Киноафиша Москвы

Фильм «Вопль»

Howl (2010, США)

6.4
Кино: «Вопль»
Кино: «Вопль»
  • жанр
    Драма
  • Дата выхода:

Байопик об Аллене Гинзберге

За десять лет до Джима Моррисона, Игги Попа и прочих возмутителей общественного спокойствия главными скандалистами и enfant terrible американской поп-культуры были поэты-битники. И прежде всего — Аллен Гинзберг, наделавший много шума уже самой первой своей книгой «Вопль и другие стихотворения» (1956). Та самая поэма «Вопль» — вдохновенный гимн-верлибр во славу всех безумцев и аутсайдеров — стала манифестом и священным текстом поколения битников. И, кроме того, настоящей красной тряпкой для более консервативных кругов, потому и оказалась предметом знаменитого судебного процесса по обвинению издателя книги, поэта Лоренса Ферлингетти, в публикации литературы непристойного содержания. В фильме Эпштейна и Фридмана инсценировки из зала суда эффектно смонтированы со сценами первых поэтических шагов юного Гинзберга и — самое неожиданное — мульт-экранизацией наиболее ярких пассажей «Вопля». Любимец Джада Апатоу и Гаса Ван Сэнта, Джеймс Франко поразительно органичен в нежной коже Гинзберга, окруженный целой россыпью звезд на вторых ролях, во главе с обвинителем в исполнении ветерана артхаусного кино Дэвида Стратэрна и адвокатом — Джоном Хэммом (Дон Дрейпер из сериала «Безумцы»). Особого внимания заслуживает роскошная оригинальная музыка Картера Бервелла, которому удалось подыскать звуковую рифму к поэзии Гинзберга и рисованным образам тайских аниматоров из The Monk Studios.

Режиссеры фильма «Вопль»

Отзывы пользователей о фильме «Вопль»

Фото Igor Sinelnikoff
отзывы:
413
оценок:
413
рейтинг:
362
7

«Я видел лучшие умы своего поколения, разрушенные безумием, оголившимися в
припадочном голоде»

Это довольно известные строки вершины американской поэзии второй половины XX века, принадлежащие поэту-битнику Алену Гинзбергу. Впрочем, для части людей «Вопль» — одно из самых больших падений человеческого духа в истории творчества, для людей, которым претит примерно вот такое:

«которые отсасывали и которым отсасывали серафимы в человеческом облике,

матросы; ласки Атлантической и Карибской любви»

«Спонтанное письмо» бензедринового наркомана, еврея, гомосексуала, бродяги и пациента Колумбийского психиатрического института было подобно взрыву, спровоцировавшему очередное разбирательство «о непристойности», закрепившее за авторами право на самовыражение в любом виде и с любым сленгом, а сам «Вопль» вдохнул жизнь в целое движение, стоявшее у истоков сексуальной революции и массового раскрепощения. Крестовый поход Гинзберга против ханжества, его поэма и судебные записи были положены в одноименный фильм «Вопль», дающий исчерпывающее представление об этом неоднозначном культурном феномене в духе «Sundance».

Спродюсированный Гасом Ван Сентом, «Вопль» представляет собой изобретательную искусственную конструкции из анимации под чтение самой поэмы, живых чтений Гинзберга избранных отрывков в исполнении Джеймса Франко, хронику судебного процесса и мокьюментари-интервью, в котором актер, играющий поэта, объясняет, как родилось его творение. Отсутствие привычного нарратива, скорее всего дань тому времени, когда родился андеграунд, и обилие отборного мата про «святые х*и» вовсе лишает фильм массового зрителя, несмотря на наличие довольно известного актера. «Вопль», кстати, идеально бы подошел преподавателю на филологическом факультете, который мог бы во время пары просто поставить этот фильм, и ему бы не пришлось объяснять своим студентам и спорить с ними, что же в этой поэме такого великого. Ну, или хотя бы использовать в качестве дополнительного материала, выполненного как учебное пособие на высшем уровне.

Режиссеры фильма Роб Эпштейн и Джеффри Фридман, старательно отобрав фактический материал, объясняют феномен «Вопля» и скандальным судебным процессом, привлекшим к поэме всеобщее внимание, и особенностями самого Гинзберга, которого беззастенчиво показывают как надломленного интеллектуала-гея, долгое время борющегося со своей ориентацией. Отчужденный от окружающего мира, страдающий, влюбляющийся, затуманенный наркотиками Гинзберг пишет своим возлюбленным стихи, подражая Уолту Уитмену, Джеку Керуаку и Уильяму Блейку. Он верит в силу своего подсознания, описывает то, что видит, не рассчитывая, что столь маргинальное письмо хоть кто-то прочтет. Чтобы оправдать свое существование, Гинзберг всматривается в систему, общество, институты, государство, и ее уродство, а может обида на нее, заставляет Гинзберга развиваться и уходить в нонконформизм и буддизм. Керуак придумывает название поэме, и ее апокалипсическое настроение, критика мира и демонстрация «видимой, но незамечаемой» части Америки, внезапно оказываются невероятно актуальными и созвучными многим людям, а у других вызывает сильное отторжение и желание цензурного запрета книги как непристойной и бездарной.

В фильме поэма «Вопль» воспроизводится целиком, и чтобы облегчить ее восприятие, а она практически верлибр, авторы снабжают образы Гинзберга собственной галлюциногенной иллюстрацией, что дает шанс проникнуться этим творением. Тяжелая и неуклюжая, как отмечали современники, когда она звучала из уст поэта, она буквально парила и захватывала. Именно это ощущение пытались передать Эпштейн и Джеффри, и конечно сегодня, когда мир стал гораздо консервативнее, чем в «шестидесятые» «Вопль»-фильм и «Вопль»-поэма для одних точно также продолжают звучать бессвязной пошлой белибердой, не имеющей право на существование, а для других воплем по абсолютной свободе и бессмысленности жизни в отсутствии ее.

2
Фото Andrey Demidov
отзывы:
6
оценок:
7
рейтинг:
3
9

"Я видел лучшие умы моего поколения разрушенные безумием,
Умирающие от голода истерически обнажённые,
Волочащие свои тела по улицам чёрным кварталов,
Ищущие болезненную дозу на рассвете..."

Роб Эпштейн, режиссер фильма - известная фигура в мире документального кино, завоевавшая несколько престижных премий в этой сфере. Но если картина изначально и задумывалась, как документальная постановка, то в процессе съемок она переросла все допустимые рамки жанра и фильм получился необычным: красочным, сюрреалистичным, сочным как коктейль из всех возможных приемов, цветов и форм повествований - один из тех, что мгновенно впитываются в нашу кровь и ударяют в мозг.

Все произошло в Сан-Франциско в 1955 году, когда молодой, немного смущающийся 29-ти летний парень в смешных очках прочитал перед небольшой аудиторией Six Gallery свою поэму, недавно им написанную. К моменту завершения импровизированной декларации в глазах многих из присутствующих стояли слезы. Имя молодого человека было Аллен Гинзберг.

Сейчас мы знаем его, как одного из самых известных американских поэтов 20-го века, представителя, так называемого, "Разбитого поколения", но в то время выход книги вызвал в обществе настоящий шок, который привел к судебному процессу над издателем скандально известного произведения, художественную ценность которого еще предстояло доказать.

Фильм состоит из трех составляющих - ингредиентов, перемешенных в равных пропорциях и сменяющих друг друга на протяжении просмотра, пока зритель сидит перед экраном. Первый из них - это документальные четно-белые хроники того самого публичного чтения, позволяющие нам увидеть Аллена таким, каким его видели посетители Six Gallery в далеком 55-ом. Вторая составляющая энергетического коктейля - заседания суда, на где свидетели защиты и обвинения - художественные критики и профессора объясняют нам и уважаемому суду, что перед нами не очередная матерная частушка, а, если и не произведение искусства, то, по крайне мере, значимая веха в истории американской литературы. И, наконец, третий ингредиент - изюминка всей картины и то, за что я влюбился в этот безумный фильм - анимация, которая подобна джазовой импровизации и чем-то напоминает визуальный ряд пинкфлойдовской Стены.

Но, чтобы я не говорил, фильм документален. В нем последовательно описаны ключевые моменты жизни Гинзбурга: семья, сексуальная ориентация, принудительное лечение в психлечебнице. Он не может быть интересен всем по причине своей необычности и достаточно сложной формы. Это, впрочем, можно отнести и к самому произведению Аллена. "Вопль" – произведение тяжелое для чтения с листа, однако Гинзберг при чтении вслух был способен приподнять его так, что стих парил над головами слушателей, увлекая за собой. И если отбросить все предубеждения и поддаться этому иррациональному влечению, идея фильма станет понятной и близкой каждому. Фильм о том, как сложно и страшно быть не таким, как все, как больно ранит неприятие других и как всем нам нужно немного внимания и тепла.

"И последняя невероятная книга выброшена из окна наемной квартиры,
И последняя дверь захлопнулась в четыре часа ночи,
И последний телефон разбили об стенку вместо ответа,
И из последней меблированной комнаты вынесли всё до последнего предмета умственной мебели, желтой бумажной розы прикрученной к вешалке в платяном шкафу,
И даже она была воображаемой, лишь крошечной галлюцинацией, попыткой надежды... "

0

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена компанией CoolConnections

За десять лет до Джима Моррисона, Игги Попа и прочих возмутителей общественного спокойствия главными скандалистами и enfant terrible американской поп-культуры были поэты-битники. И прежде всего — Аллен Гинзберг, наделавший много шума уже самой первой своей книгой «Вопль и другие стихотворения» (1956). Та самая поэма «Вопль» — вдохновенный гимн-верлибр во славу всех безумцев и аутсайдеров — стала манифестом и священным текстом поколения битников. И, кроме того, настоящей красной тряпкой для более консервативных кругов, потому и оказалась предметом знаменитого судебного процесса по обвинению издателя книги, поэта Лоренса Ферлингетти, в публикации литературы непристойного содержания. В фильме Эпштейна и Фридмана инсценировки из зала суда эффектно смонтированы со сценами первых поэтических шагов юного Гинзберга и — самое неожиданное — мульт-экранизацией наиболее ярких пассажей «Вопля». Любимец Джада Апатоу и Гаса Ван Сэнта, Джеймс Франко поразительно органичен в нежной коже Гинзберга, окруженный целой россыпью звезд на вторых ролях, во главе с обвинителем в исполнении ветерана артхаусного кино Дэвида Стратэрна и адвокатом — Джоном Хэммом (Дон Дрейпер из сериала «Безумцы»). Особого внимания заслуживает роскошная оригинальная музыка Картера Бервелла, которому удалось подыскать звуковую рифму к поэзии Гинзберга и рисованным образам тайских аниматоров из The Monk Studios.