Все развлечения Москвы

Все отзывы о фильме «Счастье мое» (Германия, Украина, Нидерланды, 2010)

5.6
Фото Роман Волобуев
отзывы:
531
оценок:
507
рейтинг:
11240
1

Фильм про то, как страшно в России

В кабине у дальнобойщика (Немец), ждущего, пока жлоб-гаишник отдаст права, без спроса материализуется жутковатый старик (Головин) и рассказывает байку про то, как в 45-м, возвращаясь с фронта, потерял на местном полустанке все, что имел, включая имя. Рассказав, дематериализуется не попрощавшись. Дальнобойщик, пожав плечами, едет дальше. Спустя несколько месяцев (или лет — в общем, зимой) он окажется на той же трассе, перед тем же постом ДПС, по­теряв к тому времени не только имя, но и память, голос, человеческий облик, — зато с пистолетом в кармане.

Игровой дебют документалиста Лозницы — кажется, первое художественное выступление в формате «так жить нельзя», чьи претензии адресованы не общественному устройству РФ и даже не национальному характеру, а непосредственно отечественной топографии. Неприятный ландшафт населяют звери-менты и их бессловесные жертвы (к этим тоже лучше не садиться спиной), но главный злодей тут не житель, а местность — Бермудский треугольник размером в страну, «комариная плешь» из «Сталкера», которая методично плющит любого, пока не получится котлета. Лозница, в прошлом много снимавший в провинции (см., например, его выдающийся «Полустанок»), здорово чувствует ее мистическую изнанку, мастерски управляется с документальной фактурой (порой слишком мастерски — молчаливые статисты регулярно переигрывают актеров) и довольно умело провоцирует зрителя: кроме свежей информации о том, что в России не­прибрано и могут убить (не лестно, но, в общем, факт), тут звучит — пусть опосредованно, через персонажа — любопытная мысль, что, возможно, не стоило так отбиваться от немцев во время войны. Все бы ничего, когда бы, брезгливо ужасаясь российскому варварству, Лозница сам не действовал по методу провинциальных изуверов и не лупил так монотонно зрителя по почкам. Сперва это больно, потом удивительно, через час тупеешь и ничего не чувствуешь. Как и «Утомленные солнцем-2», в странной паре с которыми «Счастье мое» представляло постсоветское пространство в Каннском конкурсе прошлой весной, фильм Лозницы слишком полагается на простые физиологические реакции зала, чтоб всерьез потрясти (обидеть, взбесить) кого-то, кроме идейных мазохистов. И в точности как «Утомленные-2», сплотившие интеллигенцию и народ в общем желании выщипать режиссеру усы, на человека с более-менее устойчивой психикой он производит эффект, явно противоположный задуманному: выйдя с него, первым делом хочется обнять милиционера.

29

Отзывы пользователей

Фото Alexander Shinkarevsky
отзывы:
2
оценок:
64
рейтинг:
11
3

1. Пo пoвoду темы фильмa, егo сюжетa и oтнoшения егo к реaльнoй действительнoсти. Этo дaже не утрирoвaние, этo прoстo непрaвдa. Я личнo прoехaл нa мaшине нaпрoкaт зa 2 месяцa пo глубинке пo сaмым рaзным региoнaм Укрaины (дa, фильм прo Рoссию, a не прo Укрaину, нo ведь ситуaция нa Укрaине хуже, чем в Рoссии, в т. ч. и в деревне). Этo былo мoе первoе пребывaние нa территoрии СНГ зa пoследние 20 лет. Дa, дoрoги гoрaздo хуже, чем в мoей стрaне, дa, стaлкивaлся я и с хaмствoм чинoвникoв, дa, в деревне мнoгие люди пьют. Нo ни рaзу, будучи oстaнaвливaем гaишникaми, не стoлкнулся дaже с невежливым oтнoшением, не гoвoря уже o мaте и уж, тем бoлее, физическoм нaсилии с их стoрoны. Дa, oни пoгoлoвнo взятoчники и пытaются сoдрaть деньги нa чем тoлькo мoжнo, нo при чем здесь те сцены сексуaльнoгo дoмoгaтельствa и, тем бoлее, избиения, присутствующие в фильме, если, кoнечнo, oн претендует нa прaвду жизни, o кoтoрoй пишут рецензенты, пoстaвившие фильму высoкие oценки? И прoститутки придoрoжные скoрее бoлее стaршегo вoзрaстa, чем этo мoглo бы быть пoдхoдящим для их прoфессии, o кaких девoчкaх-пoдрoсткaх идет речь в фильме, я не пoнимaю. И, хoтя вырaжение лиц деревенских жителей oтличaется oт вырaжения лиц стoличнoй бoгемы, пoкaзывaть их кaк тупую безликую мaссу с бессмысленными лицaми, безучaстную кo всему прoисхoдящему вoкруг, является непрaвдoй. В первые дни вoждения пo зимнему шoссе в непривычных услoвиях - пo гoлoледу (в стрaне, где я живу, темперетурa никoгдa не oпускaется ниже нуля) я 2 рaзa oкaзывaлся в кювете и oбa рaзa пoчти срaзу незнaкoмые люди сaми oстaнaвливaлись и oкaзывaли мне пoмoщь. A ведь у меня былa мaшинa с киевскими нoмерaми, нa кoтoрoй былo нaписaнo "Aвтoпрoкaт", a те, ктo пoмoгaли, были местные вoдители грузoвикoв и, пo лoгике сoздaтелей фильмa, дoлжны бы были ненaвидеть меня, стoличнoгo (кaк oни думaли) жителя, имеющегo вoзмoжнoсть взять нaпрoкaт мaшину, чегo oни вряд ли мoгли бы. Склaдывaется впечaтление, чтo утверждaющие, чтo все этo прaвдa, либo сaми никoгдa, пoдчеркивaю, никoгдa не были зa пределaми крупных гoрoдoв и судят невесть бoг пo кaким истoчникaм, либo прoстo выдaют желaемoе (искренне недoумевaю пoчему) зa действительнoе. Реaлии рoссийскoй, a, тем бoлее, укрaинскoй жизни в прoвинции, нa сaмoм деле, неутешительны, тaк чтo непoнятнo, зaчем, вместo тoгo, чтoбы пoкaзaть действительнoсть тaкoй, кaкoвa oнa есть, выдумывaть чтo-тo, сoвершеннo нa нее непoхoжее?
2. Пo пoвoду сaмoгo сюжетa. Скaзaть пo прaвде, я не узнaл в oпустившемся герoе бывшегo вoдителя, зaтем не пoнял, чтo пoкупaтели плaтят цыгaнке зa егo aвтoмoбиль, я, грешным делoм, решил, чтo этo зa сaмoгoн:) и, нaкoнец, не узнaл в трупе нa снегу (пoсле сцены с нaвязывaнием деду пoкoйникa) сaмoгo дедa. Мoжнo, кoнечнo, все этo недoпoнимaние oтнести нa счет мoей прирoднoй недoгaдливoсти, нo, мoжет, делo в фильме?

11
Фото leluvi
отзывы:
72
оценок:
550
рейтинг:
56
3

Сотня эпизодических правд в результате оказалась одной абсолютной ложью. Такое бессмысленное нагромождение чернухи я еще не встречала. Сценарий на уровне студента - журналиста - троечника. Либо взрослой матерой продажной сволочи. На этот раз соглашусь с теми, кто обвиняет наши артхаусные фильмы в конъюнктурности. Потому что это и есть цель и смысл этой поделки. "СДЕЛАНО ДЛЯ НИХ, СДЕЛАНО БЕЗ ЛЮБВИ"

11
Фото Kabal
отзывы:
106
оценок:
109
рейтинг:
716
9

Сон разума рождает чудовищ

1989 год, Канн. Жюри во главе с Вимом Вендерсом присуждает главную награду дебютной картине «Секс, ложь и видео» 26-летнего американского режиссера Стивена Содерберга. Никому неизвестный застенчивый парень в очках становится самым молодым обладателем «Золотой пальмовой ветви» за всю историю фестиваля, через год его ленту берут на вооружение начинающие документалисты, через пять лет появляется целый жанр синема-верите, а в 2004 Содерберг уже в качестве приглашенной суперзвезды встает в один ряд с Антониони и Кар-Ваем на съемках нашумевшего киноэльманаха «Эрос». И это далеко не единственный пример успеха, можно вспомнить такие фильмы как «Беспечный ездок» Хоппера, «Дуэлянты» Скотта, «Персеполис». Дело в том, что Канн, как один из самых старейших престижных мировых кинофорумов, отбирает не просто хорошие картины, а в той или иной степени уникальные, и когда в конкурсную программу к уже состоявшимся авторам приглашают новичка — жди сенсаций. На прошедшем 63-ем Каннском смотре художественных фильмов игровой дебют украинца Сергея Лозницы «Счастье мое» не стал исключением.

Скажу кратко: такую Россию французам еще не показывали. Вначале чей-то труп проволокли по жухлой листве, кинули в сырую яму, залили ровненько бетонной жижей, а потом собственно началось кино. Основная интрига: Георгий (Виктор Немец), водитель лет сорока с темными задумчивыми глазами, везет муку в Смоленск. Крутит баранку небольшого грузовичка, колесит просторы необъятной родины. На своем пути встречает оборзевших дэпээсников, безымянного старика-попутчика, придорожную Лолиту, диких разбойничков. Выслушивая по жизненной притче, какие гиблые места в стране, он не замечает как его собственная жизнь тем временем тихо, но верно ложится в общие координаты ужаса. Километр за километром в объездных ветвящихся дорогах и умирающих деревеньках Георгий теряет сперва деньги, одежду, дальнобойную фуру, потом память, имя, дар речи, а в конце и надежду на лучшее.

Вот что интересно. Пока Лозница пользуется бешеной популярностью за рубежом, что называется, громыхает по фестивалям, у нас о нем ни слова. Если я все верно понял, то «Счастье мое» не попадет в прокат (даже в ограниченный), не проникнет на голубой экран (даже в передачу к Гордону «Закрытый показ») — слишком уж неудобное кино. По жанру это скорее роуд-муви, в вопросах формы, наверное, ближе к пьесе, плюс злободневный социальный комментарий. В кадре предпочитают молчать, если кто-то о чем-то заговорит, то надолго и серьезно. Лучший выход — у простоватого дальнобойщика с блестящим 5-минутным монологом «ты, главное, не лезь, никуда не лезь». И да, фильм совершенно беспросветный. За жутковатыми провинциальными пейзажами, измордованными лицами непрофессиональных актеров прощупывается какой-то совсем не здоровый липкий кошмар, в котором нельзя просто проснуться, утерев непослушной ладонью потное лицо. Причем перед нами почти фонтриеровская история, как дамочка Грэйс из Догвилля, Георгий — «типичный лишний человек», который пытается сделать добро, однако благими намерениями вымощена дорога в ад, становится только хуже. Потому финальную кровавую бойню следует рассматривать как хэппи-энд: негодяи получили по заслугам, а хорошие избавлены от страданий.

Разумеется, ожесточенных споров и даже обвинений в заказном характере не избежать. По двум причинам. Первая — снимали на голландские и немецкие деньги, любители вселенских заговоров обязательно ухватятся за этот факт. Вторая — как замечательно охарактеризовал кто-то из классиков: «Люди не любят зеркала. Когда им не нравится отражение». А Лозница добивается стопроцентной достоверности в изображении современной России и русских. Именно так выглядит нация за пределами МКАД — опухшая, злая, спивающаяся. Именно так добрые капитаны с лейтенантиками заискивающе зашибают бабки с водителей. Именно так деревенские встречают городских, кулаком в харю, да нос в кровь и глазки-щелки. Съемка в виде беспристрастного документального отчета дает возможность режиссеру говорить о серьезных вещах, не скатываясь в банальное морализаторство или эпатажную бесовщину в духе Балабанова. Не хочется гнать лошадей, время всё покажет, но это, пожалуй, самый впечатляющий, сильный и правдивый фильм со времен «Маленькой Веры».

Как написал критик «Гардиан» Ксан Брукс: as beautiful as a bruise. Красивый как синяк.

9
Фото Алексей
отзывы:
92
оценок:
624
рейтинг:
189
3

Смесь фильма "Юрьев день" с фильмом "4", только ни о чём. Чернуха ради чернухи. Долго ждал выхода фильма, начитавшись восторженных рецензий. На деле - разочарование, пшик. Игра актеров неплоха, но фильм не цепляет. Единственное, что заслуживает внимания в фильме - последние 10 минут - русский бунт: бессмысленный и беспощадный под песню Леонида Федорова, но смотреть ради этого 2 часа нудятины смысла не вижу

9
Фото yagost
отзывы:
11
оценок:
14
рейтинг:
72
7

Тем, кто хоть немного верит в будущее этой страны – смотреть не рекомендуется. Тем, кто собирается прокатиться на автомобиле по дорогам нашей страны – смотреть не рекомендуется. Тем, кто считает, что жить в деревне – это свежий воздух и парное молоко на ужин – смотреть не рекомендуется. Тем, кто считает, что провинция начинается не в 100 километрах от Москвы – смотреть не рекомендуется. Тем, кому хочется чего-нибудь радостного и светлого – смотреть не рекомендуется.

Реальность намного страшнее, чем галлюцинации белой горячки. Всё будет жестко, безысходно, предсказуемо-непредсказуемо как уход в запой, как последствия пьяной драки, как судьба освободившегося после шестой ходки. Обстоятельства, детали различны, но исход предсказуем. В этой стране дорога давно не ведет к храму. Дороги больше нет. Есть только одно направление. В темноту.

Хитрый взгляд сощуренных век оказывается невиннее и благороднее невидящих и смотрящих в никуда глаз сельского быдла.

9
Фото ВР-тринадцать
отзывы:
91
оценок:
165
рейтинг:
240
1

За все легавым отомщу! Нудноватая чернуха про водилу-терпилу. После светской беседы плечевых проституток - выключил с криком "вы врете!". Через неделю, от нечего делать досмотрел. Диагноз: фестивальная епатажка. Или, если по фрейду - то этот-то терпила и есть Лошница. Дело могло быть так: ехал почти что еврогражданин Лошница по России - снял малолетку евро этак за 20 - в кустах получил в ухо от малолеткиных друзей и лишился машины, денег и евро-паспорта. Побежал в ментовку: "Спасите, помогите!", а там его в клетку - "Попался педофил!". Через пару дней начальник получил откупные и дал команду чудика отпустить. "Твое счастье, п--р"- сказал дежурный, выпуская Лошницу.

7
Фото Lizush
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
6
1

Словно счастливые семьи Толстого, все российские "арт-хаусные" фильмы похожи друг на друга... Вот и "красивый, как синяк", и такой же бессмысленный, а также к счастью (моему)) такой же быстро проходящий, фильм Сергея Лозницы не стал исключением.
Непременный атрибут всех подобных фильмов: беспросветный мрак, угрюмые персонажи, алко-реализм... - суровые реалии нашей, сынок, родины...
С одной стороны, хочется подбодрить режиссера, - молодец, мол, Сергей Батькович. Пока кинопрокат задыхается от ядовитого смрада российского псевдо-гламура, Вы создаете чистое, как слеза ребенка, кино, без прикрас разоблачаете все российские пороки, и успешно навеваете атмосферу светлой грусти, я бы даже сказала меланхолии... Хоть завтра в соавторы к Фон Триеру...

Это с одной стороны. А с другой стороны, также хочется высказать немного критики. Вот, например, решил ты снять чернуху с философским twist-ом... Отлично! Но зачем, же пренебрегать заветами старого доброго Аристотеля? Понятно, что режиссер не дурак - Тарковского смотрел, постулаты Догмы всякой - разной читал, но может и Поэтику не грех пролистать?..
Например, для того, чтобы не забывать, что в фильме неплохо иметь сюжет: развязку, завязку, героя, хоть плохонького. Катарсис опять-таки, или климакс, на самый худой конец...
А так получается "протагонист" едет - едет по унылым российским просторам. Встречает на пути антагонистов (т.е. язвы российской глубинки) и ничего не происходит, кроме того, что дают ему, бедняге по кумполу, и он совсем теряется на фоне все больше эскалирующего безысходного беспредела...

При всей патетичности этого вопроса, тем не менее, хочется спросить, зачем все это было?! Зачем я это смотрела - я знаю, мне за это деньги платят. Зачем режиссер это снял я тоже понимаю, - ему тоже платят деньги, его везут на фестивали, да и просто приятно, не вагоны ж грузил... Но почему бы не посидеть немного, чуть-чуть напрячься и придумать... сюжет (!). Никто не говорит продавать свои бесценные принципы, и обманывать аудиторию, но откровенно говоря, зачем снимать такую (да простят меня Боги!) такую мрачную нудятину?! Ведь можно же снять мрачную "не - нудятину", возможно, что и "западно-критической" похвалы было бы не меньше, а даже больше?..

Короче, режиссер - молодец. Снял и славно, видно, что старался, душу вкладывал, но со сценарием поработать не мешало, а так поторопился и получилось как всегда... В общем, thanks, but no thanks.

6
Фото Oso Togari
отзывы:
16
оценок:
19
рейтинг:
39
3

Ммдаа.. Плохо, что фильм ужасов кинокритики пытаются выдать за некоторое полудокументальное откровение. Большинство наших артхаусных режиссёров за пределы Садового кольца никогда не выезжают, смотрят фильмы другу друга, заражаются аурой и стараются друг друга перещеголять. А тут ещё один иностранец вылез.
Лознице надо в Голливуд устроиться снимать фильмы категории "B" про зомби. У него явный талант.

6
Фото Dasha Razumnikova
отзывы:
2
оценок:
8
рейтинг:
7
9

"Антирусское кино".
Лозницу упрекают в первую очередь в том, что фильм снят на деньги немецких и украинских продюсеров.А что в этом ТАКОГО? Разве творческая личность не имеет право жить,где угодно и заниматься творчеством,где угодно? Какая разница,кто дает тебе на это деньги. Если не получается заниматься творчеством в своей стране,приходится искать выход. И хорошо,когда он находится. И не важно, в какой стране.
Второй наиболее частый упрек - вы показываете войну, которой не было. Ну как это не было? Как не было?Понятно,что мы выиграли войну. Но за счет чего? За счет человеческих жизней,за счет людей, которые были пушечным мясом. Но помимо всего этого были расстрелы своих же. Ладно за дезертирство. Это хоть как-то можно понять. Но было и такое, что свои убивали своих же.Из-за озлобленности, зависти,чего-то еще...страшно,что во время отечественной войны была еще и война гражданская.
Вы не любите Россию
Опять-таки странный вывод. Неужели, если ты вынужден находиться в эмиграции,ты обязательно должен быть сентиментальным и снимать про русские просторы и березки? Если ты думающий человек,то со стороны ты видишь острее проблемы страны, в которой ты родился. И тебе больно за страну. Больно,что происходит именно так. Больно,что ничего не меняется...Это, на мой взгляд,тоже любовь. Ты снимаешь кино не про березки,а про проблемы,которые тебя волнуют и беспокоят. Это не стремление показать,какая Россия плохая страна,а боль,которая продолжает тревожить и волновать даже за границей, продолжает теребить твое сердце.
Этого нет в России
Понятно,что не все деревни такие. Но, ведь, кино это скорее квинтэссенция...это субъективный мир,который видит режиссер. Может быть,плохо,что режиссер не дает светлого финала и как будто бы не видит выхода. На мой взгляд выход есть - он в голове зрителя, в том,чтобы не отворачиваться от проблемы,которая есть,а переосмыслить ее и сделать выводы. Не быть безразличными и бесчувственными друг к другу.
Война- это страшно
Безусловно. Но страшнее не внешние враги, а внутренние. Страшно,когда водители заламывают в аэропорте цены, не обращая внимая на людское горе. Страшно не то,что ты можешь умереть,а что твоя страна не может тебя защитить. Страшно людское безразличие и позиция "каждый сам за себя". Мы же так все пропадем "по одиночке". Вот это и есть война, когда жители одной страны ненавидят друг друга. И глупо закрывать на это глаза и говорить "мне не нравится". Это как кнопочка на facebook. Тут дело не в том,что "МНЕ НРАВИТСЯ",а в том,что ЭТО ВАЖНО СМОТРЕТЬ!

6
Фото Kater
отзывы:
168
оценок:
542
рейтинг:
797
9

Полярные мнения о «Счастье моем», имеющие место из-за разницы взглядов и систем ценностей, говорят в большей степени о нас самих, а к кино не имеют почти никакого отношения. Типичный пример того, как сильное высказывание обнажает все швы в обществе: политические, нравственно-этические, социальные.. Швы и дыры, ..если хотите, раны.

Эмоционально картина воздействует на всех, хотя кого-то она оскорбляет и приводит в бешенство, кого-то доводит до беспомощности, отбирая, так сказать, последнюю радость и надежду. Немногие способны прочитать в "Счастье.." острую сатиру, направленную не против людей, а против их пороков, наподобие Гоголя или Гойи. Восприятие зависит от нас самих.
По словам Андрея Плахова, «Счастье мое» воспринимается «на грани паранои», а другие критики сравнивают фильм с холодным острым скальпелем хирурга. У врача нет желания сделать больно, но есть представление о необходимости и степени вмешательства. А зритель, то есть больной, попадается разный. Кто-то кричит: Не трогайте меня, я здоров. Другие: Я болею, но доверяю только местным врачам.. В общем, непрекращающаяся паника в приемной.

Фильм правдив, а правда заставляет страдать, бьет наотмашь. Зато после такого удара улетучивается твоя природная сонная хмарь. Еще похоже на полет на шаре: высоко, холодно и страшно, боишься упасть ТУДА, в ТУ реальность. Это художественная реальность, сконструированная, в ней каждый шаг выверен и подчинен логике автора, и все-таки этот художественный мир настолько реален.. реальнее реального. Какая-то концентрированная среда, истоки которой в документальном прошлом режиссера. Реальность картины не равна, но тождественна миру, в котором мы живем. Все здесь узнаваемо, осязаемо и натурально, но это не Балабановский (упаси, господь) натурализм отрезания конечностей и ковыряния в язвах. Разница между Балабановым и Лозницей как между могильщиком и плитой, на которой написано имя.

Да, гениальный фильм, правда. Как произведение искусства безупречен. В нем и абсолютно новая, невиданная доселе форма повествования, где сюжет меандрирует, а «эпизоды перемигиваются друг с другом и обмениваются темами»; и уникальный и самобытный киноязык Лозницы; и работа с каждым лицом в кадре, яркие диалоги, написанные с большой долей иронии, замечательный Муту, румынский оператор. Очевидно, что после этого фильма уже нельзя снимать по-прежнему. Ну, настолько обрыдло кино по старым образцам, штампованное, надуманное, бессвязное, не дотянутое, не выстраданное, а поэтому выстреливающее все косо да мимо. Искусство должно заставлять страдать, ранить. Поэтому, если ваша первая реакция после просмотра картины: "Уберите это немедленно!", значит она вас задела, попала в цель.

5
Фото lilo
отзывы:
69
оценок:
296
рейтинг:
197
7

Такая вот правда

Это кино - не политическая акция, не подделка, не порочащее Россию вранье, это не утрированная действительность. Это правда. Та правда, которую я не хочу видеть, не хочу слышать, не хочу знать. Та правда, которая на пути к моему пониманию проходит в реальной жизни через сотни фильтров, и от нее остаются одни слова, которые меня не трогают. Я перестала реагировать на новости об убийствах, издевательствах, насилии. Я перестала сочувствовать в реальной жизни - я читаю книжки и смотрю кино. Жизнь для меня слишком жестока. Жизнь в нашей стране слишком жестока. Да, большинство сограждан (хотя опять же это моя страусиная позиция) в таком количестве эту жестокость и мерзость не видят, это исключительная история - та, которая описана (я надеюсь, что такие случаи единичны). Но по частям я все это вижу, я знаю, что так оно всё и есть.
Кино рекомендовано к просмотру всем, кто из новостей смотрит только сюжеты про нанотехнологии и родившихся в зоопарке пандах, кто забыл, когда в последний раз смотрел в глаза окружающим людям, кого бесят тетки с тележками и азиаты с баулам, тем, кто говорит, что на 20 тысяч гаишнику не прожить или же считает с точностью до наоборот. Тем, кто смирился с существующим положением вещей, как смирилась с ним я, оградившись от плохого и окружив себя воздухонепроницаемой стеной. Это кино, где поставлены вопросы и не даны ответы. В этом кино мы не оцениваем поступки героев, мы оцениваем себя. Мы сами отвечаем на эти вопросы каждый день. Надеюсь, что после этого кино я подумаю еще раз и дам другой ответ.

3
Фото Алексей Степанов
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
3
7

Неоправданная жестокость


«Счастье моё» - прекрасный образец того, как нужно работать с документальным материалом, точнее будет сказать с кинодокументом. Сергей Лозница, имея за собой большой опыт работы в документальном кино, до этого все его режиссерские пробы были только в документальном кино, великолепно его применил. Бесспорно, талантлив и режиссер, и фильм, но есть много «но», для начала хотелось бы отметить удачные режиссерские решения в картине.
Соединяя многочисленные эпизоды фильма, Лозница применил, на мой взгляд, беспроигрышное решение и переложил канву фильма под классическое «роуд-муви». Главный герой переезжает на своем автомобиле из одной точки в другую, не забывая при этом перемещать зрителя из эпизода в эпизод. Первая половина фильма смотрится достаточно живо, мы встречаем разных героев, образцово – в лучших традициях документального кино, прописаны типажы эпизодических мизансцен. Прекрасен и могуч – великий русский язык. Сохранена эстетика лучших образцов позднего советского и постсоветского кино – «Облако-рай», «Зеркало для героя», «Город Зеро». Фильм пропитан загадочностью и метафоричностью восприятия.
И вот, главный герой подвозит нас к развилке – к середине картины, и здесь начинают возникать большие вопросы по сценарию. Сложилось впечатление, что начался другой фильм – невнятные уходы в военное время, с такими же невнятными и непонятными, и в конце концов, ничем неоправданными, обречёнными разговорами учителя о судьбах народа и исходе войны. Разъезжающий в пространстве «балабановский» гроб, в придачу с умалишённым лейтенантом, сволочи милиционеры, и везде жестокость, жестокость, жестокость.
На мой взгляд, любое режиссерское решение должно быть оправдано, чем оправдать этот полёт фантазии совершенно непонятно. За всеми этими буйствами, главный герой просто потерялся – ты уже не с ним, ты с кем угодно – с мальчиком который остался без отца, с несчастным участковым, и его, такой же несчастной, женой, но только не с главным героем. Остаётся главный вопрос. Что заставило Сергея Лозницу влезть в чужой огород, ведь даже в его фильме, один из героев говорит, - «надо знать куда влезть». Всё что мы видели – прекрасно снимает Балабанов, только это, если сравнивать, даже не копия, а плохая копия.
Все эти вышеперечисленные опыты, нарушили целостность картины – исчезли символы, метафоры, эстетика. То чем ценно было это кино с первой секунды, с первого кадра – атмосферой, чувством времени, к концу фильма, к сожалению, было растеряно.

Степанов Алексей

1
Фото айнеж
отзывы:
146
оценок:
146
рейтинг:
515
7

Вчера удалось посмотреть Лозницу. Ради сего фильма не жалко было ехать через всю с Ботанического сада до киноклуба "Эльдар", но и раскаиваться за эдакое безрассудство не пришлось. "Счастье мое" стоит просмотра. Цепляет. Михалков, говорят, на круглом столе по итогам ММКФ сделал фильму мощный пиар - сказал, что это не искусство, а политическая акция. Вроде как клевета на российскую действительность. Вот никак не клевета. В эту историю на самом деле можно поверить. Повествование ведется в несколько отстраненной манере, Лозница ни в одном месте не позволяет себе высказать свое отношение к происходящему - от этого еще сильнее ощущение правды. Ну и потом не зря же Лозница совершил столько всего полезного и нужного в документалистике - в "Счастье моем" порой возникают кадры, от которых внутри появляется стойкое ощущение того, что смотришь неигровое кино.

От финала по телу пробегают мурашки. Когда погибает участковый, на пару секунд возникает недоуменное разочарование - но в мгновение ока оно превращается в тяжелое предощущение еще большей беды. Для меня интрига протянулась до самых финальных титров - будет ли самоубийство или нет? Остануться патроны или закончатся на одной из жертв?

Впрочем, на этом фильме можно не просто пощекотать себе нервы - то и дело на протяжении фильма натыкаешься на настоящие россыпи черного юмора. "Зря только парня побескоили" - говорит мужичок после того, как помог главному герою стать инвалидом. Смех здесь не только защитная реакция на льющуюся с экрана жестокость.

Есть трудности с пониманием сюжета. Если связать между собой эпизоды прошлого и настоящего времени мы еще коллективными усилиями смогли, то вопрос, кого-таки бульдозер в первые минуты действия закатывает в бетон, так и остался для меня неразъясненным. А на ум почему-то приходит Блок - "Живи еще хоть четверть века / Все будет так, исхода нет..."

1
Фото market troll
отзывы:
10
оценок:
12
рейтинг:
27
9

- Я тебе одно скажу: ты главное не лезь, никуда не лезь, куда не надо не лезь, если блять не просят тебя, значит не лезь. Ты тоже, наверное, залез, да? Ну, ёпть, теперь расхлебывай. Это, брат, я тебе скажу целое искусство куда надо лезть, а куда не надо. Правильно я говорю?

- Пошел вон отсюдова, пошел вон я тебе говорю, пошел вон к ебени матери!

Этот фильм - настоящий подарок любителям "Города Зеро", "Маленькой Веры" и "Свободного Плавания".

1
Фото Евгений Сулес
отзывы:
48
оценок:
94
рейтинг:
156
7

Сергей Лозница снял довольно страшное кино про то состояние, в котором все мы живём. По Лознице, мы живём в состоянии гражданской войны. Начало которой он даже не пытается определить, иначе станет совсем страшно. Лозница раздвигает горизонт до тех пор, насколько хватает режиссёрской органики: до последней большой войны и тем ограничивается.

Никто с такой лёгкостью и обыденностью не истребляет своих же, как мы. Мы патологически ищем внешнего врага и всегда со сладострастием находим, чтобы не смотреть правде в лицо: наш главный враг – это мы сами. Солдаты только победившей в великой войне армии – ещё и кровь на покрасневших мечах не иссохла – идут друг на друга, простые люди на таких же простых людей – «жаль только парня зря побеспокоили», менты на ментов, и, наконец, в финале главный герой с лицом Достоевского («чудесное» превращение из провинциального дальнобоя) – на всех. На правых и не правых, на виновных и невиновных. Потому что виновны все. Если не делом, так неделом, то есть невмешательством, которое проповедует один из персонажей, но не выдерживает и вмешивается и получает пулю. Потому что, по Лознице, лучше совсем не жить, чем жить в такой нежити, висящей на елях. Закатать в бетон, всех и вся, чтоб даже памяти не осталось. А «немцы культурная нация, придут и откроют школы».

Странное кино с ломанной, не прямой драматургией. И отчего-то где-то внутри начинает подсасывать, что страшный диагноз Лозницы верен. Так иногда больной, ещё до получения результатов анализа, уверяется, что у него рак.

Только будут это не немцы, как полагал наивный убиенный учитель-пасечник, а, наверное, китайцы. Или кто там придёт гулять на нашем бесконечном бетоне?


0
Фото Виктор
отзывы:
8
оценок:
8
рейтинг:
13
5

«Там далеко-далеко есть земля…»(1)

О гениальности фильма «Счастье мое» меня впервые известил друг-киновед, предложив посмотреть картину на досуге. Вкусу друга доверяю, но отношения с режиссером-Лозницей не заладились сразу. Диссонанс произошел, по-видимому, где-то в области сакрального.
Фильм Сергея Лозницы, мало того, что эпатирует – он слишком на многое замахивается. Оттого, видимо, и отчетливый привкус гениальности, оттого и преобладание в СМИ крайних мнений по поводу: либо шедевр, либо мерзость и чернуха. Одно, впрочем, другому не противоречит. Безусловно талантливая в техническом (и, допускаю, что даже в идейном) смысле картина «Счастье мое» легко встраивается, тем не менее, в общий ряд современного натуралистического, квазиреалистического арт-хауса, в который можно включить также фильмы «Груз 200» Алексея Балабанова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай Германики и проч.. Соседство, может, и неплохое: особенно в первых двух случаях. Дело вкуса. Но сам факт этого соседства говорит о тенденции, худо-бедно сложившейся в рамках современного авторского кино про Россию, и состоящей, образно говоря, в комбинировании черно-серых оттенков и изобретении черно-серого кинематографа (цветность рассматриваем, разумеется, на идейном уровне). «Счастье мое» – далеко не первое, но крайнее проявление указанной тенденции.
Лоскутное одеяло сюжета, развернутое на бескрайнем, бессмысленном и беспощадном русском поле, где на бунт сегодня способен только человек без ощущения «я», инициированный Никто, легко превращается в саван для Руси-матушки в ее современной ипостаси. Весь фильм построен как описание скитаний дальнобойщика, потерявшегося в мистическом, мертвом пространстве Киноруси, которое представляет собой мир без выхода и без надежды. Здесь у героя один путь – замкнутое само на себе перемещение между причудливо связанными друг с другом островками жизни, вызывающей отторжение. Здесь у героя одна судьба – постепенно превращаться в эмоционального и духовного калеку, ветерана невидимой войны, которая заранее проиграна.
Поле, где «нет дорог – есть только направления», в фильме Лозницы – это пространство не битвы, а бойни. Герои, руководимые инстинктами и все больше молчащие (главный герой вообще становится непробиваемо немым во второй части фильма), ничем не отличаются от скотов. Любые человеческие черты вытравлены из персонажей, вырезаны как рудименты, которым не место внутри сооруженной режиссером конструкции.
Заканчивается действие – прогнозируемо – отстрелом. Катарсис, если уместно так называть испытываемое ощущение, все-таки происходит. Финал красноречив: главный герой в точке экстремума прерывает конвульсивное, вызывающее рвоту дергание мира человекообразных тварей просто и быстро – лаконичными выстрелами из пистолета. Идеальный сюрреалистический акт: как у Триера в «Догвилле», только по-русски – без гангстерства и в шапке-ушанке. За минуту до титров герой уходит по дороге из Ниоткуда в Никуда, поперек узкой полоски света, не оставляя нам даже тени надежды на лучшее. Потому что во мраке теней нет.
Цинизма такого уровня, как кажется, нельзя наблюдать даже в «Грузе 200». Ведь, если в художническом пафосе Балабанова можно попробовать угадать боль за Родину, то в картине Лозницы, несмотря на всю сюрреалистичность композиции и богатство символического ряда, мы имеем дело с холодным взглядом документалиста.
Этот способ смотрения идеально подходит для создания откровенного антимифа о России, который и имеет место. Но картина не единственно антироссийская, но и античеловеческая в принципе (не зря многие критики вспоминают в связи с ней о фашизме). Античеловеческая хотя бы потому, что лишает зрителя надежды, которая, согласно затертому фразеологизму, умирает последней. Если нет надежды, значит мертво все. Остаются Некрополь и зомби, существующие в нем без цели и назначения. Именно с таким миром мы имеем дело в фильме «Счастье мое».
Так увидел Россию Сергей Лозница. Но циничная натуралистическая эсхатология – это вовсе не единственный способ трактовки русской современности. Есть и другие. Наша земля «без конца и без края» может быть не только тоскливой беспросветной пустыней, закованной в лед, как нарисовал Лозница – направления бывают разные, в том числе и те, по которым происходит «движение в сторону весны» (2).

P.S.: Не секрет, что снимать о «заМКАДье», о русской глубинке стало почему-то хорошим тоном для современных «серьезных» режиссеров. Как правило, эти режиссеры родом из Москвы или, на худой конец, из околоМКАДья или областных центров. Сергей Лозница – тот совсем издалека.
22 года своей жизни я прожил почти исключительно в провинции. Забавно видеть «объективный взгляд» на глубинку от мэтров отечественного арт-хауса.
Мира, который они рисуют, не существует. Почти всегда.

(1) Гр. Високосный год, песня «Тихий огонек» (из. к/ф «Дальнобойщики»)
(2) «Движение в сторону весны» - песня Бориса Гребенщикова.

0
Фото кино умерло
отзывы:
40
оценок:
57
рейтинг:
101
5

Страсти-мордасти

Мне кажется, уже пора говорить о целом направлении в современном российском (и около российском) кинематографе. Я бы назвал это направление критическим натурализмом. Его отличительной чертой является стремление авторов максимально достоверно воспроизвести удручающе-экстремальное житьё-бытьё населения, так называемого, "замкадья", и, тем самым, вынести всеохватный диагноз (или приговор) современной России. К числу лент этого стиля можно отнести такие картины, как "Груз 200" (да-да, фильм всё-таки о нашем времени) Балабанова, "Юрьев день" Серебренникова, "Волчок" Сигарёва и ряд других. Судя по тому, что мы видим в этих фильмах, дела России безнадёжны, родина наша агонизирует, и исцеления ждать не приходится. Жутковатое действие на экране одними встречается, чуть ли, не как откровение, и, соответственно, словами: "Гениально! - Шедеврально!"; другими - в штыки, а значит, обвинениями в "чернухе", "русофобстве" и прочих грехах. Отбросив эти крайности, я, после просмотра таких фильмов всегда остаюсь с одним и тем же вопросом. Каким? Скажу позже.

Больше года назад приличного шороху навела ещё одна критическо-натуралистическая лента - "Счастье моё" Сергея Лозницы. Посоревновавшись в конкурсной программе Канн-2010 с "самим", взяв на "Кинотавре" приз за лучшую режиссуру, в России картина прошла со скрипом в ограниченном прокате. Только ленивый не по-ёрничал над обстоятельствами её создания. Ещё бы! Картина "антироссийская", а снята на деньги продюсеров Украины, Германии и Нидерландов. Сам режиссёр - уроженец Белорусской ССР, высшее образование получил в Киеве, снял ряд документальных работ в России, а ныне живёт в Германии. Но особенное умиление вызвал тот факт, что чудовищная российская глубинка снималась в глубинке украинской. В общем, со стороны обывателя получается какая-то сплошная неувязка, да политика, в главной роли с изменником, из-за бугра клевещущим на так много давшую ему родину. Далее углубляться не хочется, потому как политика... она и есть политика - скучно и неинтересно.

А вот фильм, как ни странно, - интересен. Причём интересным мне показалось вовсе не его содержание, а его форма. То есть, фильм очень необычно, оригинально, с чувством и с мастерством сделан. Он действительно захватывает, причём так, как захватывают иные триллеры Хичкока, хотя больше он напоминает подчёркнуто холодные истории Ханеке.

Главный герой, добрый малый, рано с утречка делает себе в дорожку кофе с бутербродами, и отправляется на гружённом мукой грузовичке в… никуда. В этом "никуда" он встречает самых разных людей: доблестных работников ДПС, общительных дальнобойщиков, старичков себе-на-уме, гордых несовершеннолетних проституток, добродушных сельских жителей, предприимчивых цыган, весёлых зэков, и прочих упырей. Путешествие длится, должно быть, с полгода, во всяком случае, действие фильма начинается летом, а заканчивается зимой. За это время герой успевает потерять дар речи, забыть своё имя, обрасти модной в тех краях бородкой и полностью погрузиться в апатию. Финал, напоминающий фонтриеровский "Догвилль", знаменует окончательное уподобление доброго малого местным упырям. Глубинка победила – единственный в её краях человек, бывший человеком, - умер, то есть, ассимилировался.

Впечатляет то, как вся эта история рассказана. Скрупулезно выстроены флэшбэки, переплетения сюжетов, на первый взгляд никак не связанных, но составляющих единую закольцованную историю тотального безумия. Лозница действует в чётком согласии со своей доктриной отказа от "грубого вторжения в реальность", и признания исключительно "наблюдения за ней". Без пафоса или фарса, без сарказма или даже иронии режиссёр воспроизводит "всё как есть", а именно, дикость, варварство, сумасшествие, жестокость, одним словом, беспредел, царящий в современной России.

Что же, с автором, тем более опытным режиссёром-документалистом, трудно не согласиться. Но тут-то у меня и возникает вопрос. Вопрос тот самый, что мучает после каждой критическо-натуралистической ленты. "И что? А то мы этого не знали?!" В который раз мы увидели страсти-мордасти из цикла "Жизнь русской глубинки". И в очередной раз мы наблюдали хронику, холодную фиксацию, констатацию. Ту же самую, что сыпется вагонами с телеэкрана, льётся цистернами со страниц газет и журналов. В очередной раз я недоумеваю, но не из-за "поклёпа" на российскую действительность, а из-за переливания из пустого в порожнее. Авторы равнодушно закрепили общеизвестную истину, что беспредел в нашей стране – это состояние перманентное (что подтверждается вставками сюжетов о военном и послевоенном времени), и страна живёт всегда так, как будто идёт или только что кончилась война, и ничего с этим поделать нельзя.

Разочаровывает не поставленный, страшный, но верный диагноз, а отсутствие какого-либо внятного предложения излечения больного организма нашей многострадальной. И тут, правда, я каждый раз спотыкаюсь: ведь если из картины в картину авторы не могут предложить решения поставленных проблем, получается, что проблемы нерешаемы, больной безнадёжен, и маленький упырь стучится топором в дверь каждого из нас. Подобный взгляд мне не очень близок, потому и не близка лента Лозницы. "Счастье его", конечно, что проживает он в благословенной Германии, но зачем же с такой безнадёгой смотреть в нашу сторону? Его беспросветная картина подобна жизни без надежды. А так, по моему мнению, просто не бывает.

С натяжкой, должно быть, вновь соответствующей натяжке в действительном времени, но хочется видеть эту надежду в детях, появляющихся почти в каждом эпизоде. Дети в фильме становятся свидетелями, жертвами, порой даже участниками происходящего ужаса. Однако вопрос, как это всё отразится на них, что они вынесут из пережитого – в некоторых случаях остаётся открытым. Выходит, только будущее покажет, насколько тяжела болезнь нашей страны. И лишь оно же решит, насколько оправдан режиссёрский творческий метод "наблюдения" за действительностью. Смотрим фильм и ждём… или что-то начнём делать?

0
Фото hasisin
отзывы:
119
оценок:
277
рейтинг:
254
5

Посмотрел в несколько приемов фильм "Счастье мое" Сергея Лозницы, которого так и тянет назвать Юрием. Ну то есть дорога, дорога, рытвины, туннели, ямы, виражи. Длинная дорога жизнь.
Простому водителю попадаются инфернальные гаишники, мистические старички и благородные проститутки, а также разнообразное быдло.
Что роднит между собой практически всех персонажей - это их патологичность. Автор как бы намекает, что патологичность эта давняя, подбрасывая нам сцены времен второй мировой, где тоже не все было гладко в отношениях граждан страны между собой. В принципе, весь фильм являет собой иллюстрацию известного афоризма "Русские есть эпилептоидные психопаты, зацикленные на насилии". Несколько не по себе становится разве что при мысли, что автор рассказывает это не нам, и не мне, а какому-нибудь западному чудику. А в целом - ну да, примерно так оно все и обстоит, если делать скидку на вынужденную сгущенность художественного образа.

0