Киноафиша Москвы

Фильм «Натянутая тетива»

Hwal (2005, Южная Корея, Япония)

5.9
Кино: «Натянутая тетива»
  • 14+ 1 час 30 минут
  • жанр
    Мелодрама
  • Дата выхода:

Старик с луком и 16-летняя девочка с пророческим даром живут на корабле посреди моря. Дед планирует на девочке жениться, а девочка влюбляется в заезжего туриста, юного и прекрасного. Степенная социальная притча про конфликт старого и современного — но ни крови, ни вытекающих из нее фирменных ким-ки-дуковских просветлений тут нет.

Режиссер фильма «Натянутая тетива»

57 лет Фильмов: 23

Один из ярчайших представителей современного южнокорейского кино. Перед тем как начать снимать, получил богатейший жизненный опыт: учился в сельскохозяйственной школе, потом работал на заводе, пять лет служил в морской пехоте, два года готовился стать священником. Но поехал учиться живописи в Париже и несколько лет путешествовал по Европе с выставками, попутно создавая сценарии, за которые получал награды.

Первой его режиссерской работой стал фильм «Крокодил». Ким Ки Дук (точнее, Ким Ки Док) отличается плодовитостью, снимает по две-три картины в год, при этом его фильмы сочетают главные признаки нового корейского кино: жесткость и лиричность, насилие и поэзию. Такой метод принес режиссеру несколько наград крупных кинофестивалей (впрочем, некоторые критики обвиняют их в спекулятивности). Его самые громкие работы — «Остров», «Пустой дом», «Время», «Вздох», «Ариран», «Пьета», «Сеть» и, разумеется, «Весна, лето, осень, зима… и снова весна».

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Елена Костылева
отзывы:
5
оценок:
5
рейтинг:
11

Старик и 16-летняя девочка живут на корабле посреди моря. Он вывешивает ее на качелях за борт, пускает три стрелы из лука, а девочка рассказывает, что она увидела, пока стрелы летели мимо, — так они предсказывают будущее. По вечерам старик пиликает на луке, как на скрипке. Это с одной стороны. С другой — Ким Ки Дук не был бы Ким Ки Дуком, если бы дед не планировал на девочке жениться. Так что когда на корабль приезжают порыбачить туристы, он палит по ним — для острастки. День свадьбы недалек, старик вырывает из календаря целые месяцы, а девочка влюбляется в одного из гостей, юного и прекрасного.

Ким Ки Дук, как известно, может работать в двух модусах: со зверствами и без. От него ждешь либо рыболовных снастей в брюшной полости, как в «Острове», либо чего-то азиатски-красивого и нудного, как в «Весне, лете, осени, зиме…», но в любом случае — метафизики. За зверскую часть в «Тетиве» отвечает дед, общающийся с гостями при помощи упреждающих выстрелов, за эстетическую компоненту — девочка, настолько нимфеточная, будто режиссеру не 45 лет, а 70. Но ни крови, ни вытекающих из нее просветлений тут нет: «Тетива» снята словно специально для того, чтобы показать, что насилие как прием, позволяющий докопаться до метафизических глубин, себя исчерпывает. Да и сами эти глубины перестают быть для режиссера важными, поскольку Ким Ки Дук на этот раз взялся вскрывать не душевные язвы, а общественные. Старик — это старая Корея, где едят собак и женятся на молоденьких: он груб, самонадеян, не соответствует стандартам времени и должен, по идее, пойти удавиться. Девочка же в какой-то момент обзаводится наушниками, превращается в «девочку с плеером» и обязана, наоборот, получить свободу и найти дорогу в большой мир. «Тетива» — кино не на экспорт, а воспитательное, для внутреннего пользования. Ясно, что обрисованный Ким Ки Дуком конфликт старого и современного существует не только в кино, он наверняка занимает все южнокорейское общество, но что тут ловить именно нам — неясно.

Отзывы пользователей о фильме «Натянутая тетива»

Фото Виктор Малышко
отзывы:
112
оценок:
1526
рейтинг:
188
9

Фильм о том, что рядом где-то происходит чудо, о котором мы либо не подозреваем, либо судим превратно с позиции современной цивилизации.
Старик и девушка живут одни на корабле. Старик готовит брачный обряд и торопит наступление совершеннолетия своей подопечной. Зритель поначалу усматривает в этом гнусный интерес старика, а юноша, приплывший с туристами, видится чуть ли не принцем-освободителем, который спасет героиню от старого развратника.
Но с другой стороны (которая, становится видна в конце фильма), все происходящее истолковывается как посвящение девушки, вступающей во взрослую жизнь, обретающей чудесный дар, нисходящий на неё с небес. И старик уже выглядит не педофилом, а жрецом или кудесником, который настолько самоотверженно выполняет свою миссию, что готов покончить с собой, когда ему кажется, что близка неудача. Юноша предстает недалеким обывателем, который совершенно не понимает во что ввязывается, чуть было не разрушает чужие судьбы, препятствуя свершению чуда.
За очевидным бытом скрывается слой первобытной мифологии В нем лодка -- не случайное место обитания, а специальное жилище, позволяющее избежать контактов с землей. Рыбаки приезжают не за рыбой, а за гаданием, даром которого владеет старик-шаман.Обряд, совершаемый им -- инициация девушки, в результате которой через контакт с небесной силой она должна обрести способность к предсказанию.

Фото сергей коновалов
отзывы:
852
оценок:
995
рейтинг:
637
5

Пираты Корейского моря

Через два года после появления на экранах мистического корабля «Черная жемчужина» и капитана Джека Воробья Ким Ки-док "спустил на воду" свой 12-ый фильм - о бодром старике, который живёт на ржавой посудине, дрейфуя у берегов Страны Утренней Свежести. Старикан воспитывает приёмную дочь. преодолевая вождёление и с мечтами о свадьбе, играет на традиционных струнных инструментах. гадает приезжающим рыбакам, пуская стрелы в лицо Будды, нарисованное на борту корабля. Вся эта красочная, снабжённая медитативным саундом идиллия скоро закончится загадочной дефлорацией и уходом ко дну. Налицо типичные ким-ки-доковские темы - инцест, много воды, самопожерствование и нереальная красивость кадра.

Фото Кирилл Калинкин
отзывы:
18
оценок:
60
рейтинг:
9
9

С большим трепетом отношусь к творчеству Ким Ки Дука, который в своих работах затрагивает многовековые темы, требующие тщательного осмысления и постижения. Мораль его картин за два часа не поймешь, нужно довольно долго доходить до истинного зерна, которое режиссер «сеет» настолько глубоко, что приходится порой по несколько раз пересматривать одну и ту же работу. Но поверьте, затраченные усилия стоят результата, поскольку ты сам не осознавая того начинаешь смотреть на свое существование, на мир, на любовь и понятие судьбы по-другому.

Картина «Натянутая тетива» для меня особенно важна. Кому-то ее размеренное повествование покажется затянутым и скучным, что вполне естественно, ведь мы выбираем фильмы исходя из своего внутреннего мира и ощущений. Мне лично пришлось долго настраиваться на данный фильм, потому как он до краев наполнен аллегориями, посвящен вопросам экзистенциализма и, как обычно бывает в работах Ким Ки Дука, не дает точного ответа или даже намека на то, что мы видим. До многого приходится доходить самому, самостоятельно выбирать финал и размышлять о происходящем.

Удивительно, но даже правильно описать «Натянутую тетиву» мне не удается, это настолько чувственная, поэтическая и глубокая картина, что возносит тебя во время просмотра до небес. Один процесс гадания старика и молодой девушки чего только стоит. В нем столько смысла.

Фото kinomedved.livejournal.com
отзывы:
946
оценок:
965
рейтинг:
159
1

Ритуальные фильмы – они небезынтересны, не без приятности их смотришь. Даже один из самых слабых фильмов Гринуэя – «Интимный дневник» – за счет живописания ритуалов вполне смотрибелен. Смотрибельна и «Натянутая тетива». Это, в общем-то, череда сцен, очевидных с самого начала (за исключением последней – но она как раз глупо-мистическая, и лучше б ее не было) – одна и та же схема повторяется раз эдак дцать. Но – всё проникнуто ритуалом, а потому мы с каким-то даже инстинктивно-животным удовольствием смотрим на сто раз натягиваемую тетиву, сто раз нахмуриваемые брови старца, сотую ладонь двуного извращенца, лезущего под майку тинейджерке, сотую отбрыкиваемость оной тинейджерки, et cetera. Нормальный камерный фильм. Классицизм XXI века фактически.

Фото Григорий Колганов
отзывы:
24
оценок:
24
рейтинг:
16
7

Где-то на просторных водах Южно-китайского моря, на ветхой шхуне, вместе проживают старик-отшельник и девушка, которую он подобрал, когда она была еще ребенком. Живут в гармоничном отношении с природой и друг другом. Девушка ждет дня своего совершеннолетия, старик ждет дня когда сможет законно взять ее в жены (это один и тот же день). Вдобавок она слывет предсказательницей и гадает приезжим рыбакам с помощью лука и стрел. Рыбаки время от времени появляющиеся на шхуне, приносят крупицы цивилизации, неизведанные и манящие для не искушенной, юной девичьей души. Ее сердце начинает биться сильнее, когда на лодку прибывает очередной рыбак с материка со своим молодым сыном, гармония аскетической жизни начинает исчезать под напором волнующих юношеских переживаний.

Такова завязка, классическая, почти банальная основа для назревающей драмы. В своем двенадцатом фильме Ким Ки Дук, в классической для себя, почти камерной манере, одновременно затрагивает несколько серьезных тем. Начиная с темы аскетического отстранения от цивилизации, которая находит отражение в образе жизни старика. Следуемому пути он придерживает и свою юную спутницу, в которую искренне влюблен, с одной стороны оберегая ее от вредных воздействий внешнего мира, с другой выращивая ее как комнатное растение, в ожидании свадьбы. Подобная праведная отрешенность восходит к классическим канонам буддизма, которые пусть не в самой большой степени, но все же исповедуемы и почитаемы в Южной Корее. От буддийской культуры режиссер плавно, под аккомпанементы народных инструментов двигается в сторону основанной на традициях и религии, тематике национального мировоззрения и мироощущения под воздействием все того же традиционного буддийского аскетизма. Далее режиссер отклоняется в сторону, рассматривая историю собственной страны через призму образов. Старик и девушка, как «старая» и «новая» Корея, разделенная политикой, войной, непониманием и новой историей, она ждет своего часа, чтобы объединится вновь. А заканчивает размышлением о менталитетности, проводя жирную черту под богатыми, загадочными для европейцев национальными традициями народа с корейского полуострова, акцентируя внимание на эстетической ритуальности и углубляясь дальше, затрагивая уже ритуальный мистицизм и циклично возвращаясь к начальной гармонии.

Отражая свои взгляды на историю и национальную философию, Ким Ки Дук дальше развивает концепцию начатой им в «весна, лето, осень, зима и снова весна» и продолженной в «пустом доме». Его герои и раньше молчали, общаясь через духовную сферу без помощи слов посредников, но окончательную форму эта концепция приняла лишь в данном фильме. Мы видим как гармония в отношениях старика и молодой девушки проходит несколько стадий, от невероятной идиллии до фактической неприязни, циклично возвращаясь в первоначальное состояние, замыкая круг. Все это при полном отсутствии словесного диалога между героями. Корейский режиссер понимает молчание как идеальный эквивалент слову, развивая эту концепцию, он добавляет музыку. Синтез молчания и музыки в кадре, полностью заменяют диалог между главными героями, демонстрируя концептуальный режиссерский взгляд. Молчание и музыка, сливаясь воедино, постепенно становятся все более многозначными частями целостного потока повествования, которое ближе к концу повествования достигает своего апогея, принимая упомянутый выше национально - ритуальный характер. Перед зрителем расстилается красочная панорама свадебного ритуала, тщательно подготовленного со всеми своими тонкостями и особенностями: неудобными церемониальными одеждами, специально приготовленной едой и музыкой, извлеченной из универсального предмета – тетивы лука. Лук вообще является самопровозглашенным краеугольным предметом, предназначенным для всего: стрельбы, гадания, музыки и свадебных ритуалов плюс английское название фильма - the bow; стрела, пущенная высоко в небо возвращается с естественным потоком вещей.

В этих цикличных преображениях сознания прослеживается символизм инь и янь, гармоничное сочетание мужского и женского, аллегория ухода старого мироздания и прихода нового, системная культура восточных верований которая для зрителя незнакомого с азиатской культурой и философией не может трактоваться как-то конкретно, поэтому о конкретике смыслового послания мы наверняка знать не можем. Что мы знаем, так это то, что образ Ким Ки Дука, режиссера с почти мифологическим ореолом международного, фестивального успеха, поэта радикализма затем молчаливого философа – романтика, сотворила европейская фестивальная элита. Его картины из года в год представляются на МКФ в Канне, Берлине и Венеции при этом на родине, в Южной Корее производят крайне мало впечатления. В ответ, снимать для своего, корейского зрителя режиссер не очень-то желает, в отличие от зрителя западного, на которого и адаптирована большая часть последних работ режиссера. От того ли возникает ощущение, что в одном ряду с мистической буддийской эстетикой соседствуют искусно созданные поэтические образы? Конечно, одно не мешает другому, но красивые образы, в отличие от сложных аллегорий, легче перевариваются европейскими зрителями и разжевываются критиками. Которые в свою очередь, предпочитают проверенное, фестивально-адаптированное корейское кино от его не единственного, но уж точно самого известного представителя.

Галерея

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить