Киноафиша Москвы

Фильм «Отставной учитель»

(2006, Россия)

0

Документальный фильм о 85-летнем ветеране Сталинградской битвы, бывшем учителе истории, оказавшемся среди заложников в Беслане.

Отзывы пользователей о фильме «Отставной учитель»

Фото вадим  цаликов
отзывы:
1
оценок:
2
рейтинг:
0
7

Режиссер-документалист Вадим Цаликов в своем новом фильме "Отставной учитель" вернулся к бесланской трагедии. Впрочем,слово "вернулся" в контексте биографии режиссера неточно,потому что все это время боль не отпускала его. Сняв в 2004 году по свежим следам картину о страшных сентябрьских событиях,Цаликов знал,что пепел погибших еще долго будет стучать в его сердце. Тогда, показывая мне свою первую
ленту о Беслане, Вадим указал мне на одного из героев,пожилого человека, сказав:
"Это учитель Заурбек Гутиев. Герой Сталинграда. Кавалер четырех боевых орденов и девятнадцати медалей. Провел три дня в плену у боевиков. Чудом остался жив... Я сниму о нем фильм".
И снял простую по форме картину, изначально сосредоточив внимание на личности учителя Гутиева, на его рассказе-непосредственном,драматичном,взыскующем. Для режиссера главным было приблизить своего героя к зрителю. Он снимал фильм, как монолог человека из поколения, которе решало судьбу войны и судьбу страны почти 60 лет назад.
Этот монолог открывается рыданиями учителя, пришедшего на кладбище к могилам своих учеников и коллег. Завершается молчаливым руки Гутиева, провожающего на железнодорожной насыпи проносящийся мимо состав: он освящает дорогу в будущее, в котором не должно быть места второго Беслана, не должно быть места агрессии и ненависти. Не должно быть тех, кто преступает черту.Гутиев далек от проповеди, он понимает,что нереально задним числом что-то запрещать: невозможное стало возможным. Учитель вспоминает свое прошлое в неожиданном,казалось бы ,сопоставлении с бесланскими событиями. Но именно такое сопоставление помогает полнее понять степень нравственного падения, к которому пришла часть нашего общества.
Колхознику Заурбеку Гутиеву было 17 лет,когда началась Отечественная война.В июне 1941 г. добровольно стал курсантом пехотного училища. "Сам рвался", - говорит он. В сентябре 1942-го начался его Сталинградский путь: 160 дней и ночей. Учитель - историк (он стал им, вернувшись с войны) помнит едва ли не каждую деталь тех фронтовых дней. Окопы, каждую пядь земли, переходившую из рук в руки, убитых товарищей... Тогда казалось - ничего более страшного в его жизни уже быть не может. Было. Три первых сентябрьских дня 2004-го года, в Беслане, когда он, учитель на пенсии, ("отставной учитель" - так называет себя бывший солдат), пошел поздравить детей с новым учебным годом. И оказался среди заложников, захваченных боевиками.
За долгую жизнь Гутиев пережил и разруху, и бедность, и много горестей. И все-таки он знает: то, что происходило в Бесланской школе № 1, лучшей школе республики, куда привозили учиться детей из столицы, Владикавказа - за гранью человеческих страданий. Вместе с режиссером он словно еще раз проходит по кругам ада, когда возвращается в школу, останавливается среди разрушенных стен, видит учебники на полу. А с фотографий на стенах на него смотрят его ученики и коллеги, погибшие от рук бандитов. Уже прошло время, и учитель может рассказывать о том, где у боевиков был пульт управления взрывным устройством, как он стоял под направленным на него дулом, как боевик ударил его, сломав ребра... Он сказал боевику, что учитель. "Ты меня не учил!" - крикнул бандит. Сказал точно - Заурбек Гутиев учил своих учеников другому: высокому, тому, что сегодня сегодня дает ему силу жить после того, как в захваченной школе он хотел для себя смерти.Потому что не мог больше видеть людские, детские страдания. Выдержать помогли ученица, давшая ему "влагу" (свою мочу) после того, как он , до смерти избитый, лежал, задыхаясь от боли, и учительница Ольга Соскиева, опекавшая его и детей в этом аду. И, конечно,то,в чем он видел свой долг : спасти детей от тех,кто яростно орал им : "Мы пришли убивать вас !"
Заурбек Гутиев пытался это сделать, когда, сгибаясь от боли, пронизывающей сломанные ребра, помогал двоим малышам- первоклассникам перебраться через окно на волю. В это время боевики стреляли по спинам детей с крыши. Один из мальчиков погиб...
"Двуногие звери",- говорит Гутиев о боевиках. Вольно или невольно он, фронтовик, сравнивает их с немцами, против которых сражался в Сталинграде : "Дети там не погибали рядом с нами..." Что может быть страшнее подобного сравнения! Оно обретает еще большую силу, когда режиссер повторяет кадры со стеной, на которой висят фотографии погибших. Красивые, нарядные( как иначе сниматься!) девочки и мальчики счастливо улыбаются...
Человек из поколения победителей, Гутиев, по его словам, учил этих детей ради будущего. Их больше нет на земле. Но есть другие его ученики, для кого он остается учителем.
В одной из своих статей писатель - фронтовик Григорий Бакланов вспоминает, как в отбитых у немцев сожженных деревнях солдаты задавали жителям вопрос: "Вот мы придем в Нерманию. Что нам сделать с немцами за все, что они натворили у нас?". Ответила женщина: "Будьте добры, не трогайте их детей и женщин". "Вот это высота духа и была в основе нашей победы", - пишет Бакланов.
Кажется, все забыто, а иногда просто растоптано прагматизмом и цинизмом наших дней. Но вот один из последних фрагменто воспоминаний Гутиева. Он лежал в больнице, и к нему пришли посоветоваться его бывшие ученики. Хотели отомстить за смерть погибших детей и учителей. "Ради Бога, прошу вас, выбросите эти мысли", - сказал им Гутиев. Они послушали его, потом признались: "Если бы не вы, мы пошли бы мстить".
Картина Вадима Цаликова, разумеется, ценна как живое, непостредственное свидетельство трагических дней в Беслане. Но в ней есть и более высокое начало: фильм напоминает о том, чего нам сегодня не хватает, как хлеба насущного, - любви и милосердия, живущих в душе человека, прошедшего ад войны, и ад плена у "двуногих зверей" и нашедшего в себе силы учить младших жить добром и любовью.
Да передастся это людям! ЭЛЬГА ЛЫНДИНА ,сценарист,кинокритик

0

Галерея