Киноафиша Москвы
Москва

Фильм «Хочу свистеть — свищу!»

Eu când vreau să fluier, fluier (2010, Румыния, Швеция)
6.1
оценить
0:00 / 0:00
0:00

Хочу свистеть — свищу! (без перевода)

Смотреть трейлер

В который раз удачный румынский фильм — теперь про 18-летнего гопника в ожидании выхода из колонии

Силвиу через 5 дней должен выйти из исправительно-воспитательной колонии для молодых правонарушителей. Но эти пять дней становятся вечностью... его мать вернулась, чтобы забрать его младшего брата, которого он воспитывал как сына. Во время пребывания в колонии Силвиу знакомится с соцработницей Аной и влюбляется в нее. Переживания за брата превращаются в настоящую панику. Поддавшись порыву, он решает похитить Ану. Теперь для него главное — это свобода, ветер, деревенская дорога, первый поцелуй. Отныне все кажется возможным.

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Станислав Зельвенский
отзывы:
1187
оценок:
818
рейтинг:
18364
7

Еще один хороший румынский фильм

18-летний Силвиу (Пиштеряну) досиживает четырехлетний срок в колонии. За две недели до освобождения он узнает, что мать (Водэ), с которой у него ­сложные отношения, хочет забрать его любимого младшего брата с собой в Италию. Одновременно в колонию приезжают практиканты с каким-то социоло­гическим исследованием — среди них девушка с красивыми губами.

Простой, как свист, но и довольно пронзительный фильм очередного ру­мынского самородка как влитой встраивается в вереницу фестивальных хитов из Восточной Европы. Снова элементарная жизненная коллизия с возможностью трагического исхода, гиперреализм, рудиментарный диалог, ненавязчивая, словно отсутствующая, камера. В том, как оператор подолгу бродит за героем, уткнувшись ему в затылок, можно разглядеть известное пижонство, но если эта концепция и искусственная, то, безусловно, работающая. Шербан блестяще чувствует экранное время: первый час в фильме почти ничего не происходит, но нет ни одной лишней длинноты. Режиссер незаметно, но очень умело имитирует непосредственность реакций: герой что-то решает, потом передумывает, что-то делает, потом делает иначе. Он спотыкается, у него что-нибудь выпадает из кармана. Саспенс построен не столько на радикальных поступках (которые, впрочем, тут тоже есть), сколько на микродвижениях. В итоге Силвиу — не первый гопник, которого кино затягивает в почти античный сюжет, но один из самых убедительных. Кто бы мог подумать, что из гадкого утенка подростковой драмы вырастет почти что «Хладнокровный Люк».

10

Отзывы пользователей о фильме «Хочу свистеть — свищу!»

Фото relay
отзывы:
94
оценок:
567
рейтинг:
1480
9

Красавица и «чудовище»

Новая румынская волна, которая так нравится штатным рецензентам «Афиши», на самом деле страшно напоминает некоторые советские фильмы 70-ых и, частично, 80-ых. Особенно эти долгие, многозначительные взгляды, раскуривание сигареты, растянутая на целый эпизод, по-кафкиански растущее внутреннее напряжение при полной кажущейся внешней безмятежности. (Чего, правда, тогда не было, так это дрожащей камеры, нацеленной прямо в затылок ГГ). Начиналось тогда все как бы с пустячков, скучных, стандартных ситуаций- то ученых на картошку послали, то заседание по поводу премии, или там из гаражного кооператива двух товарищей надо сократить. А заканчивались те картины почти по-шекспировски жестко, хотя и без трупов (ну, максимум кто-то умирал от сердечного приступа). В детстве все это казалось мне страшной мутью, в которой почему-то барахтались великие актеры. Сейчас же лучшие из них вызывают у меня такие же чувства, что и триллеры Хичкока.
История падения «четкого пацана» на самое дно тюремного существования начинается так же невыносимо медленно и, ровно до середины фильма, казалось бы, не происходит ничего интересного. С первых же кадров в глаза бросается чужеродность главного героя тюремной среде. С таким лицом ему больше подходит роль какого-нибудь отличника-нонкомформиста в школьной драме. Контраст между ним и аутентичными зэками, которые сыграли в картине самих себя, тем не менее, не режиссерский ляп, а довольно удачный ход. От Силвиу (Джеордже Пиштереану) так и веет холодком одиночества и отчужденности, что уличной жизни без матери (отец давно в какой-то больнице), что четырехгодичному существованию в колонии, хотя блатная романтика ему претит, что скорому освобождению и выходу на враждебную и неласковую волю, где его не ждет ничего хорошего. Единственное, что придает ему сил жить- братская любовь. Невыносимая мысль, что брат повторит его погубленную судьбу, после того как мать- «сучка крашена», увезет его в Италию, а затем неминуемо отошлет обратно, «как посылку» (с ним самим она уже проделала это два раза), постепенно и незаметно превращает его в разбушевавшееся чудовище. Абсолютная же невозможность осуществления своих сексуальных грез о связи с прекрасной практиканкой- психологом (Ада Кондееску) только добавляет мощности урагану страстей, охватившего бедного восемнадцатилетнего пацана. Впрочем, этот ураган чувств очень даже управляем, идея-фикс о недопущении отъезда брата, охватившая Силвиу, придает ему четкую, холодную направленность, которая так роднит его с главным героем «Пророка» Одиара. При всей внешней несхожестью этих фильмов ( в первом ГГ теряет все, включая несбыточную мечту, во втором- возносится на недосягаемую для него, казалось бы, высоту), Силвиу и Малика объединяет вселенское одиночество и холодное, прямо бесчеловечное, стремление к достижению цели.
В итоге парень сперва нарушает воровские понятия с ожидаемыми последствиями, затем Уголовный Кодекс (а добавят ему лет двадцать, не меньше). В нем одновременно уживаются человеческая любовь и бесчеловечная жестокость, внешняя коммуникабельность и абсолютная внутренняя закрытость. Начинающему режиссеру и непрофесиональному актеру замечательно удалось сплавить это в цельный характер героя.
Неплохо, хотя и без сюрпризов, сыграл Михай Константин свою роль адекватного, но беспомощного из-за закрытости Сильвиу, начальника колонии. Клара Водэ замечательно скупыми, но точными красками исполнила роль матери-кукушки, бросившейся на поиски своего эгоистичного счастья в манящую заграницу, каких сейчас миллионы на пространстве от Таллина до Кишинева, от Варшавы до Тираны. Медленно, но неумолимо, первое впечатление о ее героине как о дешевой, но все таки женщины-вамп, трансформируется в конце концов в то, что она из себя представляет на самом деле- несчастное, фальшивое, никчемное существо, в устах которой даже выражение «Я- мать твоя» звучит форменным ругательством. Начинающей актрисе Аде Кондееску досталась почти бессловесная роль жертвы, с которой она отлично справилась. Особенно понравился эпизод, когда скованные одной парой наручников, ее героиня почти что танцует танго с главным героем, строя баррикады в помещении психолога.
Спорный в реальной жизни эпизод с приглашением девушки на чашку кофе (по крайней мере, в Румынии машину похитителю не подали бы даже по указу президента), тем не менее, удачно оттеняет портрет главного героя. Это, конечно, не бессмысленный каприз пошедшего вразнос пацана, а пара минут чистого счастья, которые он вырывает у злой судьбы перед возвращением в неминуемый тюремный ад. Ведь идти ему совершенно некуда.
З.Ы. После триумфа на Берлинале и выдвижения фильма на Оскар от Румынии, его собираются использовать в воспитательных целях, показывая в исправительных учреждениях. Правда, ложку дегтя добавило сообщение румынских СМИ об аресте исполнителя роли Медведя, Килибара Папана, по обвинению в краже со взломом. Эх, Шура, Шура…

10
Фото Алексей
отзывы:
92
оценок:
624
рейтинг:
190
7

Отличная драматургия, крепкие актерские работы. Первая половина фильма - неторопливое повествование о буднях колонии для несовершеннолетних, а вторая - держит зрителя на пике эмоций. Единственный большой недостаток - видно, что денег на кино не было совсем - фильму еще менее года, а кажется, что пленка вот-вот начнет рассыпаться.

2
Фото Igor Sinelnikoff
отзывы:
413
оценок:
413
рейтинг:
363
7

Очередной румынский хит от режисера-дебютанта Флорина Сербана продолжает новую традицию остросоциального кино, на грани экзистенции и реализма, вновь рассказывая о людях, попавших в тяжелейшую жизненную ситуацию, но смотря при этом не со стороны, а прямо в человека, приближая его таким образом к зрителю, чтобы никто не остался равнодушным.

«Хочу свистеть — свищу», к тому же, одна из главных находок Берлинского кинофестиваля, также решившего поддержать новую волну румынского кинематографа. История молодого человека, готового уже выйти на свободу, которого ломают буквально за две недели до конца отсидки. Фабула прозрачна, ничего сложного и замудренного нет в том, что парень Силвиу, воспитывавший восемь лет младшего брата, опечален возвращением блудной матери, которая хочет увести младшего сына в Италию, причем до конца срока Силвиу, чтобы он не смог ей помешать. Сподвигаемый необходимостью, Силвиу решается на бунт, когда до свободы остаются считанные дни.

В этой, казалось бы банальной истории, прослеживается тенденция, выделяющая фильм из ряда ему подобных. Вроде бы, почему б не подождать, а потом поехать вслед за братом, и каковы причины глупого поступка Силвиу? Все это остается непонятым зрителями, но если провести параллель с творчеством Сартра или Камю, то все становится на свои места. Как говорил сам режиссер, его интересовала не внешняя сторона проблемы, а те причины, лежащие в семье и в друзьях, которые толкают людей на необдуманные опасные поступки. Нечего искать во внешнем круге мотивы поступка героя. Все, что мы видим — это тайна его существования, нечто скрытое от глаз посторонних, и если бы на главную роль подобрали бы менее талантливого актера, то фильм и правда потерял бы даже скрытую в душе логику, ибо идея осталась бы только на листах сценария. Джордж Пистирану глазами рассказал, что же так гнетет его персонаж, и действиями показал, на что способен человек, под давлением обстоятельств, осветил тот момент, когда до исполнения мечты остается совсем-сосем чуть-чуть, и как тьма сгущается перед рассветом.

Размеренное начало картины сменяется ошеломляющей и брутально красивой концовкой. Силвиу свистит с осколком стекла в руках, с красивой девушкой в заложницах и чашечкой кофе, ради которой сидеть в тюрьме ему еще лет десять. Конечно, идея фильма принадлежит не самому Флорину Сербану, он позаимствовал ее из одноименной пьесы, но искреннее и тонкое воплощение, соразмерное происходящему, подкупает и выводит «Хочу свистеть — свищу» в ряд лучших фильмов 2010 года, чего я, честно говоря, никак не ожидал.

1
Фото сергей коновалов
отзывы:
858
оценок:
1002
рейтинг:
637
5

Чашка кофе ценою жизнь

Малосимпатичный 18-летний подросток, отмотавший половину своей жизни в чудной колонии, засаженной цветущими деревьями, перед самым выходом на свободу неожиданно сталкивается с семейными трудностями. В его гормональный фон влезают сразу две женщины: мама и интервьюерша-практикантка. Потеряв ориентиры, не желая терять брата, парень лишается и матери, и брата, и любви, и свободы. Такова ставка на силу и кофе.

Скучная, затянутая тюремная драма на тему Кандида без каких-либо находок и открытий. Не чета болгарскому "Гудрону".

1
Фото Jul
отзывы:
20
оценок:
64
рейтинг:
7
5

Этот фильм должен называться: "Хочу тупить - туплю?"
Вот так ждешь весь фильм чего-то и не дождавшись читаешь титры, прямо румынский вялый экшен.
Картина на самом деле просто стоит на месте, много моментов, где персонажи просто молчат, как-будто зависают.
Если в Румынии на самом деле такие колонии, то это конечно прикольно. К забору нельзя подходить заключенным видимо потому, что он с минуты на минуту рухнет. В это же время заключенные шарохаются по периметру лагеря совсем без присмотра. Но так как протупил главный герой - над этим наверное долго работали авторы картины, хоты непонятно что именно они хотели этим сказать. Зачеееем надо было все это мутить с девушкой, с машиной, угрожать всем, чтобы потом взять и вернуться в колонию.

0

Галерея

Информация от прокатчика

Информация предоставлена компанией «ЛеопАРТ»

Силвиу через 5 дней должен выйти из исправительно-воспитательной колонии для молодых правонарушителей. Но эти пять дней становятся вечностью... его мать вернулась, чтобы забрать его младшего брата, которого он воспитывал как сына. Во время пребывания в колонии Силвиу знакомится с соцработницей Аной и влюбляется в нее. Переживания за брата превращаются в настоящую панику. Поддавшись порыву, он решает похитить Ану. Теперь для него главное — это свобода, ветер, деревенская дорога, первый поцелуй. Отныне все кажется возможным.