Москва

Фильм Утомленные солнцем-2: Предстояние

2010, Россия, IMDb: 4.2

5.3
оценить
14+
3 часа 1 минута
Дата выхода в России
22 апреля 2010

Репрессированный комдив Котов отправлен в штрафбат; первая часть дилогии Никиты Михалкова

Эпическая дилогия Никиты Михалкова расскажет зрителям историю бывшего комдива Котова, несправедливо осужденного в 30-е годы как враг народа.

Первый фильм дилогии «Утомленные солнцем: Предстояние» описывает события, произошедшие с Котовым в первые два года войны. По официальным документам он был расстрелян, но чудом выжил и был отправлен на войну обычным рядовым бойцом штрафного батальона. Воевал, как все: в грязи, холоде и голоде, не заглядывая в будущее больше чем на один день, да и тот надо было суметь прожить. Прожить и выжить в аду, которым была военная передовая. Его спасла вера. Вера в свою страну, вера в Бога и вера его дочери Нади в то, что отец жив…

В 1943 году Арсентьев получает личное приказание Сталина разыскать Котова. В ходе расследования он узнает от прифронтового офицера Смерша о событиях в жизни Котова в первые годы войны. Наконец он выясняет, где должен находиться Котов теперь: перед страшной немецкой цитаделью, где, по словам смершевца, царит настоящий ад.

В ролях
Режиссер фильма «Утомленные солнцем-2: Предстояние»
Никита Михалков
74 года
фильмов: 57
cпектаклей: 5
Сын советского поэта Сергея Михалкова прославился после исполнения одной из главных ролей в фильме «Я шагаю по Москве». В 1971 году окончил режиссерский факультет ВГИКа, а в 1974 году поставил свою первую картину — классический советский остерн «Свой среди чужих, чужой среди своих». Среди его главных режиссерских работ — фильмы «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Урга — территория любви», «Утомленные солнцем» и «12». Параллельно с постановкой своих фильмов также продолжал сниматься в лентах других режиссеров — например, в «Сибириаде» Андрея Кончаловского и «Статском советнике» Филиппа Янковского.
Как вам фильм?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Роман Волобуев
Фото Роман Волобуев
отзывы: 543
оценки: 506
рейтинг: 5219
5
Михалков на войне

В июле 41-го осужденный по 58-й статье комдив Котов (Михалков), избежав забота­ми таинственного покровителя расстрела и увернувшись от налетевших на лагерь юнкерсов, пешком торопится к линии фронта в компании недоразвитого уголовника Вани (Дюжев). Два года спустя неприятно заматеревший Митя (Меньшиков), теперь полковник НКВД, муж котовской жены (Толстоганова) и приемный отец его дочки Нади, получает от страшного Сталина (Суханов) наказ разыскать во фрон­товой неразберихе бывшего комдива, воюющего рядовым в штрафбате, и вручить ему запертую на замочек особую папку. Потерявшаяся при эвакуации пионерлагеря Надя Котова (Михалкова) тем временем плывет по морю на говорящей мине, принимает над бездной крещение от безногого священника (Гармаш), становится медсестрой, узнает, что война, кроме прочего, — Божья кара.

Воскрешение убитых в первой серии героев, как ни странно, вызывает меньше всего вопросов: в Армагеддоне мертвым положено вставать из могил. Тем более понятно: Котов и Митя ценны для Михалкова в первую очередь как ходячие иллюстрации давней программной мысли — что в безбожное время злу служат все, только правильные мужики делают это честно, беззлобно и с огоньком, а чувствительные умники — с патологическим сатанистским мазохизмом. За 16 лет, прошедшие между двумя фильмами, расклад несколько задубел и утратил тонкость красок: Меньшиков теперь — совсем упырь, пусть мечтающий тайком об искуплении, Михалков — совсем герой, легко итожащий окружающий его хаос емким комдивовским «б…дь» из-под выстоявших даже в лагерной антисанитарии усов.

Михалкову дежурно изменяет вкус (а Волга впадает в Каспийское море), но ждавшие от фильма фейерверков фирменного бесстыдства будут разочарованы. Своего героя режиссер держит в узде (две трети фильма он за кадром, половину экранного времени — где-то в уголку). Акценты расставлены вполне по-человечески. Война — ад, но в первую очередь все-таки бардак; всем страшно, все матерятся, свои стреляют в своих, немцы где-то на горизонте (где им и оставаться бы — а то в какой-то ­момент на экран начинают забредать совершенно кукрыниксовские Ганс, Макс и Отто, один — обязательно в круглых очочках). Специфическая суверенная политкорректность орошает сценарий даже слишком старательно, будто специально для тех, кто, начитавшись газет, считает автора совсем уж хоругвеносцем: тут и симпатичный грузинский курсант, и мусульманская молитва в гибнущем окопе. Ничуть не меньший стихийный постмодернист, чем его закадычная немезида Тарантино, Михалков очень старается делать все правильно и всерьез, но спотыкается на том же, на чем Тарантино в «Бесславных ублюдках». Чувствуется, что при всех благо­леп­ных разговорах война для него — в первую очередь выразительный фон. Кумачовые штандарты-паруса над немецкими танками нужны потому, что хорошо рифмуют­ся с летающим портретом Сталина в финале первой серии. Михалковские литературные фактотумы, Моисеенко и Новотоцкий, услужливо разбавляют действие знакомыми еще по «12» хохмами для своих: Котов, скривившись, гонит от себя мохнатого шмеля (понимающие смешки в партере), Котов, узнав, что ему замени­ли политическую статью на «хищение в особо крупных», срывается на изумленное «Что я там украл? Подковы?!» (кажется, уже было, с той же интонацией, с трибуны какого-то съезда). Холодея, гонишь от себя мысль, что ведущий к страшным последствиям момент, где немецкий летчик на бреющем полете какает на бар­жу с умирающим Гармашом, на самом деле задумывался как масштабная реплика памятной сцены из «12», где на того же Гармаша гадит божья птица.

«Утомленные-2», возможно, окажутся небесполезны зрителям, до них не знавшим, что Сталин был человек неприятный, войну выиграл не Том Хэнкс, грузины — наши братья, а Бог есть. Но для тех, кто и так в курсе, — это в меру увлекательные два с половиной часа, оставляющие до странного равнодушное чувство (исключение — стоящий особняком мощно сделанный эпизод про штрафбат, который на­кануне гибели зачем-то усиливают ротой чистеньких, ничего не соображающих кремлевских курсантов). Не потому, что Михалкову нечего сказать. Скорее потому, что его самобытный розановский дискурс про духовный авторитаризм и особый русский путь плохо иллюстрируется конкретным историческим материалом. Реальность (даже редуцированная до набора сугубо частных военных историй) сопротивляется ему, так же как пару лет назад сопротивлялась американская пьеса про правосудие. А связь между произносимыми в кадре максимами и тем, что в этом самом кадре творится, на поверку гораздо менее очевидна, чем когда-то дек­ларировавшаяся комдивом Котовым связь между советской властью и мягкими детскими пяточками.

95
0
...
15 апреля 2010

Лучшие отзывы о фильме «Утомленные солнцем-2: Предстояние»

Фото Алекс Екб.
Фото Алекс Екб.
отзывы: 18
оценки: 22
рейтинг: 173
1
Это нечто!!!


Вообще, я не люблю писать ругательные рецензии. По мне лучше ничего не написать про непонравившийся фильм, чем поливать его. Но не в этот раз, к сожалению…
Увиденный сегодня мною фильм – это нечто, находящееся за гранью добра и зла… Дикая смесь некрофилии, порнографии, комикса и дурных анекдотов. Местами было бы смешно, если б не было так грустно. Чего стоит только эпизод с «анальным изнасилованием» немецкого лётчика, который получил в зад сигнальную ракету от меткого матроса, за то, что пытался обосрать корабль с ранеными. С моря камера несется на оккупированные территории, где на золотых полях цыгане с криком: "не убивайте нас, мы споем вам песню", танцуют перед ошалевшими немецкими солдатами. Или Михалков, гоняющийся по полям за немецким «языком», с тем чтобы выпороть его ремешком по заднице и отпустить. Садомазо какое то Особенно запомнился финал, где голая санитарка сидит перед сгоревшим танкистом, который перед смертью, вместо молитвы попросил показать ему голую женскую грудь…
Больше раскрывать сюжет «великого» кино (как сказано в афише), я не буду, думаю, рассказанного мною хватит, чтобы сделать вывод и этом кине.

132
0
...
22 апреля 2010
Фото snuma79
Фото snuma79
отзывы: 2
оценки: 12
рейтинг: 66
9

Ребята, это лучший фильм об ужасах войны, который я когда-либо видел...
не нужно сравнивать его с фильмами советских времен прошедшими жестокую цензуру... тут все другое... тут все реалистично...
я много раз ловил себя на мысле, что мой дед пошел на войну в 24 года... он был младше меня сейчас. он окончил войну в 29 лет, он был младше меня сейчас. и он пережил все это... он горел в танке, он был в штрафбате, он выходил из окружения.

Конечно есть некие огрехи в виде голивудской улыбки Михалкова в начале фильма... Ну зачем зацикливать на таких мелочах? Потом же все исправили :)
Ок... слишком много сюжетных линий в разное время, в разных местах и с разными людьми... Ну и что? Вам трудно за этим следить? Это лишь ограниченность возможностей Вашего мозга...

Есть претензии к заднице из самолета и ракетнице? Не знаю... во время войны было много случайностей и из винтовки самолет сбивали.

Есть претензии к сиськам и последниму желанию умирающего бойца? А Вы умирали в 19 лет? Вы знаете о чем бы Вы думали в это время? Вы точно в этом уверены?

Да мне вообще трудно искать недостатки в военных фильмах... все что я знаю было мне рассказано и показано другими. Тут все показано очень хорошо...

PS: тут ниже есть много комментов от людей, которым фильм НЕ понравился... я могу сказать только следующее:
1. Ну не понравился он Вам, так чего Вы выплескиваете свои отрицательные эмоции? Пытаетесь наследить в истории? Не то место выбрали))) Это все лишь история моих сообщений...
2. Для таких как Вы один человек написал следующее:

Мухи на окне

Мама рассказала об известном искусствоведе, который говорил: "Моя задача раскрыть вам глаза, а не уста".

Наше время - время орущих злобных карликов. Почему-то море бездарностей решило, что их мнение хоть что-то значит и мир обязан о нем узнать. Все их достижения сводятся к потугам нагадить, отметиться язвительной дрянью, грязной руганью. С интонациями Васисуалия Лоханкина они завывают в пароксизмах "интеллектуальной" критики, сбиваясь в стаи и накидываясь на несогласных с их тупой истерией.

Кто они?

Никто.

Завистники.

Неудачники.

В чем их свершения? Они сняли фильм за который зритель или критики проголосовали рублем или премиями? НЕТ.

Они создали произведения, которые читатели купили, а критики изошли ядом зависти?

НЕТ.

Они смогли, как правило, несмотря и не читая, вылить ушат дерьма и среди себе подобных показаться нереально крутыми.

Мухи, тупые мухи. Как кумушки пришептывают имена интеллектуалов и ужасаются свершениям других.

Кто их вспомнит через пару лет? Никто.

Они не новость. Такие ничтожества были во все времена. Интеллектуальная перхоть, лишенная дара созидания и истерично ненавидящая чужую силу и талант.

Хорошо когда заходятся в визге. Значит в причине их раздражения есть сила и талант. Они не могут допустить мысль, что кто-то не хочет ходить строем и презирает их стаю.

Они считают себя новой порослью - а я уже все это видел и слышал в Советские времена. Дружное осуждение и разбор личных качеств, свора заходящаяся в лае. Ничего нового. Чужой талант им так тяжело пережить, ведь он самим фактом своего существования свидетельствует об их бездарности. Пастернака не читали, но осуждают. Тарковского не видели, но как он посмел...

В истории они не остаются.

В истории культуры место творцам

Владимир Соловьев

57
0
...
26 апреля 2010
Фото Evgeny Tayk
Фото Evgeny Tayk
отзывы: 68
оценки: 336
рейтинг: 213
1

С утра побрившись в свежую икону,
Почистив нимб потрепанный в бою,
Он вышел в мир под свет софитов томных,
Чтоб гениальность нам явить свою.
Вновь предстоит нам дивное свиданье
С твореньем Гения, которым равных нет,
И в этом мощном грандиозном “Предстоянии”,
Найдет свое и дворник и эстет.
Там мертвецы вдруг восстают из ада,
Под парусами мчатся танки в бой,
Немецкий ас летает с голым задом,
Никита порет фрицев кобурой.
Монополист духовности российской,
Всех наградит, но и воздаст за всё.
Коль православный, то покажет сиськи,
Безбожных пустит миною на дно.
Нашистов стадо прет в кинотеатры,
Единоросов корпус повалил,
Уже готовятся указы и награды,
Бабло под новый государственный распил.
Его кино, как гимн Державной Жопе -
Смешно слегка, но больно за страну.
Он срет на всех на бреющем полете,
Обильно клюквой метит целину.
Грядет сентябрь, продлится эта повесть.
На зрителя положен длинный …
Имел в виду и ум, и честь, и совесть,
Великий Государственный Холуй.

56
0
...
22 апреля 2010
Фото ДеNNис
Фото ДеNNис
отзывы: 10
оценки: 13
рейтинг: 75
1

Пять минут назад закончил просмотр «Предстояния». Мыслей много, но общий смысл таков: дед выжил из ума.

(Убираю из текста нецензурные выражения, хотя без них - ну никак).

Меня просили проанализировать фильм, не цепляясь к «мелочам»: перчатке Фредди Крюгера, танкам под парусами, голой заднице, свисающей из самолёта. Хорошо, попробую, но сперва поразмышляю, откуда «растут ноги» у этих «мелочей».

Существует легенда, что Гайдай опасался за эротический эпизод в своей «Бриллиантовой руке», поэтому в конце фильма неожиданно прилепил ядерный взрыв. Цензура прицепилась ко взрыву, а всё остальное схавала. Так вот эти все «петушиные» дырявые ложки, сброшенные с самолёта, имеют перед собой одну цель – отвлечь внимание зрителя, чтобы под шумок незаметно протащить в его голову основную идею. А идея крайне проста: лютая ненависть господина Михалкова к нашей Родине, к нашей истории.

Фильм начинается, и зэки радуются, что началась война. Михалков в своём интервью поясняет, мол, так оно и было, в немецком нападении заключённые увидели хоть какой-то лучик перспективы выбраться из своего безнадёжного положения.

Стоп. Ну, допустим, тупое быдло - зэки радуются. А ты, советский комдив, какого члена весело щеришься? Действительно, как замечательно – немцы напали! Осудили тебя? Ну, судя по твоему поведению, ты ещё легко отделался! Стрелять таких комдивов, как бешеных собак, на том же месте, где поймали. И вообще, на протяжении всего фильма Котов выглядит не исполненным достоинства офицером, а слабоумным стариком, игриво шлёпающим ремешком по жопе пленного немца: вот, оказывается, какие в Красной Армии комдивы были!

Далее. Кремлёвские курсанты. Если кто-то не учил историю в школе и не знает о подвиге кремлёвских курсантов, которые почти все геройски погибли под Москвой, так и быть, просвещу:

6 октября 1941 года решением ставки Верховного Главнокомандования формируется отдельный кремлевский полк из числа курсантов Московского пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР. В десяти курсантских ротах было 1330 курсантов, 130 красноармейцев и 112 офицеров училища. Командиром полка был назначен начальник училища Герой Советского Союза полковник Семен Иванович Младенцев.

7 октября к 19.00 полк занял оборону по реке Лама от деревни Гарутино до деревни Бородино. Через трое суток подошли соседи: справа - части 2-го кавалерийского корпуса генерала Льва Михайловича Доватора и слева - 316 стрелковая дивизия генерала Ивана Васильевича Панфилова.

При встрече с капитаном Рюминым маленький, измученный подполковник несколько минут глядел на него растроганно-завистливо.
- Двести сорок человек? И все одного роста? - спросил он и сам зачем-то привстал на носки сапог.
- Рост сто восемьдесят три, - сказал капитан.
- Черт возьми! Вооружение?
- Самозарядные винтовки, гранаты и бутылки с бензином.
- У каждого?
Вопрос командира полка прозвучал благодарностью (Константин Воробьев "Убиты под Москвой").

В фильме же вместо подполковника какой-то оборзевший старлей, который глумится над курсантами и их командиром.

12 октября передовые отряды 4-й танковой группы немцев атаковали рубеж, обороняемый кремлевскими курсантами, но были остановлены. Предприняв контратаку, курсанты отбросили врага и взяли первых пленных. Залогом успеха стал результат изнурительных работ курсантов по инженерному оборудованию взводных и ротных опорных пунктов и грамотной организации системы огня в каждой роте и между батальонами. Это стало так же возможным благодаря таланту и боевому опыту командира полка С. Младенцева (и других офицеров училища. Прим. А.К.), организовавшего быстрое формирование полка, оснащение его всем необходимым, стремительное выдвижение на рубеж и круглосуточное оборудование своего участка обороны, упреждение немцев на пять суток.
После неудач передовых отрядов проникнуть на участок обороны полка, командование немцев предприняло наступление на широком фронте и большимим силами.
13 октября жестокая схватка произошла в бою за деревню Лотошино, где на позиции 10 роты (под командованием старшего лейтенанта В.М. Пищенко) наступало 3 танка, 7 бронемашин и до взвода мотоциклистов. Получив отпор, педантичные немцы, наращивая силы, повторяли атаку за атакой. Бросив на курсантов 6 танков и роту на бронетранспортерах. Результат был тот же.
Несколько дней подряд повторялись атаки превосходящих сил гитлеровцев на оборонительные рубежи, занимаемые курсантским полком. Были жестокие бомбежки, артиллерийские налеты и минометные обстрелы. Но все безрезультатно. Когда немцы разобрались, что это за полк, на позиции курсантов посыпались листовки.
"Кремлевским юнкерам", как называли курсантов гитлеровцы, обещали всяческие блага и чины. И призывали сдаться. Шквал огня и решительные контратаки - таков был ответ кремлевских курсантов.
Ничего не добившись, фашисты возобновили атаки. Но безрезультатно. Начались поиски стыков полка и соседей.
15-16 октября натиск гитлеровцев достиг небывалой силы. Они наносили удар не только по кремлевскому полку, но и по соседу слева - 1077 стрелковому полку Панфиловской дивизии. Панфиловцы дрались храбро, но ценой больших потерь фашистам удалось выбить с позиций 2-й батальон этого полка. Левый фланг кремлевского полка оказался незащищенным.
И тогда полковник Младенцев решает провести ночную атаку по вклинившемуся противнику и оказать помощь 1077 полку - своему боевому соседу. Окружив рощу "Львовская", где довольные фашисты грелись у костров, курсанты атаковали фашистов. Всю свою боль и ненависть выложили курсанты в короткой рукопашной схватке. Осталось много трофеев. Были взяты важные пленные. Но главное, к утру 17 октября 1077 полк восстановил оборону на прежнем рубеже.
21 октября после разноса из Берлина войска 3 и 4 танковых групп снова перешли в наступление. Два дня полк Младенцева отражал невиданные до этого атаки. Немцы были вынуждены снова отойти на исходные позиции.
28 октября немцы начали новое наступление и вклинились в нашу оборону. 29 октября контратакой у деревни Гусево, Алферово и Суворово кремлевцы отбросили противника за реку Лама. Снова были трофеи, пленные немцы, но были и очень неравные силы. Из боя в бой полк нес невосполнимые и большие потери. Пополнения не ожидалось.
30 октября немцы прорвали оборону соседей на флангах полка. Нависла угроза окружения. По приказу командования Западного фронта полк отошел на рубеж: Харланиха-Поповкино. Жаль было бросать хорошо оборудованный рубеж по реке Лама.
Уставшие курсанты под огнем и бомбежками противника вгрызались в землю на новом рубеже. Будущим командирам не нужно было объяснять где, что и как делать...
15-16 ноября началось второе наступление на столицу. Именно в эти дни вся страна узнала о подвиге героев-панфиловцев. Но в эти же дни рядом с панфиловцами находились те, кто воевал гораздо лучше. И кто сражался в роли рядовых лишь потому, что так сложилась обстановка. Этот курсантский полк был временным формированием, о котором мало кто знал тогда и мало, кто знает сейчас. Но этот полк держался до последнего. Смело и умело бил и уничтожал врага всеми силами.
Несмотря на потери в рядах курсантов, полк держал оборону на всех рубежах и отходил на новые позиции только по приказу. Все чаще предпринимались яростные контратаки и устраивались дерзкие засады.
Так в ночь на 23 ноября после отхода полка на рубеж Высоковск-Некрасино, разведка доложила, что по шоссе движется батальон немецкой пехоты. Немедленно две роты были расположены вдоль шоссе, а небольшие силы обозначили отход полка на город Клин... После короткого, но ожесточенного боя командир немецкого батальона с группой офицеров были взяты в плен, а сам батальон разгромлен.
К месту боя враг бросил новые силы, но гитлеровцы снова были контратакованы кремлевским полком и отступили. Там в же, в Некрасино силами 13 роты старшего лейтенанта Грицая был разгромлен разведвзвод немцев и взят в плен их командир. На карте пленного офицера была нанесена обстановка готовой к наступлению дивизии. Карта и пленный были отправлены в штаб полка.
24 ноября полк вел бои в окружении. Но и в этих условиях кремлевцы не дрогнули. Прорвав кольцо окружения, полк занял новый рубеж обороны, сдерживая атаки танков и пехоты противника в направлении Яхромы.
Несколько раз полку ставились задачи закрыть бреши на правом фланге 16 армии. И снова полк контратаковал врага и снова организованно отходил на новые рубежи...
2 декабря приказом Командующего фронтом остатки курсантского полка и 17 кавалерийской дивизии были выведены в резерв фронта с задачей подготовить контратаки в пяти направлениях. 4 декабря им была поставлена новая задача: вести разведку в направлении Ртищево-Хорошилово. А одной роте занять Игнатово и обеспечить переправу наших войск через канал Москва-Волга.
6 декабря 1941 года наши войска перешли в контрнаступление. В это же время поступил приказ Верховного Главнокомандования о расформировании отдельного кремлевского полка. Поставленная полку задача была выполнена: враг не допущен к Москве и созданы благоприятные условия для перехода войск в контрнаступление.
Боевое знамя полка было сдано в архив. Около четырехсот оставшихся в живых старшекурсников получили звание "лейтенант" и убыли командовать взводами и ротами на разные направления и фронты. Командный и преподавательский состав, а так же 158 курсантов младших курсов вернулись в училище для ускоренной подготовки пехотных командиров, так необходимых фронту.
В ходе активных оборонительных боев под Москвой отдельный кремлевский полк задержал превосходящие силы противника почти на два месяца. Было уничтожено более восьмисот и захвачено в плен около 500 немецких солдат и офицеров (!!! - не часто в начале войны обороняющиеся могли похвастаться таким результатом; к тому же, все это происходило еще ДО перехода наших войск в контрнаступление под Москвой в декабре 1941 года), 3 артиллерийские и 8 минометных батарей, захвачено 8 пушек и 12 минометов, 20 машин...
За время боев безвозвратные потери полка составили 811 человек...

А что же мы видим в кино? Не было никакого подвига, так, один придурок попытался немецкий танк штыком проткнуть, после чего всех курсантов Михалков пустил на фарш.

А сцену «танки появились не оттуда» маэстро срисовал с подвига подольских курсантов:

…15 октября послышался рокот танковых моторов. Но теперь он приближался не с запада, а с востока со стороны Малоярославца.
Неужели свои?
Вот показался головной танк, за ним второй, третий... Целая колонна. На переднем развевалось красное знамя. Ребята стали вылезать из дотов и окопов. “Наши! Наши идут на выручку!” И вдруг крик через всю поляну.
- Да это же фашисты!
Только теперь все увидели кресты на бортах машин. Расчеты мигом заняли места, и почти одновременно несколько пушек встретили танки смертоносным огнем.
Бой был тяжелым, жестоким, но скоротечным. Вся колонна танков была уничтожена.

Ну и где же фарш, почтеннейший?!

И после этого у Михалкова поднялась рука снять тех самых курсантов в качестве тупорылого трусливого сброда, подкалывающего друг друга: «А твоё село уже спалили, гыыы!» Да, они были почти детьми, но не тупыми михалковскими дебилами. И, Михалков, зная о том, какой подвиг совершили эти мальчишки, вкладывает в уста своему старлею презрительную фразочку в их адрес: «Смотрите, в штаны не наложите, элита!»

Если кому не понятно, это примерно то же самое, как снять фильм про Гагарина, которому Королёв говорит перед стартом: «Штаны не обосри!»

Тут уже не то, чтобы махровая антисоветчина, тут дело изменой Родине попахивает.

Не стану затрагивать трэшак с цыганской девочкой, весело танцующей над трупами своих родителей; с «Лютым» в шапочке-гондончике (почему-то без надписи «Адидас»); с Дюжевым, торгующим кедами в окопе перед боем и прочими «мелочами», как и обещал.

Обращу внимание вот на что: самыми положительными персонажами в фильме являются… два немца у колодца, жалеющие цыган. Или у вас есть другие кандидатуры? Медсестра? Ну, может быть. А кто ещё? Чешете затылок? То-то же. В проклятой сталинской России, по мнению Михалкова, положительных героев не могло быть по определению.

А в сцене, где немцы сжигают всех деревенских жителей, ощущается незримое присутствие за кадром автора, который злорадствует: мол, так этому равнодушному быдлу и надо!

Ну и апофеоз михалковщины – обгоревший израненный танкист, требующий у медсестры: «Покажи сиськи!» Во-первых (не знаю, стоит ли объяснять), с ожогом во всё лицо мысли будут о чём угодно, но уж точно не о сиськах. Во-вторых, что мешало режиссёру сделать трогательный эпизод, в котором умирающий мальчишка просил бы сестричку поцеловать его? Но нет – трэш, значит трэш по-полной! И я бы не удивился, если бы фильм закончился в стиле «Бруно»: Котов, стоя посреди поля, снявши штаны, болтает писюном, который в какой-то момент упирается в экран и неожиданно произносит: «Скоро! Цитадель!!!»

Поганый фильм, друзья. Теперь я ненавижу Михалкова.

52
0
...
3 мая 2010
Фото relay
Фото relay
отзывы: 94
оценки: 567
рейтинг: 838
3

"Иван Чонкин" в стилистике "Тараса Бульбы"
Сразу скажу, что Никиту Сергеевича Михалкова за былые заслуги я считаю великим русским режиссёром, но если отбросить явную клинику, единственное объяснение тому, что именно он хотел сказать своей картиной, это чистый стёб, по-русски безжалостный и беспощадный. Видимо, Михалкова настолько достала гражданская война в своём кинематографическом царстве, что он решил за деньги налогоплательщиков посмеяться над всеми: великодержавниками, либералами, коммунистами, гуманистами и прочими европейцами. Кстати, таких глупых немцев не было в российском фильме с 50-х годов (комедии и нынешние идиотские сериальчики не в счёт). С царственной щедростью Никита Сергеевич разбросал по фильму всевозможные пасхальные яйца, от жужжащих шмелей до неизменных цыган, от статьи за хищения в крупном размере (лучше уж сплюньте на всякий случай, уважаемый) до пародии на свои же реплики насчёт украденных подков. Венчает сей торт задница, высунутая из кабины самолёта как в какой-нибудь американской сортирной подростковой комедии.
Может и хотелось бы Михалкову переплюнуть Тарантино, да ведь нельзя. И не потому, что сам с усами и своего статуса ему хватает, а потому что тема для нас слишком страшная и чувствительная. Вот ведь и фильм свой он папе-фронтовику посвятил. На этом фоне слова режиссёра о том, что он снимает для подрастающего поколения, выглядят очень двусмысленно. Как будто ему мало, что оно вконец запуталось в противоречащих друг другу школьных учебниках, я уж не говорю о книгах о войне Исаева и Мухина, с одной стороны, и Резуна с Солониным, с другой. Вместо того, чтобы пролить хоть немного света на многие еще неизвестные стороны той войны, он напускает (причём в буквальном смысле) туману и занимается новым мифотворчеством. Многое можно списать на поэтические метафоры и гиперболы, но противотанковые спинки от кроватей, воткнутые в бруствер, способны вызвать ярость любого отслужившего в армии или хотя бы прошедшим курс НВП человека (а в фильме ни Котов, ни старлей и ухом не повели).Я уже не говорю о околорелигиозных вещах, атеистов просто раздражающих, а верующих смущающих близостью к святотатству.
К сожалению, посмотрев этот фильм, который подаётся именно как фильм-эпопея, то есть имеющий более широкий взгляд на данную тему, подрастающее поколение так и будет думать, что советские войска безостановочно драпали до самой Москвы, даже не пытаясь сопротивляться, мосты взрывались прямо с проходившими по ним людьми (к тому же тупыми чурками, конечно), немцев под Москвой остановили штрафбаты, а поддержки авиацией и танками у пехоты не было исключительно по недосмотру Верховного Главнокомандующего. Михалков не забыл даже вставить набивший оскомину миф о нападении на танк с помощью штыка (естественно, это сделал туповатый грузин, а как же). Лучшего актёра фильма Миронова он заставляет с вывороченным животом делать большие глаза, вот мол, глупые отцы-командиры, бросили ни за понюшку табака 240 пацанов на верную смерть, без никакой поддержки. И это в один из самых критических моментов войны!
По совокупности фактов многие обвиняют Никиту Сергеевича в суверенном антисоветизме, мол, продался и власти и Западу. А мне кажется, просто решил человек , побывший уже царём, исполнить очередную мечту, а именно макнуть тов.Сталина лицом в торт. А в остальном Сталин у него хоть и суров, но справедлив, показан без стёба и пародии.
В целом же фильм смотрится довольно легко, хотя пропущенных сквозь мясорубку войны людей жалко. По степени воздействия не сравнить, конечно, ни с «Иди и смотри», ни с «Они сражались за Родину», ни с «А зори здесь тихие…», а уж по эпичности ему до «Освобождения», как до Луны пешком. Снял бы этот фильм начинающий режиссёр, можно было бы и поднять оценку, а так придётся ставить двоечку. Что интересно, мои друзья на «Афише» поставили полный набор оценок, от единички до пятёрки.

41
0
...
26 апреля 2010
Информация от прокатчика
«Утомленные солнцем-2: Предстояние»
Информация предоставлена компанией «Централ Партнершип»
Эпическая дилогия Никиты Михалкова расскажет зрителям историю бывшего комдива Котова, несправедливо осужденного в 30-е годы как враг народа. Первый фильм дилогии «Утомленные солнцем: Предстояние» описывает события, произошедшие с Котовым в первые два года войны. По официальным документам он был расстрелян, но чудом выжил и был отправлен на войну обычным рядовым бойцом штрафного батальона. Воевал, как все: в грязи, холоде и голоде, не заглядывая в будущее больше чем на один день, да и тот надо было суметь прожить. Прожить и выжить в аду, которым была военная передовая. Его спасла вера. Вера в свою страну, вера в Бога и вера его дочери Нади в то, что отец жив… В 1943 году Арсентьев получает личное приказание Сталина разыскать Котова. В ходе расследования он узнает от прифронтового офицера Смерша о событиях в жизни Котова в первые годы войны. Наконец он выясняет, где должен находиться Котов теперь: перед страшной немецкой цитаделью, где, по словам смершевца, царит настоящий ад.
В духе «Утомленные солнцем-2: Предстояние»