течение всего фильма, лишь подчеркивает обыденность и (возможно) аутентичность происходящего, и конечно же, картина, снова и снова, даёт нам задуматься о невежестве и гнустности человека, о его природе, об использовании им всего и вся вокруг во "благо" самого себя, о непонимании и искажении (на самом то деле) почти всего чему учил тот кому они все так показательно молятся, о редких людях (как мы видим во все времена), которые идут в своем мировоззрении вразрез с тем куда движется толпа, и о бесыходности...

Прекрасная работа. Кадры завораживают. Мысли уносятся как в прошлое так и в настоящее, и пока мы лишь можем развести руками.... Увы. (блог/журнал http://genomity.livejournal.com/)

2
Фото ELLE *
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
1

Этот фильм - просто издевательство над зрителем. Ни одного позитивного момента в фильме нет, ужасно громкие звуки, точнее - грохот или вопли, сюжета нет в принципе, люди все двигаются как в замедленном кадре. В общем, полное ощущение присутствия в дурдоме. Больше комментировать нечего.

2
Фото Валерия Брасле
отзывы:
62
оценок:
140
рейтинг:
60
9

Ламме, Тиль, Неле... Какими судьбами могло бы занести героев романа Шарля де Костера на полотно Брейгеля, в мир которого попытался углубиться польский режиссёр? Ведь Ламме – само добродушие, "брюхо" Фландрии, торжество всепоглощающей привязанности к простым житейским радостям; бесстрашный и находчивый Тиль – олицетворение неукротимой стихии свободолюбия; а Неле – это "сердце" Фландрии, воплощение любви – той самой, что всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит... В замкнутом круге резко очерченного создателями фильма жизненного пространства им просто не нашлось бы места.

Самыми главными героями "Пути на Голгофу" Питера Брейгеля-старшего, Брейгеля "Мужицкого", в представлении Леха Маевски, как мне кажется, стали неумолимо ускользающее время, запечатлённое в иллюстрации к событиям новозаветной истории, отчасти низведённой до бытописания жёстко-приземлённой жизни современников и соотечественников художника, и... смерть – не только физическая.

Орнамент киноленты варьирует мотив круга. Паутина в алмазах утренней росы, мельничный жёрнов, колесо – нет ничего из ряда вон выходящего в этих атрибутах повседневного бытия, ничего омрачающего или нарушающего его привычный ход. Но персонажи картины оказываются всецело во власти художника, не будучи в силах вырваться (да и вряд ли сильно желая того) из сплетённой им "паутины", жёрнов – безжалостно, словно зерно, перемалывает их судьбы, а колесо – становится орудием казни, орудием смерти.

Похоже, что почти никому нет никакого дела до Того, Чья фигурка едва заметна среди доброй сотни маленьких, увязших в "паутине" и занятых собой, своими большими и маленькими бедами человечков. Нет дела ни до Его страданий, ни до Его окаменевшей от горя Матери.

Пространство картины в экранной интерпретации от эпизода к эпизоду наполняется чувством тщеты всего, опустошённости и отчаяния.
Немногословный Маевски, в отличие от Брейгеля, не останавливает время в нужный момент и довольно-таки ощутимо смещает акценты. "Оживить" полотно известного художника создателям фильма удалось, но уловить его подлинный замысел... Хотя, как знать, вдруг они и не задавались подобной целью. И даже несмотря на это "Мельницу и крест" я без колебаний включила в свою коллекцию.

1
Фото Яков  Пятницков
отзывы:
6
оценок:
19
рейтинг:
7
9

Хочу сразу же предупредить всех любителей остро закрученных сюжетов и спецэффектов - в этом фильме нет сюжетной канвы в привычном нам понимании. Все действие разворачивается вокруг картины Брейгеля, а если быть точнее, то внутри нее. Жизнь Нидерландов 16 века протекает перед Вашими глазами неспешно, режиссер словно погружает Вас в заботы и радости людей тех лет. Однако честь фильму делает совершенно новая манера съемки вкупе с отлично подобранными персонажами и узнаваемая, замечательно переданная атмосфера полотен художника. Советую к просмотру всем любителям фламанских живописцев и нестандарных лент.

1

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена агентством «Артефакт»

В основе фильма — написанный в 1564 году Питером Брейгелем шедевр «Путь на Голгофу», созданный на сюжет Страстей Христовых. Картина Леха Маевского представляет собой фантазию на тему судеб десяти персонажей, которых можно увидеть на знаменитом полотне (в их числе — Дева Мария), самого Питера Брейгеля и антверпенского купца, коллекционера предметов искусства Николоса Йонгелинка, по заказу которого художником было создано несколько картин.