Москва
Написать отзыв

Все отзывы о фильме

Le Scaphandre et le papillon (2007, Франция, США), IMDb: 8

7.8
оценить
Как вам фильм?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши»

Фото Петр Фаворов
Фото Петр Фаворов
отзывы: 260
оценки: 282
рейтинг: 3346
7

Одним декабрьским днем в 1995 году главред французского Elle Жан-Доминик Боби (Амальрик), бонвиван, жуир и тот еще донжуан, теряет сознание за рулем своего авто. Он приходит в себя спустя три недели, в госпитале на берегу Ла-Манша, при этом шевелится у него только левое веко. Сознание работает, слух и зрение более-менее в норме, но никаких средств общения с внешним миром больше нет — в медицине это называется locked-in syndrome, синдром запертого человека. Врачи придумают для Боби специальный язык: ему диктуют алфавит, а он моргает, когда слышит нужную букву. Он проживет еще год и успеет написать, если это можно так назвать, книгу о своем состоянии — 120 страниц ехидной и образной прозы.

Экранизировать «Скафандр и бабочку» взялся бородатый техасец Джулиан Шнабель, переквалифицировавшийся в режиссеры современный художник, прославившийся в 80-е скандальным поведением и монументальными панно из битой посуды. Серьезный подход к делу — ради этого фильма он, скажем, выучил французский — принес ему каннскую ветвь за лучшую режиссуру, но по-хорошему он заслужил куда больше — к примеру, отпущение всех прошлых и будущих грехов или что-то еще такое же метафизическое, но страшно ценное.

Первые полчаса камера спилберговского оператора Януша Каминского снимает как бы изнутри головы Боби, но это тот случай, когда формальный прием на все сто оправдан сюжетом. Исполнитель главной роли Матье Амальрик оказывается на это время сведен к растерянному голосу за кадром — зато зритель на своей шкуре понимает нечеловеческую жуть состояния героя, с расплывающимися лицами врачей и друзей, то и дело выпадающими за пределы поля зрения, и с огромной иглой, зашивающей больной правый глаз Боби, наш глаз, прямо поперек экрана. Когда Амальрик появится в кадре сам, он будет попеременно разыгрывать абзацы из героически написанной книги Боби, рассказывающие о том, что было до и после инсульта. Темы в основном типично французские: женщины (все они в фильме писаные красавицы), еда, атеизм (даже заточенную в скафандр тела бабочку, которую каждый назвал бы душой, в фильме определяют как воображение). То кудрявый и небритый хозяин Парижа встречается с любовницами, кушает лобстеров и руководит фотосъемкой моделей, то парализованный до полной перекошенности инвалид учится шевелить языком, безнадежно хлопает глазом из-под толстых линз или пускает вывернутыми губами слюну, которую заботливо собирает его старший сын-подросток: «Теперь дети знают, что это значит, иметь папу-зомби», — комментирует Боби. И сразу же от беспощадной иронии — к сценам, не заплакать на которых не выйдет никак. 92-летний отец (Макс фон Сюдов), прикованный к креслу в своей парижской квартире, звонит сыну, заключенному собственного тела, и спрашивает: «Как ты себя чувствуешь? Или это идиотский вопрос?» Боби, через посредницу, реагирует закономерно: «Да, это идиотский вопрос». Идиотский, конечно, но к концу фильма мы каким-то невероятным образом получаем на него самый исчерпывающий ответ.

26
0
...
20 февраля 2008
Отзывы по рейтингу пользователя
  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии
Фото Егор Королёв
Фото Егор Королёв
отзывы: 371
оценки: 371
рейтинг: 835
7

"Скафандр и бабочка". тронуло. хорошо.
Каннский приз дал бы не сколько за режиссуру, сколько за книгу, по мотивам которой фильм снят или сценарий (не знаю, что больше) и за операторскую работу. Из рецензий узнал, что оператор - правая рука Спилберга Януш Камински
Черт, ну зачем читать рецензии... "Это фильм для людей, умеющих сопереживать. И не стыдиться своих слез во время сцены, когда больной отец (замечательный актер Макс фон Сюдов) звонит Жану-Доминику..." Утер же эту влажность. и даже не жалко героя. на себя переводишь всё это. навёрстывать всегда поздно.

в фильме хорошая идея - необходимо ценить то счастье, которое тебя окружает. жаль только, что это счастье иногда ставишь под сомнение. и от этого очень больно

0
0
...
16 мая 2008
Фото Kater
Фото Kater
отзывы: 166
оценки: 541
рейтинг: 793
9

Да-да, я хорошо помню историю Жана-Доминика, хотя не припоминаю, в каком журнале я читала об этом десять лет назад. Конечно, история уникальная, она и тогда обошла весь мир и тронула многих, и сейчас, спустя время, вернулась к нам в виде фильма. Известно, что зло многогранно, а, изображая добро, легко скатиться к банальности. Однако, смею полагать, что авторам Скафандра и Бабочки удалось рассказать историю обездвиженного француза внятно и ясно, избежав слащавости. Очень запоминающаяся лента, прежде всего работой оператора.

Фильм нахватал кучу наград и привлек внимание множества людей. И слава Богу. Нам нужны эти примеры мужества. Стоит время от времени окидывать взглядом самого себя, свой скафандр. Такие истории напоминают, что несчастье и смерть внезапны, что нельзя упускать время, что надо успевать говорить главное, ловить шанс наверстать упущенное.... Кроме того, лента воистину - конгломерат милосердия. Бывшие жены, друзья, отцы, врачи, сиделки, издатели, дети героя - все они - лучшие люди на свете, готовые на самопожертвование ради прикованного к кровати человека. Чувствую себя неспособной на поступок, восхищаюсь всеми ими и плачу. Сентиментальные слезы (а сегодня мало кто в зале не заплакал), терапевтический эффект.
Возможно, пять звезд - несколько завышенная оценка, но это намерено. Крылья после этого фильма, определенно, режутся. Хочется сделать доброе дело, побежать кого-то спасать.. Наверняка ж, завтра все пройдет.. Тем не менее, не напрасно. Полезное кино.

э, эс, а, эр, и, эн..

10
0
...
3 марта 2008
Фото сергей коновалов
Фото сергей коновалов
отзывы: 934
оценки: 1078
рейтинг: 669
5

I decided to stop pitying myself. Other than my eye, two things aren't paralyzed, my imagination and my memory.

Двух последних - воображения и памяти - бывшему главреду журнала "Она" не занимать. Бабочка выбирается из скафандра, списанного в утиль - и начинает летать по коридорам исторической лечебницы, по пути встречая балетную звезду и Деву Марию, бывших любовниц и пр. насекомых, императрицу и мать своих детей.

Не знаю, почему этим фильмом все восхищаются как неким памятником силе человеческой души и жизнелюбию. Да, есть там пара удачных моментов. Необычен визуал. Не более того. Несмотря на все художественные и актёрские достоинства, я бы не захотел смотреть этот фильм ещё раз. Если только когда-нибудь не очутюсь, как герой фильма, в такой потрясающей коме.. тьфу-тьфу-3

1
0
...
5 марта 2008
Фото Walter  Klemmer
Фото Walter  Klemmer
отзывы: 96
оценки: 208
рейтинг: 548
9

Ошеломительной силы фильм. Вроде бы не первый на тему - сразу что приходит на ум, это "Море Внутри" с Бардемом и "Малышка на миллион" Иствуда, но ей-богу, эти фильмы со всеми их достоинствами и недостатками смотрятся как среднестатистические мелодрамки по сравнению со "Скафандром". В общем-то из-за вышеперечисленных лент я и не питал особых надежд в отношении этого фильма (даже несмотря на приз в Каннах Шнабелю как лучшему режиссёру) - и только был рад тому, что настолько ошибся.

История, положенная в основу, довольно широко известна: Жан-Доминик Боби (Матьё Амальрик), редактор французского Elle, витальный, странной красотой привлекательный мужчина, был парализован в результате внезапного инсульта и оказался полностью обездвижен - за исключением левого века. Отчаяние и жалость к себе постепенно превозмогаются жаждой мысли, воспоминаниями и любовью от тех, кем он по большей части пренебрегал, когда был активен и здоров. С их помощью Боби за год "напишет" книгу о себе, своих переживаниях, своей любви к жизни, чтобы уйти с чувством выполненного долга, пусть и вынужденного такими обстоятельствами.

Бывшая подруга и мать его троих детей Селина (сногсшибательная Эмманюэль Сенье) заботливо утирает слюну из его разбитого параличом рта; красавица-врач Анриетта (Мари-Жозе Кроз, абсолютно роскошная тут, и очень похожая на Найоми Уоттс) не отступается и обучает его коммуницировать с помощью подвижного века, разработав для этого специальный алфавит; хорошенькая Анн Консиньи в роли терпеливой Клод, записывающей по буквам моргание Боби; его отец, 92-летний Макс фон Зюдов, теряющий последние воспоминания - сцены со всеми ними просто сногсшибательны. Чего только стоит один эпизод, когда Селина сидит с Боби в его палате и вдруг туда звонит его любовница, колторая с момента аварии к нему ни разу и не появилась, и тот с помощью плачущей Селины надиктовывает фразу "Я жду тебя каждый день". Это надо видеть.

Фильм безупречно снят деликатной, интимной камерой постоянного спилберговского оператора Януша Каминского, с множеством красивых пространств, ярких воспомнинаий героя, музыкой Тома Уэйтса, красивыми женщинами и горьким финалом, после которого хочется ещё несколько минут посидеть в пустом кинозале и просто помолчать. Если так пойдёт дальше, то придётся ревизовать все списки "Лучшего кино за 2007": "Скафандр и Бабочка" просто обязан там оказаться.


9
0
...
5 марта 2008
Фото BigBigZ
Фото BigBigZ
отзывы: 67
оценки: 68
рейтинг: 472
9

Жизнь Жана-Доминика Боби, 42-летнего парижского кутилы и донжуана, главного редактора журнала Elle, переворачивается с ног на голову после того как во время автомобильной прогулки с сыном с ним приключается инсульт. Спустя несколько недель он очнется в больнице (с этого момента начинается фильм) полностью парализованным. Мозг и память полностью функционируют, но единственным органом не подавшимся на "уговоры" болезни остается левое веко и глаз. Сексуальная доктор-логопед выдумывает для Жана-Доминика способ общения с окружающими: собеседник должен читать алфавит, а больной моргать когда тот дойдет до нужной буквы. Погрузившись в сырой мир неизведанного одиночества Жан-Доминик "надиктовывает" преданной сиделке книгу, которой суждено появится на прилавках магазинов за 2 дня до смерти автора.

Поначалу кажется, что Шнабель разыгрывает перед зрителем очередную вариацию "Графа Монте-Кристо". Вариацию, где нет места мести, вывернув наизнанку внутренний мир своего Эдмона Дантеса и повесив его перед толпой на флагшток, да повыше, чтоб видно всем было. Масла в огонь подливает и сам Боби, говоря о том, что перечитывает классический роман Дюма прямо с экрана. Но на самом деле Жан-Доминик лишь жертва мира в котором он существовал. За тоннами устриц, безцеллюлитных попок и галлонов шампанского, о которых рассуждает в своих монологах в картине сам герой, Боби не замечал нужных вещей. Он не пытался спускать все на тормозах, но и уж точно не выбрал "верную дорогу". "Наверху" достаточно жестоким, но, наверное, единственно возможным, способом решили вывернуть нутро душевного калеки, который погряз во вранье, человеческой грязи настолько, что не мог находиться в одной комнате с мигающей фигуркой Девы Марии, чтобы доказать существование простых материй, любви, семьи, детей.

"Скафандр и Бабочка" - может и не лебединая песня, но точно смачный бенефис оператора Камински. То мы становимся свидетелем того как Жану-Доминику зашивают глаз и все это видно "изнутри". Оператор то моргнет в такт с главным героем или "заплачет, расфокусировав камеру. В любом из этих случаев эффект потрясающий, действующий на обывателя словно красная тряпка на быка.

А то, что жить начинаешь, только когда оказываешься на краю пропасти это и так понятно. И без Шнабеля. Благодаря тому, что нас очень долго учили сей парадигме через телеприемник. Кое чего мы не понимали, но прилежно внимали все до последней киношной крошки. И ведь никого не удивить тем, что сейчас даже проникновенный разговор Жана-Доминика с отцом не заставит какого-нибудь железобетонного циника разрыдаться во весь голос с соседнего ряда. Шнабель это знает, поэтому приберегает слезы на финал. А они будут. В этом я вас уверяю.

5
0
...
21 июля 2008
Фото Igor Sinelnikoff
Фото Igor Sinelnikoff
отзывы: 413
оценки: 413
рейтинг: 390
9

Когда парализовано тело — движется активнее душа. Джулиан Шнабель в очередной раз доказывает нам этот постулат на примере истории Жана-Доминика Боби, бывшего редактора журнала Elle France, который будучи прикованным к кровати, умудряется всего с помощью одного глаза рассказать о своем состоянии в автобиографической книге «Скафандр и бабочка».

В 2002 году по фестивалям прокатилась лента Алехандро Аменабара «Море внутри» о борьбе парализованного человека за право эвтаназии. На этот раз герой борется за жизнь с неистощимой силой воли и чувством юмора. Джулиана Шнабеля и Януша Камински отметили за отличную операторскую работу. Визуальная картинка весь фильм идет от первого лица. порхает как взгляд, как бабочка, перемежаясь с мыслями главного героя.

Несмотря на уродство Жана-Доминика, зашитый глаз и скошенные губы, ему помогает очаровательная врач-логопед наладить контакт с внешним миром. «Моргни один раз если „да“, и два раза если „нет“». Дальше это станет кодовым алфавитом. Первые слова, которые он произнесет — «Я хочу умереть». Это будет последнее желание подобного рода. Любовь и поддержка окружающих сотворит чудо. Однажды Жан-Доминик скажет, что хочет выполнить контракт с издательством написать книгу.

Но это все внешнее. Оно хоть и чрезвычайно трогательно и слезливо, главное это метафора внутреннего состояния героя.

В фильме есть замечательный момент, когда к Жану-Доминику приходит в гости человек, которого он видел единожды. Когда любезно уступил место в самолете, летящим в Гонконг. Это человек после захвата проведет в плену свыше четырех лет в маленьком подвале в Бейруте. теперь в плену своего тела и Жан-Доминик. Это называется скафандр. Внутри душа — бабочка. «У меня помимо глаза не парализованы две вещи: память и воображение.» Что может быть лучшим доказательством существования души?

В кинотеатре одна бабушка хохотала весь сеанс…

«Скафандр и бабочка» — один из лучших фильмов нашего времени, с первых кадров ставший высокой классикой. Это неоспоримо, как и великолепная игра Матье Амальрика.

Да, я плакал! Шнабель очень деликатно задел самые тонкие струнки, без лишнего эпатажа, характерного для таких сюжетов. Очень потрясло, что такой человек существовал в действительности, это — откровение, большее чем рекорды на Олимпийских играх. Рекордный прыжок? Две секунды в эфире. «Скафандр и бабочка» еще многие поколения будет воодушевлять, уж если хотите, как подвиг Зои Космодемьянской, повествуя о несгибаемой силе духа, и прекрасном, чистом мире внутри каждого из нас. Жан-Доминик Боби просит открыть эту terra incognita сейчас, не дожидаясь пока наши тела погрузят в скафандры.

0
0
...
26 июня 2010
Фото egortut
Фото egortut
отзывы: 199
оценки: 267
рейтинг: 359
9

5ка не за фильм, а за историю. Мне кажется, гениальность фильма не дотягивает до сценария. Сильная драма. Заставляет задуматься. Несколько дней оставался под впечатлением.

1
0
...
9 апреля 2011
Фото Пошевай
Фото Пошевай
отзывы: 123
оценки: 163
рейтинг: 176
9

Моргать левым глазом - ровно столько, чтобы показать, что ты еще в сознании. А теперь попробуй не сойти с этом с ума. Ты ведь даже убить себя не сможешь.
А он написал книгу. Правда пробной фразой было "Я хочу умереть". И даже не оптимизм, а упрямство врачей заставляют его моргать, моргать, моргать.
Потрясающе красиво и трогательно. Умно и не банально. Грустно и жизнеутверждающе.
Смотрите обязательно.

0
0
...
5 сентября 2008
Фото 17x17
Фото 17x17
отзывы: 258
оценки: 257
рейтинг: 166
9

С первых минут фильма, когда любимый оператор Спилберга Януш Камински (Janusz Kamiński) показывает мутный мир глазами человека по имени Жан-Доминик Боби (Mathieu Amalric), практически до самых финальных титров ты испытываешь боль.
Боль от того насколько сложно смотреть больше половины фильма снятой с одной точки - с точки зрения единственного работающего левого глаза Жан-Доминика.
Боль от сцены на пляже в Нормандии, когда две маленькие дочки целуют отца и говорят "папочка", а старший сын просто молча стоит и смотрит, и ты медленно понимаешь что комок в его горле - это на самом деле комок в твоём горле.
Боль от разговора с его 90-ти летним отцом (Max von Sydow), который тоже находится в "скафандре" - своей квартире на 5-м этаже в Париже.
Боль от того насколько легко и быстро можно потерять всё приобретённое годами.

Но ведь боль ещё дана и на то чтобы понять - "ты ещё жив, черт побери!".

"Я перестал жалеть себя, ведь помимо левого глаза у меня ещё оставались нетронутыми память и воображение." - именно так Боби, бывший на тот главным редактором журнала "Elle", реагирует на своё состояние после перенесённого им сильнейшего инсульта.

Когда перед операцией на колене мне сделали эпидуральную анестезию, и я лежал на кровати не в силах пошевелить "всем что ниже пупка", я быстро начал испытывать ужас. В общем я сломался и попросил врача ввести мне снотворное. А теперь сравните это с практически полностью парализованным человеком, нашедшем в себе силы силы завершить начатое - надиктовать сто страниц для книжки. Пусть немного на другую тему, но дописать. И это прекрасно, потому что жизнь не кончается. Никогда. Поэтому самоирония, с которой он умудряется объяснять всё происходящее с ним, все его мысли и переживания, акцентировано отражается в его покосившейся набок губе - это просто ещё одна насмешка над самим собой...

Фильм роскошный, начиная от замечательного дуэта Шнабеля (Julian Schnabel) и вышеупомянутого Камински, и заканчивая подбором нужных музыкальных треков к ключевым эпизодам картины (от Charles Trenet и Ultra Orange & Emmanuelle до U2 и Tom Waits).
Придраться можно разве что лишь к немного резковатому монтажу, да и к просто дикому количеству красивых женщин - лица Сенье (Emmanuelle Seigner), Гармендии (Olatz López Garmendia), Кроз (Marie-Josée Croze) и Консиньи (Anne Consigny) с завидным постоянством попадавшие в крупные планы, временами очень сбивали с толку.

1
0
...
14 января 2011
Фото mortal_vombat
Фото mortal_vombat
отзывы: 103
оценки: 440
рейтинг: 162
5

всего в избытке в этом фильме - света, дергающейся камеры, букв, жизни, смерти, но - в тоже время - чего-то катастрофически не хватает - перца ? соли? морали? простоты? Д.Д.Льюиса, который уже однажды довольно круто сыграл парализованного ?.. к сожалению, мне - простому зрителю - совершенно не хочется примерять на себя "скафандр"-парализованное тело, а бабочка так эфемерна, что её не поймать и не потрогать... ну где здесь она, бабочка? главный герой легко жил, легко общался с женщинами, так и надо жить, да. теперь же у него осталось одно воображение. одно оружие - разум и память в борьбе со сжирающей его болезнью и скукой. ну, жалко такую бабочку, но жалко как раз как тело, которое страдает, жалко тот единственный непарализованный глаз, который моргает с удивлением этому всему. как было у Довлатова "даа, жил жил человек и помер..," - "а ты чего хотел?"
да, это кажется просто невероятным, что этим одним глазом можно написать книгу. а возможно еще невероятнее (для меня), что такое хорошее по сумме составляющих кино тоже смотрится вот так вполглаза...

3
0
...
31 марта 2008
Фото same-as-texxu.livejournal.com Velichkina
Фото same-as-texxu.livejournal.com Velichkina
отзывы: 64
оценки: 92
рейтинг: 137
7

«Скафандр и бабочка» зрителей не жалеет, все время заставляет думать
- что представляет собой наше «я», выживет ли оно, оказавшись замурованным в бездвижном теле, где живет только слух и усеченное, узконаправленное зрение (потому что даже головой повернуть не получится?)
- можно ли жить одной только «умственной», как сказала бы моя бабушка, жизнью – воспоминаниями, воображением (но мечтами.. для мечты нужен простор, которого у заложника в скафандре из плоти нет) – ведь из всех спососов общения с миром остается только моргание: «да» - один раз, «нет» - два раза…
- хватит ли в тебе силы даже просто навещать такого попавшего в ловушку человека – ведь он все слышит, и видит, если встать ровно перед ним, и, главное, все так же чувствует любовь, скуку, душевную боль.. приходить к нему и не вести себя так, будто его уже нет, будто он уже умер?

А жизнь между тем так ярка и прекрасна… в этом фильме, по контрасту, это особенно бросается в глаза

«Главное - сохранить человечность», - втолковывает герою знакомый и вторят страницы «Графа Монте-Кристо». Человечность – вот наше ядро, только она и не у всех и совершенно свободных и здоровых есть.

0
0
...
15 марта 2008
Фото Василий Авсеенко
Фото Василий Авсеенко
отзывы: 281
оценки: 2251
рейтинг: 131
9

Длинный, грустный, тяжелый фильм. Поражает уровень заботы в семье и в обществе… В некотором смысле - ответ на "99 франков" - постаревший герой наедине с действительно страшной проблемой…

0
0
...
16 февраля 2009
Фото Олег Подковыров
Фото Олег Подковыров
отзывы: 40
оценки: 101
рейтинг: 102
7

Американец Джулиан Шнабель был не единственным режиссером, решившим рассказать историю Жана-Доминика Бобби, редактора французского журнала Elle, который в 1995 году перенес инсульт, и в результате оказался полностью парализованным, за исключением левого глаза. Глаз этот, в принципе, и являлся первым рассказчиком – с помощью особого алфавита, Бобби «наморгал» ассистентке 130 страниц своих воспоминаний вкупе с теперешним мироощущением затворника в собственном теле. Миловидная женщина, как скороговорку, произносила наиболее часто используемые буквы, а когда доходила до нужной, «писатель» начинал активно работать веком.
Вторым стал Жан-Жак Бенекс снявший 25-минутный документальный фильм “Под домашним арестом”, в котором запечатлел процесс создания книги и активную, несмотря на паралич, жизнь Бобби. Но, то был взгляд стороннего наблюдателя, пусть и любопытный, однако лишенный яркой эмоциональной раскраски.
Спустя 12 лет пришло время полнометражной картины, которая удивительным образом помещает зрителей непосредственно в голову героя, в этот неподвижный, нелепый скафандр, в котором бьется бабочка человеческого сознания.
Шнабель демонстрирует серьезный подход к делу – вместо слезливой мелодрамы, арт-хаус с человеческим лицом, Джонни Деппа заменяет Матье Амальрик, а самой красивой музыкой становится мантра, сотканная из букв французского алфавита, безостановочно звучащая из уст практически всех персонажей.
Художник-неоэкспрессионист, Шнабель, уже снял два фильма-биографии («Баския» и «Пока не наступит ночь»), где для создания атмосферы охотно использовал визуальные эффекты и специальные светофильтры. На этот раз он пошел еще дальше, превратив картину в настоящее визуальное пиршество.
Художественные фантазии Шнабеля и оператора Яноша Камински превращают объектив камеры в «живой» глаз Бобби, большая часть фильма – погружение в скафандре на дно внутреннего океана, где крупные планы лиц, сменяются еще более крупными изображениями губ, кончиками пальцев, бэйджика с именем доктора, размытыми лицами друзей, детей. Неподвижный мир, сотканный из одинокого взгляда паралитика, пугает и завораживает. И лишь во снах и воспоминаниях камера, наконец, обретает привычную свободу.
Получившийся в итоге невероятный эффект присутствия создает общее неторопливое течение времени внутри кадра. Скафандр слишком тяжел, а реальность такова, что вести диалог с самим собой гораздо сложнее, чем диктовать моргая. Бабочка создана для полетов, и единственный выход из кокона только один – медленно, буква за буквой, протискиваться сквозь несчастное левое веко.
Бобби, как истинный француз, будет размышлять о женщинах (их много и все они красавицы), боге, в которого не верит и душе (как атеист он предпочитает слово «воображение», но мы-то точно знаем, о чем речь). Вместо самосожаления – ирония и беззвучный смех. Убиваться по поводу своей непростой судьбы и разводить пустые разговоры о том, почему с хорошими редакторами порой случаются инсульты он не собирается. Ведь гораздо интереснее представить на какой овощ ты стал похож больше – на огурец или картошку?
Эта философия спасает фильм от излишних сантиментов, коих и так предостаточно. Вопрос «разве это жизнь?», возникающий в голове героя, остается не озвученным. Неспешно, как и все повествование, Бобби приходит к осознанию чуда жизни, когда великим даром можно считать возможность вспоминать и фантазировать. Безысходность трансформируется в надежду, которая в свою очередь превращается в книгу. Выбравшаяся из заточения бабочка еще пару дней греется на солнце, а затем, расправив крылья, улетает.
(Жан-Доминик Бобби умер спустя два дня после выхода его книги «Скафандр и бабочка»).

3
0
...
1 июля 2008
Фото Bondurant
Фото Bondurant
отзывы: 199
оценки: 549
рейтинг: 94
7

Оригинально изложенная биография в драма-жанре.Франция,леса,красивые медсестры,одинокий со своими мечтами и воспоминаниями Жан-Доминик Боби,у которого не парализовано только один глаз,да душа,мышление,слух.Это история о человеке,который не хотел сдаваться ни при каких обстоятельствах.Это история о сильных людях.Это история о милосердии и доброте.Смотреть всем и творить добро.

0
0
...
23 июня 2008
Фото ant465
Фото ant465
отзывы: 60
оценки: 100
рейтинг: 87
9

Хороший фильм про человечность... Хотя "эксперты", наверняка, найдут массу изъянов, для простого смертного вполне интересно и развивающе.

0
0
...
25 октября 2008
Фото Лесечка
Фото Лесечка
отзывы: 36
оценки: 37
рейтинг: 70
7

Жан-Доминик Боби видит только левым глазом. Почему он стал таким – неизвестно. Как из этого состояния выйти – неизвестно. Его учат произносить звуки, его заново учат глотать, разговаривают по системе одно мигание – да, два – нет. Он пишет книгу про себя и свои мечты, подмигивая единственным глазом, когда ему произносят нужную букву, гуляет, смотрит на маяк, разговаривает по телефону и купается в бассейне. Им интересуются врачи, как редким случаем странного заболевания, за него молится бывшая жена, бывшая любовница, старый отец и маленькие дети. Он не молится, он хочет умереть и он медленно умирает.

Фильм поистине великолепен только в одном: в послевкусие от осознания, что ты все еще на празднике жизни. Все другое в фильме сводится к алфавитной доске, мученическому закадровому голосу, который равномерно отмеряет вехи прошлого-настоящего-будущего; и одинокой инвалидной коляске на фоне то воды, то песка, то пустынного коридора. Самое интересное, пожалуй, что зритель увидит главного героя только в середине фильма, до этого имея возможность лицезреть пространство лишь единственным глазом Боби, а так же пользоваться тем, что отличает человека от тупого стада – воображением. Только у прирожденного художника, каким является Шнабель, мог получиться такой красивый и поэтичный, и в тоже время слишком простой и понятный фильм. Садясь за просмотр, заранее знаешь, куда прилетит эта бабочка, ведь тут есть все характерные жанру черты: закадровые философствования героя-овоща, парочка «слезливых», но достаточно искренних сцен, вкрапления прошлого и терзания настоящего. Появляющееся желание жить у героя и появляющаяся гордость за свою жизнь у зрителя – вот два главных составляющих фильма французского режиссера, который стоит посмотреть хотя бы потому, что это еще одна интерпретация состояний скафандр-бабочка, которую каждый может перенести на себя так, как ему вздумается.


0
0
...
4 августа 2008
Фото Steve Benigsen
Фото Steve Benigsen
отзывы: 11
оценки: 12
рейтинг: 52
5

"НЕ НАДЕВАЙТЕ СКАФАНДР НА БАБОЧЕК"

Вообще, когда речь заходит о неизлечимо больных, умирающих, изуродованных, выброшенных из жизни и так далее, есть несколько драматических жанров для воплощения подобного сюжета.
Можно сделать мелодраму (например, о любви к жизни и ваще) ("Аромат женщины" - хоть оригинал Ризи, хоть ремейк Бреста ), можно экшн-драму с легким комедийным уклоном ("Достучаться до небес"), можно социальную драму, ("Филадельфия"), а можно большое или своеобразное кино ("Танцующая в темноте" фон Триера, "Человек-слон" Линча , "Преступный репортаж" Тавернье и пр.)
"Скафандр и бабочка" - это просто мелодрама. И с этой точки зрения она, безусловно, хороша. Хорош Макс фон Зюдов, хорош Амальрик. Всего в меру, как по бабушкиному рецепту. Чуть-чуть юмора, чуть-чуть слез, чуть-чуть веры, чуть-чуть отчаяния, чуть-чуть детей, чуть-чуть женщин.
Но стоит на этот фильм навесить чуть побольше, как он начнет, конечно, скрипеть и хрустеть под грузом. Потому что идея о триумфе воли и победе над бедой (пусть временной победе) - идея хорошая, но не более.
Только из наших фильмов вспоминается Эрмлер с "Неоконченной повестью" (1955) с Бондарчуком и Быстрицкой, Столпер с "Повестью о настоящем человеке" и так далее (у нас, правда, советский оптимизм всё перекрывал), Митта с "Москва, любовь моя", но и в западном кино такого были горы ("Жизнь взаймы" Поллака - первое, что приходит навскидку, а еще "Мачеха" Коламбуса и пр.).
Немного, правда, удивило, как герой успел написать целую книгу, моргая одним глазом на нужной БУКВЕ (!) из всего бесчисленно повторенного алфавита. Если в день делать страницу (это часов 5-6 работы, я так понимаю) минус выходные, то в общем, для небольшого романа в 120-140 страниц нужно месяцев 8-9, а то и больше. А сколько раз его сиделка за это время повторила алфавит, даже страшно подумать - видимо, порядка полмиллиона раз.
Но, как говорится, суть не в этом, а в том, что человек, которого выбрасывают из жизни, находит в себе силы бороться и сделать то, чего бы он, возможно, никогда не сделал, будучи здоровым. Никогда бы не написал книгу, никогда бы не стал так ценить мать своих детей, никогда бы не стал так любить, как близких, так и вообще всех людей и пр.
Был неплохой момент, когда, казалось, авторы начнут интересную линию с манипулированием несчастного, но это им показалось то ли слишком сложным, то ли некрасивым с точки зрения морали. В общем, бросили. Но в остальном, всё это уже видено, слышено, отведано.
То есть, мягко говоря, это слишком просто.
Для большого кино. А для мелодрамы в самый раз.
Так что не надо надевать скафандр на бабочку, она не выдержит.

2
0
...
24 марта 2008
Фото Катрина
Фото Катрина
отзывы: 23
оценки: 34
рейтинг: 49
5

После всех рецензий и вывески в Доме кино "Продлен по просьбам зрителей" решила тоже посмотреть. Впечатление не произвел совершенно. Может быть,не было определенного настроения, но фильм не сумел захватить целиком и отвлечь от всех своих мыслей и проблем. У же на середине задумалась:"Сколько еще сидеть?"
Довольно-таки скучный, хотя и тяжелый фильм. Осталось впечатление какой-то незавершенности...

0
0
...
21 ноября 2008
Фото tieko
Фото tieko
отзывы: 40
оценки: 413
рейтинг: 40
5

А вот не сказала бы, что "Скафандр и бабочка" такой уж нечеловечески прекрасный фильм. Сама себя разочаровала.)
А по некотрой композиционной стройности и общему великолепию даже лучше смотрится "Море внутри", которое практически на ту же тему. Там есть сюжет и развитие. А здесь по сути ничего, кроме одной мощной метафоры. Но тут-опять же-литературный первоисточник, который наверняка неплох. Выучила бы французский только затем, чтобы прочитать эту книгу. Учитывая опыт героя, это не кажется таким уж невозможным делом.
Или, может, она переведена на английский?

Но метафора, конечно, мощная. Я впервые подумала о том, что когда лежишь вот так, не чувствуя ни одного кусочка своего тела, но прекрасно всё осознавая, ты становишься бестелесным и нематериальным, как святой дух. Ты абсолютно ничего не осознаёшь, кроме своего разума, становишься абсолютной идеей. Разница только в том, что не можешь летать повсюду...

0
0
...
23 марта 2008
Фото Mary Gem
Фото Mary Gem
отзывы: 41
оценки: 42
рейтинг: 30
9

Каким все-таки разным может быть кино, со всех сторон обласканное кинокритиками и жюри разнообразных кинофестивалей. Взять, к примеру, прошлогодние фильмы: «Жизнь в розовом цвете» - неплохая картина, но не без пафоса, который обычно и ценится на церемониях вручения кинопремий, в то время как «Скафандр и бабочка» - фильм абсолютно честный и душевный, без всяких провокаций и притворства.
Фильм снят по одноименной книге Жана-Доминика Боби, главного редактора французского «Elle», который в 1995 году пережил обширный инсульт и оказался парализованным. Общаться он мог только при помощи единственного действующего органа – левого глаза, которым поначалу моргал только на «да-нет», а потом приспособился общаться с людьми, выбирая из диктуемых ему букв нужные и даже написал таким образом книгу о том, каково это – быть запертым в собственном теле. Книга разошлась огромным тиражом, надолго обосновавшись на верхних строчках списков бестселлеров, и получила восторженные отзывы критиков.
Как говорят те, кто читал, фильм Джулиана Шнабеля снят максимально близко к тексту, и если есть какие-то несовпадения, то они незначительны. На IMDB и вовсе рекомендуют и прочесть книгу, и посмотреть фильм, причем неважно, в каком порядке. Значит, фильм действительно получился стоящий.
В нем, можно сказать, показана вся история болезни Боби: начиная с момента, когда он очнулся после трехнедельной комы и заканчивая выходом книги и смертью от пневмонии.
Кстати, с самого начала «Скафандр и бабочка» не обещает быть увеселительным действом, и когда минут пятнадцать, если не больше, площадь того, что зритель видит на экране, ограничивается широтой обзора одного глаза, в душе появляется сострадание, а когда Боби говорит о своем желании бабочкой выпорхнуть из скафандра этого нелепого заточения, возникает целый калейдоскоп чувств, от удивления от открытия, что его положение во многом перекликается с положением его отца, который не может ходить и, таким образом, заперт в своей квартире, или знакомого, которому он уступил свой билет в самолете, в результате чего тот попал в плен в Бейруте, до восхищения его любовью и страстью к жизни и способностью находить все те яркие метафоры и образы, которые он использует в своей книге.
Джулиан Шнабель, который, кроме того, что он режиссер, является еще и довольно известным художником-неоэкспрессионистом, очень умело и деликатно расставил акценты в фильме. Он не давит на жалость, не пытается, как это обычно бывает у режиссеров, навязать свою точку зрения, и, показывая в качестве воспоминаний прежнюю жизнь Боби, у которого все было далеко не идеально, – любовницы, атеизм и далеко не самые лучшие с морально-этической точки зрения поступки, - он не хочет сказать, что настигнувшее его несчастье – это своего рода возмездие. Вообще, он ничего не говорит, а просто показывает едва ли не с хроникальной точностью, как все было, а уж зрители пусть сами делают выводы.
Несмотря на то, что для восприятия фильм довольно тяжелый, смотрится он на одном дыхании, и во многом благодаря пронзительной игре Матье Амальрика. Он обладает прекрасной способностью перевоплощаться. Две такие разные роли, как злодей Грин в недавнем «Кванте милосердия», и главный редактор модного журнала Боби, и обе сыграны достойно. Но, конечно, в «Скафандре и бабочке» Амальрик выложился на все сто процентов, за что и был удостоен «Сезара» за лучшую мужскую роль. Выразить столько эмоций буквально одним взглядом – это действительно талант. Кроме Матье Амальрика, в фильме были и другие известные актеры: Эммануэль Сенье, сыгравшая бывшую жену Боби, Исаак де Банколе, исполнивший роль друга Жана-Доминика Лорана и Макс фон Сюдов (отец Боби), но, понятное дело, на первом плане в этой картине только Амальрик.
У фильма отличный саундтрек: хорошо подобраны известные песни, среди которых есть даже композиция «U2», а особый настрой фильма создает трогательная мелодия на фортепиано – оригинальная тема фильма, сочиненная композитором Полем Кантелоном.
Отдельной похвалы заслуживает и искусная работа оператора Януша Каминского. Сцены, показанные глазами Бобби, сделаны поистине мастерски.
Но, несмотря на то, что «Скафандр и бабочка» - далеко не развлекательный фильм, наполнен он светлым чувством любви к жизни. Так что он обязательно понравится ценителям тонкой авторской работы и просто любителям хорошего кино.

0
0
...
17 января 2009
Фото aurore boreale
Фото aurore boreale
отзывы: 63
оценки: 42
рейтинг: 30
9

Сначала кажется - нет, нет, это невозможно - "снять фильм глазом" главного героя! Возможно. И как!
Такие красивые женщины - все и каждая! Француженки, пособие для начинающих логопедов и физиотерапевтов. Вся прелесть в этих уже не юных, с морщинками, но таких французских дамочках.
Юмор, такой тонкий, такой неуловимый и в то же время не ранящий.
Всё было в жизни этого человека, всё с ним осталось и приобрело еще более яркие краски.
И как они писали книгу! Гениально..

1
0
...
13 марта 2008
Фото Юрий Колас
Фото Юрий Колас
отзывы: 22
оценки: 106
рейтинг: 21
9

Пришел в кино в ужасном настроении. Крайне раздраженным и злым.
Ушел просветленным,со злезами на глазах и с ощущением душевного освобождения.
Больше сказать нечего.
Это нужно увидеть!!!!!!!!!!!!!!!!!

2
0
...
7 октября 2008
Фото Lebowsky
Фото Lebowsky
отзывы: 11
оценки: 38
рейтинг: 21
7

Помните, в 2004 году вышел замечательный фильм "Море внутри" с Хавьером Бардемом в главной роли. Там шла речь о парализованном испанце, у которого из функционирующих органов осталась одна голова. Тогда я смотрел и думал, что как это ужасно оказаться в его положении. Но теперь, после "Скафандра и бабочки" я понимаю, что герой Бардема еще легко отделался. В этом фильме страдалец может пошевелить лишь одним левым глазом.
Это реальная история бывшего редактора журнала "Elle", с которым в один не очень прекрасный день случился инсульт.
Прожив полтора года в таком состоянии, он сумел написать книгу о себе и о своих душевных переживаниях. По мотивам которой и был снят фильм.
Картина длится 107 минут. И смотрится просто на ура (впрочем как и "Море внутри"). Хотя можно подумать, что там смотреть? Очень много сцен снято от лица главного героя. То есть как он видит жизнь этим несчастным левым глазом. Оператор дает нам понять, когда герой моргает, когда он пытается сфокусировать взгляд на конкретном лице, когда он плачет... Режиссер заталкивает вас в шкуру больного, из которой вылезти можно только в конце фильма.
P.S. На 91 минуте у героя вместо левого глаза работающим оказывается правый :) Без косяков не обошлось.

0
0
...
4 мая 2008
Фото Мария Завьялова
Фото Мария Завьялова
отзывы: 30
оценки: 83
рейтинг: 20
7

Скафандр и бабочка

Не для развлечения

Иногда поддаюсь такому какому-то меланхоличному настроению и судорожно ищу глубокие, чувственные и эмоциональные картины, способные потянуть за ниточки моей души и разума. На этот раз очередной жертвой стал фильм Джулиана Шнабеля «Скафандр и бабочка». Данный режиссер имеет одну особенность – снимать минимум фильмов, но с попаданием в 10 из 10. Ему удалось создать кинокартину, будоражащую умы, глубокую, трагическую и абсолютно реальную, но без намеренных зрительских слез и жалости. Последним любят грешить режиссеры, т.к. откровенная провокация, способствующая слезам и жалости – самый легкий путь к признанию ленты и любви публики. Шнабель же пошел иным, более сложным и витиеватым путем.

Пусть люди с тонкой душевной организацией и чрезмерной впечатлительностью обливаются слезами о страданиях парализованного человека. Я же буду плакать в душе, сопереживая всему тому, что твориться в душе у парализованного инвалида. Тут настолько интимная подача, невольно проникаешься к Дан-До уважением, а не состраданием. Даже в этой телесной клетке он не отчаивается, не горюет о прошлой яркой жизни, а пытается сделать нынешнюю настолько же яркой, путем воображения. Последнее – это сон наяву, который скрасит долгие часы наедине с самим собой и своими мыслями.

После просмотра фильма задумался, насколько сильно я сам ценю собственную жизнь. Не зря ли трачу отведенные часы жизни?

0
0
...
4 октября 2012
Загрузить еще