Киноафиша Москвы

Фильм «Утомленные солнцем-2: Цитадель»

2011, Германия, Россия, Франция

5.2
оценить
0:00 / 0:00
0:00

Утомленные солнцем-2: Цитадель

Смотреть трейлер

Михалков на войне, часть вторая

Своей искалеченной судьбой заплатил комдив Котов за восстановление доброго имени. Он возвращается в дом, воспоминания о котором давали ему силы все эти страшные годы. Но то, что ждало в этом доме, его потрясло. Все изменилось, его хрупкий мир рухнул. Котову снова придется сражаться. За свое имя, за свою честь, за свою любовь, за свою Цитадель.

Актеры

Режиссер фильма «Утомленные солнцем-2: Цитадель»

73 года Фильмов: 57 Cпектаклей: 2

Сын советского поэта Сергея Михалкова прославился после исполнения одной из главных ролей в фильме «Я шагаю по Москве». В 1971 году окончил режиссерский факультет ВГИКа, а в 1974 году поставил свою первую картину — классический советский остерн «Свой среди чужих, чужой среди своих». Среди его главных режиссерских работ — фильмы «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Урга — территория любви», «Утомленные солнцем» и «12». Параллельно с постановкой своих фильмов также продолжал сниматься в лентах других режиссеров — например, в «Сибириаде» Андрея Кончаловского и «Статском советнике» Филиппа Янковского.

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Роман Волобуев
отзывы:
538
оценок:
503
рейтинг:
5194

Смерть Ахиллеса

Что последний боевой выход комдива Котова станет миссией самоубийцы, было, в общем, понятно. Прошлогоднее «Предстояние» — нескладный, запинающийся, но в разы не такой ужасный, как все себя тогда убедили, фильм неожиданно сплотил страну в общем порыве раздражения, обычно такое единение нации случается только на футболе. Общественный консенсус в России редкость, по нему все соскучились, так что у «Цитадели» не было шансов, даже окажись она вдруг новым «Апокалипсисом сегодня».

К чести картины, с которой всем заранее все было ясно, вторая серия вторых «Утомленных» ухитряется преподнести несколько сюрпризов. Главный (и для большинства это, видимо, будет дополнительный повод сходить на «Форсаж-5») — Михалков более-менее махнул рукой на военный жанр: война здесь отодвинута даже не на второй, а на пятый план. Штурм пресловутой цитадели занимает несколько минут в финале, и это на самом деле не вполне штурм, да и сама цитадель — скорее метафора. Центральная часть фильма — и едва ли не половина от почти трехчасового метража — галлюциногенное, как и все здесь, возвращение комдива к себе на дачу и его встреча не то с бывшими домочадцами, не то с их призраками-двойниками (учитывая, что половину играют другие актеры, второе кажется вероятней).

Этот камбэк в декорации 17-летней давности оказывается страшней любых бросков на немецкие доты. Михалков сознательно переснимает ключевые моменты из первых «Утомленных» в формате театра жестокости, но настоящий ужас — не в том, что он пытается сделать, а в том, как неловко у него получается. Неуклюжесть почерка в «Предстоянии» хотелось списать на непривычный для автора жанр эпического полотна (за размахом личности как-то забывается — автор всегда был камерным режиссером). Но тут, казалось бы, коронный михалковский формат — актерский фильм в четырех стенах, триллер вперемешку с клоунадой, игра интонациями, прибаутки, мужские разговоры — а все равно не клеится, сценарий ползет по швам, актеры дружно дают петуха, чувство — будто играет оркестр, где расстроены все инструменты, включая барабан.

Набирающая популярность трактовка, по которой события «Утомленных-2» надо считать предсмертным бредом расстрелянного в 1936-м (вариант — накрытого фугасом в 1943-м) комдива более-менее снимает претензии, предъявляемые картине людьми, много читавшими про войну в «Википедии». Сюда отлично встраивается и смутная, как во сне, география происходящего, когда окоп соседствует с подмосковной дачей, и демонический Сталин, зачитывающий Котову полный список его злодеяний, и даже то, что на знакомые имена то и дело отзываются посторонние артисты.

Проблема не в том, что Михалков нарушает правила, прогибает под себя реальность, отечественную историю и так далее, а в том, что в его фильме отсутствует то единственное, что дает художнику право на все эти вольности — базовая кинематографическая магия. Когда он пугает — не страшно, начинает шутить — сразу хочется выйти куда-нибудь покурить, пытается обаять и растрогать — вот что уж он всегда умел как никто, а тут вдруг — не умеет. Его не слушается ни время внутри фильма (каждая вторая сцена длится вчетверо дольше, чем ее можно вынести), ни оператор Опельянц, самозабвенно берущий крупные телевизионные планы всего, что только можно, ни даже персонажи: артист Мерзликин перед бессмысленной атакой сообщающий, что больше никуда не пойдет — не потому что боится, а потому что не хочет выглядеть мудаком, кажется, имеет в виду не конкретную атаку, а двухсерийное предприятие в целом.

В полной мере режиссеру подвластна в основном мелкая живность, которой в «Цитадели» на удивление много: фашистская мышка, судьбоносный паучок, компьютерная бабочка, бесконечно делающая бяк-бяк-бяк из одного угла кадра в другой, настырно символизируя что-то, про что все давно забыли. Ноет заевшей пластинкой злополучный польский романс, крутится по третьему разу старая сцена про мягкие пяточки, несчастная Толстоганова, которую воскресший муж просит смешно, как в первой серии, щелкнуть челюстью, застывает с открытым ртом и, кажется, сейчас сорвется и заголосит навзрыд, что щелкала-то Дапкунайте, а она отродясь так не умела — чего пристал. Про линию с резиновой цаплей-пищалкой, которую Котов полфильма не выпускает из рук, лучше даже не начинать — слов все равно не хватит.

Странным образом Михалков в случае «Утомленных-2» оказывается абсолютно неповинен в большинстве тех смертных грехов, в которых его дежурно обвиняют, — это, если приглядеться, довольно самоуничижительный фильм, к тому же снятый скорее наперерез конъюнктуре, чем ей в угоду (тот же Сталин — социальный заказ сегодня скорее на эффективного менеджера с трубкой, а не на упыря-чернокнижника, которым он выведен здесь). Есть подозрение, что, упакуй Михалков свою разудалую метафизику в один фильм — получился бы дьявольски эффектный военный вариант «8 1/2» (не факт, впрочем, что за это его возненавидели бы меньше).

Но размазанные почти на шесть изматывающих хаотичных часов «Утомленные-2» не работают ни в координатах реального мира, ни как репортаж из подсознания. «Предстояние» еще как-то держалось на ощущении, что вот сейчас что-то начнется, в «Цитадели» на 15-й минуте становится понятно, что не начнется ничего и никогда. Что Михалкова — этой большой, раздражающей, противоречивой, при этом невероятной цельной фигуры — больше нет. Он незаметно (в первую очередь для себя самого) присоединился к сонму заслуженных отечественных режиссеров, чьи фамилии тускло отсвечивают успехами двадцатилетней давности, которые что-то снимают, чаще для телевизора, сопят на зрителя, который — бесполезный дурак и хочет смотреть только «Яйца судьбы» и «Форсаж-5» — и, в общем, мало кому интересны. Тот Михалков, которого здесь все любили и ненавидели, закончился. Сошел на нет, растворился где-то между монологами в телевизоре, манифестами про то, как обустроить Россию, и коммунальной полемикой с ему одному важными оппонентами (какой Союз? каких кинематографистов? какие критики? who gives a fuck?). Это очень грустно. Михалков — как носорог, с которым не обязательно было сходиться во взглядах на мироустройство, но без которого это самое мироустройство кажется неполным, бедным и скучным. И хватит уже про паруса на танках, «покажи сиськи» и недобранные в прокате миллионы. Он больше не с нами, он где-то там, сидит на березе и говорит сам с собой. В таких случаях полагается пить не чокаясь.

1
0
28 февраля 2019

Лучшие отзывы о фильме «Утомленные солнцем-2: Цитадель»

Фото Визбор Скородумский
отзывы:
6
оценок:
6
рейтинг:
103
1

Целый год был у зрителей, чтобы понять и
оценить "Предстояние". Судя по смехотворно низким
кассовым сборам "Цитадели"- поняли и оценили.
Место этого фильма даже не в общественной уборной, оно
располагается непосредственно в выгребной яме.

Самое время прекратить написание рецензии. Однако, продолжим.

Как Вы думаете, кто командовал Советской Армией? Пьяные свиньи.

Почему воины этой армии проявляли беспредельное мужество в боях?
Потому что им стреляли в спины. Кто? Как кто? Заградотряды!
Вы тоже слышали про директиву № 35523, согласно которой
в задачи оных входило:
а) задержания дезертиров;
б) задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта;
в) предварительного расследования, производимого оперативными работниками органов Третьего управления НКО (1-2 дня) с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности.

А вот и статистика:
По Сталинградскому фронту задержано 15 649 человек:
арестовано 244 человека;
расстреляно 278 человек;
направлено в штрафные роты 218 человек;
направлено в штрафные батальоны 42 человека;
возвращено в свои части и на пересыльные пункты 14 833 человека.

Неважно. Согласно новейшей истории, заградотряды стреляли в спины своих. Из пулеметов.
Думается, что скоро в новейших архивах появятся новейшие копии якобы "утерянных" видеозаписей.
Цветных и в цифре. А чо?
И, кстати, если кто думает, что заградотряды- изобретение Сталина, то почитайте про полевую жандармерию (Feldgendarmerie). Такого рода подразделения ВСЕГДА есть в ЛЮБОЙ действующей армии в условиях глобальной войны.

А как Вы думаете, что делают воины Советской Армии после авианалета?
Оказывают помощь раненым? Нет. Пьют водку и играют на гармошке.

Вообще, о фактологии михалкова написано много. Ее, этой фактологии, там просто нет. Вообще.
Гнусная ложь разной степени омерзительности.

Какова же идея кина? Высшая цель, ради которой втоптана в землю правда, оболганы события, политы грязью ветераны?

А цель... Видимо, стать триумфальным продолжением, взявшего пальмовую ветвь Предстояния.
К счастью, ветви той нет. А кино сие не для нас с вами. Оно для просвященного и цивилизованного европейского зрителя. Для зрителя, который страстно жаждет знака равенства между третьим рейхом и СССР. Это ему, представленному в образе немецкого солдата, символически отдают честь
советские свиньи.

А тем, кто в целом согласен с такой точкой зрения, я позволю себе напомнить, что тот цивилизованный зритель есть потомок конкистадоров, вырезавших целую цивилизацию, средневековых инквизиторов, это он торговал африканскими рабами, это он ведет колониальную войну в Ливии, это из его, европейской, цивилизации, выросли Гитлер, Геббельс, Муссолини.
И пусть САМ кается. В СВОИХ грехах, а не пытается навязать нашему народу комплекс кровавой свиньи, аргументируя это катынской сказкой и иже с ней.

Как же тогда объяснить победу русских? А никак. Божьей волей. Явленной в виде различной живности.

Не ходите на это, даже самая грязная порнуха будет честнее и чище.

51
0
15 мая 2011
Фото Александр Засыпкин
отзывы:
3
оценок:
3
рейтинг:
39
1

Многие задаются вопросом после просмотра этого фильма, в чём была идея его, какую задачу ставил перед собой режиссёр? Мне кажется главной идеей фильма было показать в негативном свете наших предков, наш народ, на отвратительном фоне которого блистательно сияет венценосное семейство Творца. Ну тогда авторы фильма блестяще справились со своей задачей, мои поздравления.Русские в фильме вызывают даже не жалость, а отвращение. Командиры тупые садисты и конченные мерзавцы, для которых в порядке вещей убить по своей минутной прихоти тысячи солдат. Солдаты им под стать-напоминают каких-то диких животный, одни инстинкты, основной из которых- страх до ужаса перед командиром. Солдаты боятся своих больше чем врагов, хотя и от врагов мочат штаны. И дохнут, дохнут, дохнут, даже не как скот на бойне, а как муравьи в горящем муравейнике, тупо и бессмысленно. И новые заменяют их, и в ужасе идут на штурм Цитадели, также на убой, с голыми руками, как стадо баранов. Но случается чудо, в их главе становится равноапостольный Комдив. И тут же начинаются чудеса, паучки и мышки начинают сражаться на нашей стороне и уничтожают крепость. Вот кто главные герои великой войны, вот кого так долго скрывала совковая пропаганда-паучёк и мышка! Был там, правда, какой-то дикий тунгус со снайперской винтовкой, но мне кажется он и не стрелял, а дырку во лбу немецкого пулемётчика проделал такой же безвестный герой- шмель.
Ну и напоследок о фильме в общих чертах, именно как о фильме, а не как о пропагандисткой акции. Фильм абсолютно неисторичен, даже неправдоподобен и недостоверен. Сказка резко меняется бредом, потом вялой попыткой притчи, потом снова порция бреда. Кроме того, режиссёр увлёкся излишним натурализмом, даже не в стиле Тарантино, а в стиле Тинто Брасса. Люди на экране со смаком жуются, плюются, купаются голышом, рожают, мочатся. Не подумайте что я такой извращенец, но это очень бросается в глаза при просмотре. Одна сцена родов чего стоит. Есть же в киноискусстве определённые условности, во многих фильмах роды показываются, но тут было чуть ли не пособие для студентов-медиков. Забыли только под юбку камеру поставить!
В общем фильм вызывает исключительно негативные эмоции, стоит ходить только фанатам Михалкова как актера. И только тем, кто прогуливал в школе уроки истории. Остальные, кто попал на сеанс случайно- не стесняйтесь, уходите с сеанса, здоровее будете!

38
0
14 мая 2011
Фото alatarr
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
35
1

Фильм говно. Автор мудак. Не смотреть. Хвалебные рецензии - на этот фильм пишут за деньги или психически больные.

35
0
9 мая 2011
Фото relay
отзывы:
94
оценок:
567
рейтинг:
838
3

Короткое замыкание

Моё заветное желание, чтобы люди, посмотревшие «Цитадель», захотели пересмотреть «Предстояние». Я убеждён, что так и будет. Потому что это как розетка и вилка, которые не работают по отдельности, и пока ты не воткнешь вилку в розетку, света не будет.
( Н.С.Михалков)

Если после вилки где-то в электрической цепи случится короткое замыкание, то света не будет уже во всей квартире, потому что выбьет автоматический выключатель в квартирном щитке. Это в лучшем случае, конечно. Будучи энергетиком по профессии, я никак не мог пройти мимо такого высказывания. В то время, как некоторые несознательные товарищи уже написали немало строк с сексопатологической трактовкой такого сравнения, я попытаюсь развить тему в электротехническом духе.
На самом деле все не так просто, как кажется. Во – первых, в самой розетке должно присутствовать напряжение. Во – вторых, в обычной бытовой розетке оно должно быть (в подавляющем большинстве случаев) порядка 220 вольт, причем переменного тока. К тому же тип вилки должен соответствовать типу розетки, а то они всякие еще бывают, плоские, например, или под евростандарт. Ну и самое главное, общее сопротивление цепи должно быть достаточно большим, чтобы ток, проходящий по проводам не превышал предельно допустимого, то есть она не должна быть замкнута накоротко.
Если сравнить «Предстояние» с розеткой, то напряжение к ней Михалков подвел немецкими задницами да медсестринскими сиськами предостаточно, даже слишком. С типом, правда, немножко дал маху, потому что оно явно под Канны евростандарт сработана. А вилочка-то «Цитадели» сделана под отечественный размер, в евростандартную розетку она входит слишком свободно, болтается там, греется от плохого контакта до полного расплавления. Но это еще полбеды. В «Предстоянии» еще можно было надеятся, что режиссер решил где тонко, а где и толсто постебаться над всеми своими оппонентами, прихватив заодно и Запад в лице немцев, занялся, так сказать, мегатроллингом. В «Цитадели» же становится ясно, что он все это всерьез. Как говорится, «сказка – ложь, да в ней намек…». А сказка у него как в «Предстоянии» и началась, так в «Цитадели» и закончилась. Я сам большой любитель сказок, благо в последнее время большинство режиссеров в них ударились. Зак Снайдер в своем «Запрещенном приеме» или Джо Райт в «Ханне», например, да и «Generation П» Виктора Гинзбурга чем не сказка. Проблема в другом. Режиссера полностью замкнуло на собственном мировоззрении, да так, что искры посыпались и все пробки перегорели. Довольно стройная на бумаге его теория о том, что народом должна погонять жесткой, но благосклонной рукой некая неприкасаемая (народом, конечно, а не властью) элита, как выразился друг и соратник Задорнов, «творяне», при переводе в художественные образы вытянулась то по горизонтали, то по вертикали, как в кривых зеркалах «Комнаты смеха». И народишко в обеих частях УС-2 сплошь какой-то уродливый, трусливый и никчемный (шутка ли, сам Сталин боится, что вернутся фронтовики с фронта, и как пойдут крошить тыловых крыс, вплоть до гражданской войны), и начальнички побольше сплошь пьяницы-самодуры, а помельче – бессловесные лизоблюды. Интеллигенция, как завещал еще дедушка Ленин, сплошь гнилая, да еще и потихоньку спивается, жены отдаются кому попало, бандюки зверствуют прямо на перроне (это в военное-то время). Заградотряд даже не ждет, чтобы кто-то из штрафбата в тыл побежал, а подгоняет выстрелами в спину. Мрачная, очень мрачная сказка, куда там какому-то «Сакапанчу» «Запрещенному приему». Товарищ Сталин у него, кстати, еще довольно старорежимный, он «успешно-менеджерски» рассуждает о пользе для Победы в жертвовании малым ради Великого (вот уж не поверю, что Михалков под «десталинизацию» подстроился, есть же у него все-таки какие-то свои принципы). И, наконец, актер Михалков успешно вставляет палки в колеса режиссеру Михалкову. Он настолько хорошо сыграл опустевшего и опустившегося человека, которому золотопогонная кожанка как корове седло, не то, что ватник, что поверить режиссерскому замыслу о крайней необходимости Котова, как незаменимого спасителя Отечества, уже нет никакой возможности. Да и спасает всех уж никак не Котов, а всякая живность, ведомая Провидением. В этом смысле «Цитадель» чем-то неуловимо напоминает незаслуженно охаиваемый приснопамятный великолепный образчик довоенного агитпропа – фильм «Если завтра война». Но если тот отражал современную ему (на 1938 год, то есть до блицкригов и катастроф типа Дюнкерка) военную теорию, пусть и оказавшейся всего через три года во многом ошибочной, то принять версию Михалкова за чистую монету никак не получается. В самом деле, зачем учить математику с физикой, заниматься фундаментальной наукой, делать конкурентоспособные образцы техники, принимать стратегические решения, растить умных и умелых военачальников и просто солдат. Вон Котовы слуг божьих шашками рубали, крестьян газом травили, церкви рушили, друг друга попересажали- расстреляли, во всем этом даже и не покаялись, а им свыше все равно помощь пришла, да так мощно, что полоумные немцы сами дорогу на Берлин указывать стали. Правда, пресловутые шапки Михалков довольно символично заменил палками, так что фильм его можно по праву назвать «палкозакидательским».

28
0
8 мая 2011
Фото Dmitry Rubanenko
отзывы:
3
оценок:
6
рейтинг:
33
1

Эпическая рецензия газеты Ведомости

Удивления уже, конечно, нет. Привычно все. И размах, и фантастичность, и незапланированный комизм. И то, насколько автор-исполнитель слился с персонажем. Ведь мы идем на фильм не про комдива Котова — мы идем на фильм про Михалкова. Но одна странность в «Цитадели» все-таки есть.

Михалков кается.

Если «УС-2: Предстояние» было адом, то «УС-2: Цитадель», конечно, чистилище.

Помнится, некоторые представители бесовского племени кинокритиков еще по поводу первой части говорили, что все происходящее в фильме можно объяснить единственным образом: герои умерли и это их посмертное видение. Все претензии насчет логики, достоверности и прочих досадных для большого русского режиссера мелочей снимаются разом.

Относительно части второй вряд ли можно возразить тем наблюдательным людям, кто после премьеры заметил: ну тут уж точно все умерли в самом начале.

И правда. Штрафбат, к которому приписан Михалков, отправлен пьяным генералом на штурм неприступной цитадели. В окоп штрафников пробирается Олег Меньшиков (пардон, Митя Арсентьев), полковник НКВД, имеющий приказ срочно найти и доставить Михалкова прямо к товарищу Сталину. Оба оказываются меж двух смертей: впереди немецкие пушки — сзади пулеметы заградотряда. Обоих накрывает взрывом. Все последующие эпизоды — череда невозможных возвращений и встреч. Михалков и домочадцы (на памятной еще по самому первому фильму даче). Михалков и Маруся (опять на сеновале). Михалков и народ(сцена со свадьбой-гулянкой). Михалков и Сталин. Михалков и Надя(которую где-то между двумя сериями успело контузить). Наконец, Михалков и цитадель, на штурм которой идут все те же герои, что и в начале. А из них никак не мог выжить никто.

Тут, правда, есть одно метафизическое затруднение. Приняв такую заманчивую логику посмертного видения, приходится признать, что в эпилоге мы видим посмертное видение внутри посмертного видения. Это совсем уже круто. Есть многое в голове Никиты Сергеевича, что и не снилось нашим мудрецам.

Между тем в диалогах с печальным демоном Меньшиковым выясняется, за что такое наказание. Оказывается, в Гражданскую Котов зарубил священника. Но Бог милостив. В «Предстоянии» он чудесным образом непрерывно спасал семью Михалковых — Котовых, чтобы в«Цитадели» дать комдиву(и, очевидно, впавшему вместе с ним в безбожие всему советскому народу) возможность героического искупления.

Вероятно, чтобы как-то уравновесить роль собственной личности в этой истории, Михалков уделяет очень много внимания братьям нашим мельчайшим.«Цитадель» начинается с рождения комара, который затем минут семь летает над окопами, чтобы, сев на щеку актера Мерзликина, удостоиться комментария: «Пусть попьет, это наш комар». Судьбу цитадели решает паук(потому что это, конечно, наш паук). А у Меньшикова очень драматические отношения с белым мотыльком.

Кстати, раз есть ад и чистилище, то должен быть и рай. И он есть — в эпилоге, где Михалков, Надя и другие бессмертные герои«Утомленных солнцем — 2» едут на танке на Берлин. Тут, по-моему, недодуман всего один штрих. Танк, как в«Обитаемом острове», должен быть розовым.

28
0
5 мая 2011

Галерея

Информация от прокатчика «Утомленные солнцем-2: Цитадель»

Информация предоставлена компанией «Централ Партнершип»

Своей искалеченной судьбой заплатил комдив Котов за восстановление доброго имени. Он возвращается в дом, воспоминания о котором давали ему силы все эти страшные годы. Но то, что ждало в этом доме, его потрясло. Все изменилось, его хрупкий мир рухнул. Котову снова придется сражаться. За свое имя, за свою честь, за свою любовь, за свою Цитадель.