Киноафиша Москвы

Фильм «Мечта»

(1983, СССР)
оценить

Отзывы пользователей о фильме «Мечта»

Фото Валерия Брасле
отзывы:
62
оценок:
140
рейтинг:
60
9

Одно из наиболее значительных произведений и первое - из цикла «Чаплиниана» - было создано корифеем кукольной анимации по мотивам рассказов О’Генри и удостоено в своё время нескольких наград. Прообразом главного героя фильма Буровса послужил... один маленький человечек, Бродяжка - прекрасно знакомый не одному поколению зрителей персонаж, некогда блистательно воплощённый на киноэкране Чарли Чаплином.

Говоря о фильмах, нельзя не сказать и об их авторе. Этот рассказ о нём, вернее нечто вроде биографического очерка я встретила на просторах всемирной паутины (Spotnet.lv; Agnese Matisone) и взяла на себя смелость сделать свободный перевод с латышского языка на русский.

Итак, разрешите представить вам Арнолдса Буровса.
Он был твёрд, но с птицей вдохновения на плече; он не скрывал от детских глаз драматизм жизни, но не порождал настроение безнадёжности.
Родился маэстро 29 апреля 1915 года, в Риге. Ушёл из жизни – 13 января 2006 года.

Как всё начиналось...
Однажды на званом вечере встретились и познакомились очаровательная и бойкая сиделка Карлине и бравый метрдотель клуба Албертс. Они создали семью, и так на свет появился Арнолдс. Это произошло в годы Первой мировой войны. «Гармонии и счастью был предопределён недолгий век: фронт стремительно приближался к городу, и вместе с другими рижанами, достаточно хорошо представлявшими себе особенности немецкого владычества (отец Арнолдса сполна познал «прелести» этого господского духа, поскольку потомок онемеченных балтов нисколько не скрывал своих взглядов от обслуживающего персонала в клубе), Буровсы отправились по дорогам скитаний беженцев. Далеко они их забросили – до самой Сибири. Там, в Омске, впервые увидел свет брат Алфредс».

В начале двадцатых годов Буровсы возвращаются домой, но здоровье отца – Албертса – серьёзно подорвано. В Риге он умирает. Карлине остаётся одна с двумя мальчиками и мужественно сражается с бедностью.
Арнолдс познавал белый свет «путём непосредственного наблюдения», а не по книгам, поскольку у него их и не было. Как и большинство маленьких мальчиков, Арнолдс был любознателен и наблюдателен - «всё необычное привлекало его внимание». Особое же внимание ребёнка привлекла одна пара, живущая на противоположной стороне улицы Дикя. «Часто по утрам он видел, как стройный седовласый господин с элегантной шляпой на голове галантно придерживал калитку и пропускал перед собой непривычно роскошно одетую даму. От окружающих мальчик услышал, будто те двое – известные поэты - Райнис и Аспазия». Иногда Арнолдс нёс стражу в ожидании появления этой пары, чтобы громко произнести «с добрым утром!». «Господин в ответ на приветствие всегда приподнимал шляпу».

В возрасте одиннадцати лет Арнолдс становится помощником матери в газетном киоске, который в то время находился на перекрёстке улиц Менесс и Миера. Утро начиналось в половине шестого. До девяти, когда на работу приходила мать, он принимал и размещал прессу, в зимние месяцы – затапливал маленькую чугунную печку, чтобы матери было тепло. К девяти Арнолдс спешил в школу. После уроков он снова подменял мать, чтобы та поторопилась к младшему сыну. Городской мальчишка Арнолдс изведал и пастушескую жизнь в летнюю пору, и освоил навыки игры на скрипке. В своём детстве Арнолдс черпал вдохновение для создания будущих фильмов. Впоследствии он с гордостью признавался: «Самое большое моё богатство – моё бедное детство».

Ярким поворотом в своей жизни Арнолдс считал работу раздатчиком писем в бюро объявлений - в империи Беньяминьшей. Позднее его повысили до рассыльного, а после – Арнолдс попал в принадлежащий королям прессы Беньяминьшам магазин оптовой торговли. Там он стал квалифицированным упаковщиком и развозчиком товаров. Даже спустя много лет он не забыл, как следует упаковывать предметы, и мог это «сделать лучше, чем профессионалы «Ригас экспресис». Параллельно работе, по вечерам, Арнолдс осваивал язык химических формул и реакций, получал образование в области культуры, искусства и ремёсел. Так он «мало-помалу, описывая круги по разным школам, приобрёл значительные знания. Пёстрые, но с явной тенденцией к изобразительному искусству».

Однажды исполненный эстонским контрабасистом Людвигом Юхтом концерт Дворжака произвёл столь сильное впечатление на Арнолдса, что он поступил в Народную консерваторию по классу контрабаса. Тем не менее рука Арнолдса Буровса была мала для контрабаса, и он решил освоить виолончель. Всё шло удачно, но через год - при прохождении обязательной военной службы – полученные им навыки были утрачены. Арнолдс больше не возвращался в консерваторию, поскольку не хотел становиться рядовым музыкантом, но хотел «всё или ничего!», хотел стать виртуозом. Он изучил возможности струн четвертной скрипки, полной скрипки, контрабаса, виолончели и, наконец, гитарных струн.

О том, что Арнолдс всегда был наделённым утончённостью и склонным к фатовству денди, свидетельствует сказанное очевидцами. «Пережитые в детстве лишения и бедность вызвали страстное желание хорошо одеваться». Предложение магазина жокейского клуба не было ему по карману, но с мелкими лавочниками можно было торговаться напропалую. В моду тогда вошли никербокеры – «средней ширины клетчатые брюки-гольф, плотно собранные под коленом». «Это был апогей шика!». Как-то раз Беньяминьш-младший по случаю именин Арнолдса «выдал денежную премию в размере 10 латов». Богатое подношение пригодилось при приобретении вожделенных никербокеров. Из написанного журналисткой Теклой Шайтере мы узнаём, что таким «Буритис оставался всю свою жизнь – элегантным, непременно с изящным шейным платком, тщательно отутюженными брюками и начищенной до блеска обувью. Всегда с узкой полоской усиков над верхней губой». Спутница жизни Арнолдса, человек всей его жизни, по определению самого Буровса, актриса Элеонора Дуда вспоминала: «Мы поженились в 1952 году. Свидетелями были Петерис Петерсонс и его жена Нора. Арнолдс всегда бы фатоватым парнем, но во время учёбы в вузе парторг заставил его сбрить «американские» усы и запретил на вечеринках в Академии художеств играть в непристойном джаз-банде. Он всегда был немножко другим. Жившим обособленной жизнью». Сам Арнолдс о себе отзывался как о «если не первого сорта Кларке Гейбле, то третьего – наверняка».

Хотя чьему-то слуху джаз и казался чересчур вызывающим, Арнолдс продолжал извлекать необычные звуки из своей гитары. Но не только этим занимался Арнолдс. Он поступил в школу садоводства в Булдури. Его желанием было – овладеть знаниями в области садовой архитектуры. Правда, впоследствии Арнолдс никогда не работал по полученной профессии, но зато у него был диплом, а также развитое пространственное мышление. Параллельно работе в джазовом ансамбле Арнолдсу удалось снискать в Риге репутацию мастера декорирования витрин. В его ведении были большие витрины книжного магазина напротив здания Оперы. «Работая, обучаясь и как будто даже играя, Буритис приобрёл ещё один документ об образовании - на Актёрском факультете консерватории он стал дипломированным режиссёром».
И, тем не менее, когда же мы, наконец, заговорим о куклах?
Ведь Арнолдс Буровс признан выдающимся мастером кукольных фильмов не только в Латвии или в Европе. Однажды известный киновед, специалист по анимационному кино Сергей Асенин сказал: «... несомненно, Арнолдс Буровс является одним из наиболее значительных кукольников мирового мультипликационного экрана, который внёс в это удивительное искусство свой неповторимый вклад».

Решающее значение в карьере отца латвийской кукольной анимации Арнолдса Буровса имело одно объявление в газете. Кукольный театр подыскивал работника, конкретно - требовался художник-бутафор. Своеобразным вступительным экзаменом Арнолдса послужил... меч. Историк кукольного искусства Алдис Лине пишет: «Эта его встреча с куклами – первая и судьбоносная. На всю жизнь. Художник уже приблизился к порогу своего 30-летия. И хорошо, что не раньше – тогда его импульсивный дух искателя, быть может, устремился бы дальше, так и не позволив вглядеться в хрупкую душу куклы».
Но Арнолдс остановился и вгляделся в её душу, и так было положено начало созданию многочисленных, отличающихся новаторством постановок. «Почти двадцать лет активной деятельности в Кукольном театре сделали Арнолдса Буровса одним из наиболее значительных ревнителей развития этого искусства в Советском Союзе». Три сезона Арнолдс прослужил и в Театре музыкальной комедии. После почти 20 лет работы в Кукольном театре Арнолдс закрыл за собой его двери, поскольку «художник всегда опасается рутины». Но всё же от кукол он не отрёкся, ведь в них «дремлет и ждёт часа пробуждения сокровище жизненных сил и красоты, так что и всей жизни будет мало для его извлечения». Следующим шагом было кино. Для овладения азами создания фильмов Арнолдс стал ассистентом режиссёра Роландса Калниньша на съёмках картины «Я всё помню, Ричард!». «В группе к необычному стажёру относились с уважением – все ведь здесь, в Латвии, проживали и ни для кого не было тайной, кто такой Арнолдс Буровс». Потом Арнолдс вместе с участниками кукольной команды отправился в разведочную поездку в Москву и Таллин, изучал аппаратуру, принципы устройства техники.

Ключевые идеи Арнолдса, которые были озвучены им в его работах, были ясными и непридуманными. Он отображал базовые ценности, «без следования которым человек не достоин называться человеком. Любовь к родине. Труд как основа жизни. Сострадание и готовность прийти на помощь тем, кого постигло несчастье. Дружба. Жажда открытий. Неприязнь ко всему тому, что препятствует становлению и развитию гармоничного общества, но прежде всего – гармоничной личности».

«Пигмалион» (1971) - это рассказ о личности художника, о путях иллюзий, которые следует преодолеть для того, чтобы прийти к своему истинному объекту вдохновения.
«Сказка о грошике (медяке)» (1969) - фильм, в центре которого судьба человека. Охваченный жаждой брать от жизни всё юноша деградирует «до высушенной страстью к наживе развалины, ничего более не хотящей и ни о чём не мечтающей».
«Красные башмачки» (1971) - это фильм о мечте и самоотверженности. «Дающему сторицей воздастся» – вот его лейтмотив.
В фильме «Умуркумурс» (1976) представлена песня любви режиссёра к Риге. «Умуркумурс» оказался наиболее отмеченным наградами среди всех работ Арнолдса. Главный его герой – Йоханнес. Он очутился на улице - никому не нужный. Одна лишь продавщица цветов благоволит к нему, но и она бедна, пусть и несёт в своём сердце добро.
«Козетта» (1977), «обращаясь к нам, пылает справедливым отвращением Виктора Гюго к тем, кто втаптывает в грязь человечность». Но чудо всё же происходит в конце...
«Соколик» (1978) – «наиболее монументальный и наиболее лаконичный фильм Арнолдса Буровса». В его героях, в их судьбах находит своё отражение суровая правда жизни. В финальных кадрах фильма кажется, будто черты лица мальчика оживают. Он усаживается у края дюны и ожидает возвращения отца после рыбной ловли. Но «следы отца на песке заносит ветром».
Материал Арнолдс находил в фольклоре и проверенных временем литературных произведениях, сплавлял его со своим жизненным опытом и повседневными наблюдениями.

Поскольку личного автомобиля у Арнолдса не было, то и в свой тихий уголок за городом в Вестиене, у озера Калс, он отправлялся на электричке - до Эргли, а потом пересаживался на автобус. Арнолдс любил путешествовать на поезде и автобусе. «Знаешь, я вижу там много интересных людей, мне нравится предаваться фантазиям: кто эти люди, куда они путь держат, какой работой заняты? В поездах, в общественном транспорте столько всего доводится услышать, порой целые истории жизни, ведь люди бывают так откровенны». Уголок отдыха Арнолдса в Вестиене не соответствовал стандартам того времени, не было в нём обтянутых полиэтиленом теплиц, в которых бы росли тюльпаны для дальнейшей продажи. Его дом не запирался, а на скамеечке у дверей всегда стояла кружка – на тот случай, если проходящий мимо путник томился от жажды. «Вода в колодце прохладна и вкусна...». Направляясь поездом за город, Арнолдс нередко замечал молодых людей, которые «удрали из сельской местности, а пустить корни в городе не смогли». От него не могло укрыться то, насколько пусты произносимые ими слова и насколько чужды настоящему труду их руки. Эти сценки вдохновили Арнолдса на создание «Искателей благополучия» (1982).
На память приходят и «Ки-ке-ри-ку» (1966), «По-По-Дру» (1977), «Чудной Даука» (1968), «Цветы Ансиса» (1968), «Бум и Пирамидон» (1969), «Бимини» (1981) и ещё, и ещё...

По достижении художником 75-летнего возраста им было создано в общей сложности сорок фильмов. Исследуя просторы всемирной паутины, мы можем сделать вывод о том, как высоко ценят труд и мастерство Арнолдса Буровса. Его фильмы были неоднократно удостоены различных наград, они демонстрировались в прошлом и демонстрируются в наши дни на фестивалях, аудитория которых говорит на французском, итальянском, русском, польском, эстонском и на многих других языках. И всё же, «расставаясь, Буритис задаёт вопрос, на который, к сожалению, невозможно ответить. Он с грустью спрашивает: «Скажи, почему мои фильмы не показывают на телевидении?».


П.С. Действительно, к большому сожалению, фильмы Арнолдса Буровса на ТВ не демонстрируются. :-(

0

Галерея