Киноафиша Москвы

Фильм «Бастион греха»

Bastion of Sin (2008, Германия)

0

Документальный фильм о том, как Штутгартский театр готовится к постановке «Медеи». По замыслу режиссера, в спектакле должны быть задействованы не профессиональные актеры, а реальные простые женщины.

Отзывы пользователей о фильме «Бастион греха»

Фото vetersdunaya
отзывы:
23
оценок:
23
рейтинг:
43
3

Это был один из немногих документальных фильмов, которые я успела посмотреть на Московском Кинофестивале. Когда закончился показ, на сцену вышли режиссер, который говорил по-немецки, и переводчик, который по-немецки переводил, но с трудом. Перевод вышел каким-то странным, неполноценным, и у меня осталось ощущение, что режиссер говорил много чего-то важного-нужного, главного-интересного, а я так об этом и не узнала. Такое же впечатление осталось и от фильма: мне хотели донести какую-то великую идею, но... то ли не донесли, то ли пронесли мимо.
Сюжет документального фильма таков: в немецком театре какой-то современно-прогрессивный режиссер ставит «Медею» Еврипида весьма своеобразным способом. В спектакле заняты не профессиональные актрисы, а обычные женщины арабского происхождения. Текст «пьесы» состоит из текстов о насилии в семье, написанных этими женщинами. Такой вот публичный сеанс психотерапии. Правда, режиссер спектакля утверждает, что это попытка диалога между немецкой и арабской культурой. Диалог выходит какой-то довольно странный: европейцы рассказывают миру о несчастных, угнетенных мужьями женщинах Востока, а те покорно кивают.
Конфликт обостряет одна истово верующая мусульманка. Она никогда не снимает платка и считает, что мужчина априори лучше женщины, а сцена полового акта (пусть и ненастоящего) в спектакле кажутся ей неприемлемыми. Театр она называет бастионом греха, но все же входит во вражеских стан. Зачем? Наверное, для того, чтобы рассказать о том, что далеко не все арабские женщины демонстрируют гостям окровавленную простыню в день свадьбы, а насилие в арабских семьях — не более частое явление, чем в европейских. Однако вряд ли ей это удастся быть услышанной.
После показа режиссер фильма сказал о ней приблизительно следующее: «Она очень добрая женщина, но ее слова о том, что мужчина лучше женщины — это настоящее Средневековье». Зал сдержанно захихикал. У меня осталось впечатление, что создатели фильма действуют в духе колонизаторов, обремененных долгом белого человека. Они грубо вторгаются в культуру, которой не понимают, и стараются осчастливить ее носителей последними достижениями европейской цивилизации. И называют все это "диалогом между культурами". Вполне могу допустить, что побуждения были самые благие и прекрасные, но куда ведут благие намерения давно известно...

0