Киноафиша Москвы

Фильм «Свободная воля»

Der Freie Wille (2006, Германия)

0
Кино: «Свободная воля»

Неспешные 2 часа 45 минут из жизни вышедшего из тюрьмы насильника и сбежавшей от отцовских домогательств молодой женщины, которые приглянулись друг другу. Основное достоинство фильма — дотошный портрет преступника, за который актеру Юргену Фогелю («Гуд-бай, Ленин», «Босиком по мостовой») дали «Серебряного медведя».

Отзывы пользователей о фильме «Свободная воля»

Фото Катя Kylessa
отзывы:
1
оценок:
2
рейтинг:
1
9

Насилие на экране, в различных его формах – не редкость, привлекает внимание (или же заставляет зевать), собирает кассовые сборы, забывается и снова выливается на зрителя в новых изощренных/развлекательных формах. Да и, пожалуй, кажется реально не существующим. А еще любовь и секс – в такой же последовательности. Но не в случае фильма «Свободная воля» Маттиаса Глазнера (приз гильдии кинорежиссеров Германии), созданного в соавторстве с Юргеном Фогелем, который получил серебряного медведя на Берлинале 2006 за вклад в создание фильма и роль насильника Тео.

…вспышки агрессии, террор одиночества, яростная мастурбация, мучительное сосуществование человека со своими инстинктами и противоположным полом, непонимание собственной сущности и ее экзистенции в окружающем мире, ежедневное противостояние будням и где-то между – рождение любви, хрупкая нежность, утоляющий секс…

Иногда, кажется, что это все только слова, поэтому в фильме их мало. Камера медленно документирует будни в практически полном отсутствии цветности, внимательно оперирует своих героев, заглядывая изнутри, а после беспристрастно-детализированной спонтанной сцены насилия на пустынном берегу и, возможно, поспешности осуждения уводит в стены, в которых социально адаптируют и дают шанс, таким как Тео. Бритый и вышколенный он кротко и заученно повторяет то, что за 9 лет пребывания в клинике в него вложили соц. работники и психиатры. Он сам в это верит.

Камера снова следует в такт повседневности, выхватывая из внешней среды, в которой доминируют мода и реклама, растравливающие намеки: плакат на остановке с обнаженной натурой, кампанию женщин в коротких топах, клубное скопление тел. Как будто все вокруг говорит: эй, веди себя свободно, как дома и тут же добавляет: но не забывай, что ты в гостях. И снова иррациональное изнутри реагирует на противоречивую ситуацию окружающей среды, возникает порочный круг из мужских попыток сближения и женского отклонения. Тео работает, покупает продукты, общается с сожителями-бывшими зеками, и, чтобы одержать верх над своим телом занимается единоборствами, силовыми тренировками, смотрит порно и онанирует.

Предыстория о жизни Тео не показана, но скорее всего он не имеет культурного образования. В клинике ему временно заполнили этот недостаток нравственными образцами, но он не может окончательно свыкнуться с новой шкурой «нормального человека», и повторяет: «это не работает…». С одной стороны фильм не добивается, чтобы зритель симпатизировал Тео, а с другой не лишает насильника человеческого образа; режиссер постепенно вводить его роль, давая понять, что он часть этого общества, где властвуют принудительные стандарты и общественное мнение, а что-либо деструктивное/стихийное по природе избегается и вытесняется как больное.

Однако не одна лишь личность Тео в центре повествования, камера постепенно переключается на мир Нетти, а в последней четверти фильма целиком концентрируется на ее переживаниях. Впервые мы видим ее во взаимоотношениях с отцом, в которых и без предыстории понятно, что отцовская симпатия приняла формы скрытого сексуального давления. И в тот момент, когда такое давление больше невозможно терпеть, Нетти порывает связь со своим отцом и в повседневность вступают случайности, окольными путями ведущие Нетти и Тео друг к другу. Несмотря на коммуникативные затруднения и на то, что он не любит женщин, а она – мужчин.

Момент, когда Тео собирается, но не насилует продавщицу, которую наметил себе в жертвы, равносилен испытанию воли. Готов ли он противостоять импульсивным желаниям, чтобы изменить свою жизнь? Казалось бы да. Однако второе такое испытание Тео не выдерживает, разрушительные силы чрезмерного эмоционального возбуждения оказываются настолько велики, что тут уже не возникает вопроса: преодолеть себя, собрав волю в кулак или преодолеть запреты и бесконтрольно отдаться своим инстинктам? Если до этого агрессию можно было, как-то регулировать, придавая ей более безобидные формы, то здесь уже не могут повлиять ни полученные ценностные установки, ни угроза сесть в тюрьму. Тео повторно совершает преступление, и его иллюзия исцеления разбивается - а с нею и отношения с Нетти.

Действие также заканчивается на пляже. Даже если поначалу показалось, что кроме начальной сцены, ничего уже хуже быть не может, финал еще невыносимее. Понимаешь, что симпатизируешь тому, кто борется с собой, даже если он прекращает борьбу, сдается своей одержимости, но находит силы чтобы покончить с собой. Не думаю, что таким образом он раскаивается или берет ответственность за свои поступки, скорее не может жить в противоречии: с навязанным извне и довлеющим изнутри. Убивая себя, он делает свой выбор, который уже сделал изначально – его акты агрессии – это делириум – попытка уйти в небытие от непонятного общества, воля к смерти.

Почти три напряженных часа просмотра прошли незаметно благодаря интересному развитию сюжета и аутентичной игре Сабины Тимотео и Юргена Фогеля. Пару дней впечатления от фильма, сначала в раздумье о героях, и их истории любви и в конечном и тоге о том, что же есть свобода, воля и свобода воли. Другой фильм режиссера Глазнера, снятый четыремя годами раньше, бредово-«стильный» "Fandango” не досмотрела. Почитала несколько интервью с Фогелем и Глазнером, вот пару выдержек (перевод вольный):

Filmnews: Последняя сцена, в которой Нетти держит на руках умирающего Тео напоминает о изображениях Девы Марии с телом Христа. Верна ли такая ассоциация или эта интерпретация излишняя?

Matthias Glasner: Очевидно, что излишняя. Однако такая трактовка возникает уже не в первый раз.

Filmnews: Могла ли быть концовка фильма иной? Например, что все закончится хорошо.

Matthias Glasner: Изначально, я задумал открытый конец. Однако, Юрген был не согласен. Он хотел, чтобы его герой покончил с собой. Это было его решение.

wdr.de: Как много от Юргена Фогеля присутствует в характере его героя, насильника Тео?

Jurgen Vogel:
Действительно много. В ходе постижения будущей роли я общался с насильниками, терапевтами, психиатрами, экспертами. И вот смотрел я на эти различные биографии и личности и понял: невозможно создать какой-либо усредненный портрет. И не получаешь ответ на вопрос о том, каким образом возникает одержимость и как она действует? Что получаешь, так это различную информацию о различных людях с их совершенно индивидуальными проблемами. Разве что все они едины в одном – находятся в конфронтации с больной душой. В итоге я не получил для себя ясного ответа. Что для меня, как актера, довольно проблематично. Таким образом, мы пришли к идее, рассказать о моем одиночестве, моих страхах и моих кризисах.

1
Фото bubleguble
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
2
9

98% зрителей кинотеатра дождались окончания фильма,как сигнала на старт и побежали за своими вещами.1% около минуты не мог прийти в себя только после этого двинулся к выходу.1% процент сидел с открытым ртом пока уборщицы не попросили на выход.

1

Галерея