Все развлечения Москвы

Все отзывы о фильме «Время прощания» (Франция, 2005)

7.1
оценить
Фото Алексей Васильев
отзывы:
918
оценок:
213
рейтинг:
1695

Франсуа Озон посвятил свой седьмой полнометражный и первый широкоэкранный фильм трем последним месяцам 30-летнего модного фотографа (Пупо), на рутинном обследовании узнавшего, что у него рак мозга. Несмотря на такой сюжет, зритель за весь фильм не проронит слезы, хотя актер Пупо льет их реки — скорее даже, поэтому: известно, что, когда на экране плачут, в зале слезы сохнут, и Озон пошел этим путем сознательно; весь его фильм создан с холодным лбом. Озон предлагает нашему вниманию педераста, которого жрет ревность к новорожденному младенцу старшей сестры, который держит дома юношу по имени Саша из соображений комильфо модельного бизнеса и нюхает с утра до ночи кокаин, чтобы хотя бы держаться человеком, не утратившим эмоциональную связь с жизнью.

Общественные связи, так или иначе, он рвет махом: денежный японский проект, Саша, мама — к чертям! Сестре по телефону — «Заглядывай, если захочешь увидеть малыша» — он впервые бросает искреннее: «Спасибо, но я бы предпочел увидеть тебя». Зато в его жизни плотнее прорисовывается богемная бабуля (Моро): на вопрос, почему после всех этих лет он приехал с такой новостью именно к ней, он сообщает: «В конце концов ты тоже одной ногой в могиле». Только он сам в детстве — образ невинного 11-летнего мальчика преследует его, только этот мальчик и бабушка вызывают в нем те самые слезы. Детство, а значит, свобода от общества — вот что жалко герою Пупо в обрывающейся жизни, и вот что он обретает в ее конце. В ленте есть потрясающая сцена, когда Пупо просто сидит под деревом и выражения на его лице сменяются с грацией оттенков света на обоях в ветреный солнечный день; актер сказал, что Озон попросил его во время съемок этой сцены просто вспоминать свое детство. В центре своей обещанной «Трилогии смерти», начало которой было положено загадочным фильмом «Под песком», Озон творит вовсе не мелодраму, ожидавшуюся — исходя из экранной традиции смертельных болезней — разочарованными результатом кинокритиками, а кино про смерть как уход от общественно-капитальных связей, освобождение от пут. Вся отвратительность нынешнего общества сосредоточена в личности героя — он покидает его, встречаясь накануне смерти с собственным детством. Разумеется, на пляже. Тому тоже есть традиция во французской литературе, прочтите Пруста.

3

Отзывы пользователей

Фото Igor Sinelnikoff
отзывы:
413
оценок:
413
рейтинг:
363
7

«Время прощания» — самый близкий мне по духу фильм Франсуа Озона. Снятый, как бы между делом, без амбиций понравиться всем и каждому, он обретает особое звучание в кинематографии французского режиссера, представляя собой некую исповедь на тему, «что было бы, если бы я знал, что мне остается жить несколько месяцев». Подобное сочинение на тему есть у многих авторов, но не всегда с них считывается сам автор. Где-то проскальзывает желание казаться лучше, чем ты есть, где-то царит излишек мелодраматизма и героизма последнего дыхания, где-то смерть в принципе не ощущается, потому что, автор не может спроецировать ее на себя.

Фэшн-фотограф Ромен в исполнении Мельвиля Пупо с самого начала отказывается бороться за жизнь, так как шансы на выздоровление минимальны. Собираясь наладить отношения со своими близкими и разобраться хотя бы под конец, что же он за человек такой, Ромен наоборот все портит и методично отсекает от себя все, что ему не по нраву, и всех, кому его смерть может причинить боль. Он отказывается от поддержки и в итоге остается в одиночестве. Увядающий нарцисс со стороны может показаться эгоистичным и бездушным, но в этом и кроется исповедальность Франсуа Озона. Его интересует не реакция окружающих и плач вакханок, а те изменения, которые происходят с человеком, когда ему назначают время, которое остается.

Вглядываясь в Ромена, Озон вглядывается в самого себя. Красивый одинокий мужчина средних лет, бездетный, успешный, гомосексуальный. «В конце концов, у меня всегда есть я, и я буду с собой до самого конца», говорит Франсуа-Ромен.

Умирать одиноким — это грустно, особенно когда остатками сил разрушил все, что могло согреть. И тогда Озон вспоминает, что как раз для этого и нужен мелодраматизм, но, конечно, при этом оставаясь в своем стиле. Случайно Ромен получает странное предложение от бездетной пары помочь в зачатии, и в этом есть компромисс и примирение со смертью для героя, и начало совершенного нового периода для режиссера. Убивая одного героя, он дает жизнь новой теме в своем творчестве — чуду беременности и рождения («Убежище», «Рики»).

«Время прощания» специфичнее и честнее, чем многие другие фильмы на тему смерти. Как ни старайся вызвать сочувствие у друзей и родственников, на то свет все равно уйдешь один, и пока ты сам не примешь это, ничье сочувствие не облегчит твою участь.

«Время прощания» теплее и красивее, чем все остальные фильмы Франсуа Озона. Это полтора часа беседы с самим автором, в тишине, наедине и без фальши о долгом пути к себе и к своему последнему совершенному дню.

3
Фото Агафьюшка Ганс
отзывы:
24
оценок:
41
рейтинг:
29
9

А что бы ты сделал, если бы знал, что жить осталось n часов/дней/лет.
Это более чем избитая тема. Мы много раз видели подобное кино.

"Время прощания" отличается.
Почему-то главный герой не пытается сделать то, что ещё не сделал.
Не загорается сумасшедшими идеями. Не встречается с родственниками до седьмого колена, не трезвонит, не развлекается...много НЕ.
Я даже не могу описать, что делает наш герой. Он просто живёт. И просто умирает.
С улыбкой.
Что касательно самого фильма. Это Озон в чистом виде! Каждый до единого фильм заставляет меня сидеть с открытым ртом. Эти откровенные, необычные сцены завораживают. Они прекрасны. Красота человеческого тела. Человеческих чувств. Открытость.Это очень приятно.

Простота. Открытость. "Время прощания" даёт возможность посмотреть на жизнь просто человека, который знает, что умрёт в ближайшее время. В кино посмотреть на ПРОСТО человека практически невозможно. Очень мало таких лент.

Отличное кино.

1
Фото Андрей
отзывы:
142
оценок:
841
рейтинг:
180
9

Я плакалЪ

В наше время сказать что-то новое очень сложно. Проще и важнее повторить то, что было сказано раньше, но так и не усвоилось людьми. Это и старается сделать Озон во "Времени прощания". Я вижу некую параллель между этой картиной и толстовской "Смертью Ивана Ильича". В уста своего умирающего героя Лев Николаевич вкладывает следующие слова: "Жизнь, ряд непрекращающихся страданий, летит быстрее и быстрее к концу, страшнейшему страданию... Одна точка светлая там, назади, в начале жизни, а потом всё чернее и чернее, быстрее и быстрее. Обратно пропорционально квадратам расстояний до смерти". Разве не то же понимает Ромен?
Я совершенно не согласен с теми, кто упрекает разорвавшего с Сашей главного героя фильма в том, что он направился после разрыва в гей-клуб. Ромен хотел найти там утешение в своем страдании, однако увидел лишь разврат, низость, прогнившую жизнь; он понял, что совершил ошибку, оставив Сашу, ибо его любовь к нему - была беззаботной, светлой, чистой! Её Озон противопоставляет грязи злачного места, в котором, поддавшись порыву, очутился герой.
Мы так часто говорим о сострадании, но почему-то никогда не понимаем той простой вещи, что сострадать другому можно только тогда, когда страдаешь сам. Это тяжелейшая истина, но Ромен понимал её. Именно поэтому он избежал не могущих быть по-настоящему правдивыми сопереживаний отца, сестры, матери, любовника... Он отправился к бабушке, ибо знал: его она поймёт.
Фильм полон намёков; можно просто сказать, что "Время прощания" - один сплошной намёк, потому что ни один жест, образно говоря, какого бы то ни было героя не доведен до окончания. Что стало с ребенком Ромена? Кто звонил ему перед смертью? Жива ли бабушка героя? Ничего не известно. Но нам и не нужно этого знать.
"Время прощания" - это гимн жизни, хвала детству. Он по-настоящему жизнеутверждающ. Сквозь каждый миллиметр экрана проступает совершенное устройство мира, но - несовершенство человека, который не понимает, каким подарком его наградили при рождении. Как говорил сам Озон, фильм этот - попытка снять мужскую мелодраму. Ему это удалось. Что бы ни кричали гомофобы и обыватели из соседнего подъезда, которые вряд ли даже смотрели фильм.
В заключение хочу провести ещё одну параллель с русской литературой - перечитайте последние строки "Отцов и детей"...

1
Фото Егор Королёв
отзывы:
371
оценок:
371
рейтинг:
780
3

Штамп на штампе
Весьма неплохой перевод названия фильма. Пару раз актеры хорошо поглядели друг на друга. В остальном - "так себе". Уж очень Озон педалирует (пардон) свою излюбленную тему. Да и сама идея фильма - бедняге-герою (героине) осталось жить 2(3) месяца (года) набила оскомину.
Единственный большой плюс картины - режиссер все же заставляет задуматься, а как бы ты прожил свои последние 3 месяца. Ответ я ищу. Фильм этот 2й раз смотреть не буду

1
Фото Kvasok
отзывы:
8
оценок:
8
рейтинг:
8

«Время прощания» Франсуа Озона - и по тематике, и по сюжету, и по актерской игре и режиссуре, по приемам и даже операторской работе можно было бы назвать апогеем избитости и пошлости, если бы… если бы не так красиво носились на экране все эти великолепные вещи, начиная от формы носа и цвета кожи и заканчивая слегка приспущенными штанами. Да и само кино в целом – добротная, стильная и впору сидящая вещь. И судить о нем, скорее всего, нужно не по законам киноискусства, а по законам модельного бизнеса, в котором наш главный герой Ромен поначалу и служит.

Это потом родные обвинят его в эгоизме, мол, снимаешь только топ-моделей, а как же домочадцы, и добродетельный Ромен в конце фильма битком набьет свою маленькую камеру окружающим народом, так изумительно похожим то на него в детстве (м), то на его бабушку в молодости (ж). Фильм прост как два сантима: заболел раком – отдайся миру. Но в модельном бизнесе это звучит несколько иначе: не катит в моде – отдай в производство.

Как истинный модельер, Озон расширяет и демократизирует коллекцию моделей за счет тонко уловленного уродства, наивности, обывательского шарма, за которым, собственно, и едешь в Париж. Ни на одном просмотре я не ловила себя на столь восхитительных и немножко стыдных желаниях потрогать то свитерок, то вельветик на штанишках, то взъерошить промытую шевелюру или дотронуться до бледной с прожилками небритой щеки.

Ах, и тело здесь – от кутюр, недаром главный герой умудряется вкусно, стильно и сердечно переспать со всеми моделями – с мальчиком, бабушкой, семейной парой и собственным доктором (во сне). Все во Франции красиво – и стар и млад! Ничего лишнего, все естественно, прекрасно стирается и отлично носится. Хит коллекции - мастерски заделанный бездетной и так наивно некрасивой семейной паре авторский, Роменовский то есть, младенец. А сам герой умирает среди великолепного пустынного, закатного, песочного цвета, моря, нехотя лизнув вкусное шоколадное мороженое в аппетитной вафле и разложив на песке молочное, с голубой полоской, полотенце (выбрал, не спеша, в лавочке по дороге).

Вглядываясь в его темнеющий под аккордами волн совершенный профиль, невольно задумываешься о все еще хорошем, даже любимом, мягком и удобном, но уже поднадоевшем ботинке. Ведь мода – это не когда донашивают. Мода – это когда чувства уходят, а привычка остается. Тогда неудержимо тянет пройтись по маленьким бутикам вечернего Парижа, подержать в руках то и се, мурлыча Азнавура и дурея от сладковатого, наркотизирующего запаха «Ozone».

«Время прощания» – это время прощания с кино. С веснушками на нотной груди Пианистки, с бликами фонарей на уплывающих блинчиках Амели. Вещь больше не знак мысли. Она хороша сама по себе. La chose pour nous.

1
Фото Юлия Короткова
отзывы:
14
оценок:
45
рейтинг:
5

Если бы вам сказали: «Тут такая ситуация, у вас рак, и жить вам при любых раскладах осталось месяца 3», как бы вы отреагировали? Хотя как же тут отреагируешь, понятно, что веселой эту новость не назовешь. Понятно, что все эти оставшиеся 3 месяца придется жить со знанием того, что оставшееся время (Les temps qui reste) сокращается с каждым днем. Можно пойти и застрелиться или отравиться, тоже вариант, но человек всегда хватается за жизнь и готов держаться за любую соломинку, которая удержит его на этой земле. Поэтому у человека есть выбор, КАК прожить эти оставшиеся 3 месяца.

Собственно, об этом и фильм Франсуа Озона – идеальный осенний фильм о том, чем наполняет человек то время, которое ему осталось, время долгого прощания со своей жизнью. Именно со своей жизнью, не с родными, не с друзьями и не с любовниками. С ними-то как раз прощаешься быстро, резко и окончательно, потому что тут ты остаешься один на один с самим собой, и в спину уже дышит смерть, и не нужно, чтобы близкие окружали лишней и в чем-то лицемерной заботой. В это оставшееся время человек особенно остро воспринимает все, что его окружает, каждый взгляд, каждое дуновение ветра, каждый восход солнца. И хочется оставить это в памяти – понятно, что смысла в этом нет, но ты жадно смотришь на все и стараешься ничего не упустить. Зачем? Это не такая жажда жизни, которая проявляется в желании попробовать все, что осталось неиспробованным, потому что терять все равно уже нечего. Это жажда одинокого созерцания и уединения, потому что по большому счету у тебя наконец-то появилось время никуда не спешить и обратить внимание на те вещи, которые раньше оставались на втором плане из-за каких-то повседневных забот и дел.

Герой фотографирует. На обычный цифровой фотоаппарат он снимает ребят, валяющихся на газоне в парижском парке, свою бабушку, которую видит в последний раз, спящего любовника… Как-то на бессознательном уровне хочется сохранить, зафиксировать моменты реальности и повседневности, которые для человека, доживающего свои последние недели, вдруг становятся очень остро важны. Это такая безысходная отчаянность, или отчаянная безысходность, как уж акценты расставить.

В фильме очень много обнаженной кожи. И эту кожу у всех героев видно очень отчетливо, видно каждую вену, каждый волосок, каждую морщинку. Действительно, что может быть беззащитнее, чем обнаженный человек. Даже когда он лежит в своей постели, он кажется беззащитным и слабым, его хочется укрыть и защитить. У каждого из героев своя беззащитность – Ромэн беззащитен перед своей неминуемой смертью, Саша – перед неизбежностью расставания с Ромэном, несчастная бездетная семейная пара – собственно перед тем, что они сами себя изменить не могут, бабушка главного героя – перед своей старостью и горой таблеток, которые уже не спасут. Под беззащитностью можно понимать также слабость и невозможность что-то изменить. Все перечисленные герои так или иначе появляются в фильме обнаженными. Опять же нагота – наиболее естественное для человека состояние, так же как и смерть. И есть во всем этом какая-то пугающая правда.

Ромэн никогда не узнает, что значит быть отцом, что значит быть мужем, что значит дожить до старости и тихо умереть в своей постели во сне. Но ему открылось то скрытое от многих сокровенное знание о жизни, которое можно постичь, только находясь под прицелом смерти.

Умирать молодым само по себе красиво. Если верить Озону, пляж во время заката идеально для этого подходит.

1
Фото Михаил Чесноков
отзывы:
42
оценок:
122
рейтинг:
56
7

Маски сброшены

Работы Франсуа Озона неоднозначны, как и он сам. Почему-то режиссер не упускает возможности искупать зрителя в слезах, направить его на многочасовые раздумья и познакомить с очередным персонажем нетрадиционной ориентации. Не сочтите за гомофобство или нетерпимость, но слишком часто зрителя потчуют героями с другой ориентацией. Немного надоело, поскольку это никак не влияет на восприятие мира или переживания. Абсолютно любой человек после диагноза «Рак» будет вести себя подобным образом. В остальном же фильм пришелся по душе своей зрелостью и драматичностью.

Сюжет прост: главный герой по имени Ромен узнает о страшном диагнозе и его охватывает паника. Парень является успешным фотографом, он молод, живет богемной жизнью, у него красивый любовник, непорядок во взаимоотношениях с сестрой и матерью. В такой ситуации человек невольно чувствует себя безмерно одиноким, и самое страшное заключается в том, что к этому ты пришел самостоятельно, по собственной воле. И выход только один – смириться.

Франсуа Озон демонстрирует вялотекущий сюжет, наполненный воспоминаниями, долгими разговорами и размышлениями. Тут даже будет место чуду, от чего драматизм истории ничуть не уменьшается, а становится только сильнее. Кино не для всех, но стоит просмотра.

0
Фото kinomedved.livejournal.com
отзывы:
946
оценок:
965
рейтинг:
159
1

Непристойный, неприятный, приторный фильм. Пидарас подыхает от рака – ну да и хуй бы с ним. Нет, надо плакаться в зрительскую жилетку на протяжении часа и восемнадцати минут (которые, конечно, проползают, как все два часа). «Время прощания» напоминает сразу все худшие фильмы Альмодовара и прежде всего, конечно, «Дурное воспитание». В «Воспитании», конечно, был транссексуал – вот уж мерзость так мерзость, – но там зато была хотя бы и какая-никакая детективная интрига, герой был эдаким мистером Рипли, пусть мерзким, но моментами занятным в своей мерзости. Здешний герой – эдакий «хороший человек». Представляете, что можно вокруг такого нагородить. Ну и Озон, конечно, не упускает ни одной из напрашивающихся возможностей. Есть тут, конечно, некоторые находки (мастером режиссуры он все-таки остается даже в таких работах): например, преудивительное звуковое сопровождение в сцене секса втроем, – однако в целом это такая уже поебень, что смотреть неловко. Стыдно, братцы, ей-право, стыдно. Следующим фильмом после этого станет у Озона картина «Прелюдия», которая идет меньше получаса. И вот это уже будет отличнейший фильм. А «Время прощания» – поебень и еще сто тысяч раз поебень. Лапидарная «Прелюдия» обогнала пидорское «Время прощание» в десятки мильонов раз, вот что я вам на самый последок уже скажу.

0
Фото Анна Мелиди
отзывы:
3
оценок:
4
рейтинг:
4

«Я ухожу , оставляя… недокуренный план, гигабайт фотографий»…
Жизнь – штука непредсказуемая и зачастую малопонятная! Ответить на вопросы "Зачем?" и "Почему?" удаётся далеко не каждому! Почему красивый, энергичный, молодой мужчина с хорошим будущим талантливого фотографа неожиданно узнаёт, что через несколько месяцев закончится борьба его тела с раком… и выиграет явно не первое? Зачем хвататься за жизнь, цепляться за край пропасти, если шансы на выживание менее 5 %? Зачем вообще всё? Почему именно так? Эти болезненные вопросы въедаются в мозг Ромена, который похож на маленького, беззащитного кудрявого мальчика, не понимающего правила этой жизни!

Сложно уяснить в 31 год, что 32-го уже не будет. Что все – родители, сестра, бывшие и нынешние возлюбленные, просто прохожие – продолжат дышать, а твои лёгкие не вместят в себя уже ни одного вздоха! «Я бы хотела умереть с тобой»,- говорит бабушка - единственный человек, знающий о надвигающемся горе,- и ещё молодая кожа Ромена выглядит упрёком морщинам старой женщины, жизнь для которой ещё значится в будущем, в отличие от её внука, съедаемого временем!..

Но слишком велик соблазн, уйдя в пустоту (или куда там ещё?), оставить что-то после себя! И не одни лишь фотографии, которые запечатлевают ещё живых людей, превращая их в застывшие навеки тела. Единственно правильным кажется решение передать свою жизнь (пусть неправильную, пусть против законов природы и некой морали!) другому маленькому человеку, который будет продолжением твоей сути!

Франсуа Озон остаётся верен своей излюбленной теме гомосексуализма, ставя перед ней всё же новый вопрос о продолжении рода, о продолжении самого человека после его смерти! Потому что мир не так уж и плох, чтобы уходить из него совсем… со всем…

0
Фото Марина
отзывы:
32
оценок:
32
рейтинг:
8

ему было дано время для прощания... он его не использовал.

В целом фильм понравился, хорошее воплощение хорошей идей. Но какой-то искорки не хватает. Вдохновения не ощущается...

Едиственный момент сильно врезался в память...
(из разговора главного героя с бабушкой)

- Почему ты пришёл рассказать именно мне о своей болезни?

- Потому что ты тоже скоро умрёшь...

0
Фото Zander
отзывы:
4
оценок:
2
рейтинг:
3

Мужество, стойкость, самообладание... – Есть ли наибольшие ценности, служащие человеку ориентиром при любых обстоятельствах: обычных и исключительных? Наверное, есть. Мы всегда будем ставить ту или иную ценность в зависимость от различных условий, искусственно или естественно создаваемых. Но бесспорным и неотменимым условием будет сам человек. Человек как вместилище ценностей; человек как хранилище знаний о добродетелях и пороках. Человек относителен, как относителен сам принцип, им трактуемый как ценность; как критерий ценности. Мы ценим добродетели, осуждаем пороки, черпая это знание из личного опыта и из множества примеров, приводимых самой жизнью.

Жизнь мудра, потому она неустанно обучает нас, привлекая различных не превзойдённых в своём мастерстве педагогов: искусство, литературу, быт... Одни из нас заучивают урок наизусть; другие нуждаются в шпаргалках. Два обстоятельства являются одинаково общими для всех: время, проведённое в стенах этой "школы", и экзамен, который предстоит сдать по выходе из неё. И зрелым человек становится, когда подведена последняя черта.

Кино тоже учит. И мы по-разному усваиваем его уроки: что-то врезается в память навсегда, что-то развеивается, как туман. Человек, ступая по своему жизненному пути, не имея под рукой "шпаргалок", остаётся один на один с задачей, которая требует своего немедленного решения. И ответ можно дать,
опираясь только на тот опыт и на те знания, которые сохранились в его голове, которые хранятся в его сердце. Всё; нет ничего и никого более. Один на один. Таковы условия экзамена, самого честного и беспристрастного.

Фильм "Время прощения" Франсуа Озона приводит всем нам пример, один из блестящих примеров такой школы и экзамена в финале. С каким успехом выдержал этот экзамен киногерой молодого французского актёра Мельвиля Пупо? Каждый из нас в состоянии оценить этот успех самостоятельно, и любая такая оценка будет по-своему верной.

И верится, что урок усвоен, черта подведена. Строгий экзаменатор оценил ответ своего ученика по достоинству: мужество, стойкость, самообладание.

Всегда остаётся время, но приходит время прощания.

0
Фото Андрей
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
0

Фильм никакого впечатления не производит - после его окончания кроме какого-то противного ощущения ничего не остается - и ощущение это подобно тому, как если бы тебе сказал какой-то опустившийся и потерянный человек, что ты не так живешь и все в жизни делаешь неправильно.

Этот фильм - рассказ о типичном прожигателе жизни, у которого нет ни желания жить, ни силы воли, ни цели в жизни... Такого человека не хватает желания как-то жалеть - если он сам не хочет жить и бороться за себя - какая мне тогда разница?

Название фильма абсолютно не соответствует содержанию - что имелось ввиду под "временем прощания": с кем, почему, когда??? Главный герой и так живет изолированно ото всех, не общается с родителями и сестрой, да и парня держит у себя только потому, что ему одному будет скучно, да и переспать будет не с кем. Говорить о том, что Ромен любит своего парня - глупо... это далеко не так.
Мне, как гею, было просто стыдно смотреть этот фильм. Мне трудно объяснить почему, но именно стыдно. Геи совсем не такие, как их в очередной раз показали. Таких геев, которые показаны здесь - совсем мало... лично я таких людей недолюбливаю и стараюсь игнорировать. У таких людей, кроме себя любимого и секса, да и наркотиков тоже, ничего в жизни нет. Они абсолютно бесполезны для общества, пардон...

Видно, самое удивительное и ценное, что главный герой сделал за свою жизнь - это оплодотворение женщины, у котрой муж не может иметь детей... Эта сцена заслуживает особого внимания. Лично я не смог ее смотреть - так противно мне давно не было. Может быть потому, что там все было не красиво, скорее всего как в реальной жизни.

Я так и не понял, что Озон хотел показать этой картиной? Пустых людей, которые ничего не хотят и ни к чему не стремятся или несчатсного гея, который кроме себя любимого ничего в жизни не знает?

Плакать здесь не над чем и не о ком... Того, кто не хочет спасать себя, другие спасать не обязаны.
Только зачем нужно было главного героя делать геем???

Короче, если вы хотите увидеть безполезный глупый фильм, во время просмотра которого вам будет стыдно и противно, то вам сюда...

0
Фото Маша Данова
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
0

От фильма «Время прощания» Франсуа Озона, второго в его «Трилогии смерти», катарсиса не ждите. Но свободно можете рассчитывать на несколько секунд возвышенно-наэлектризованного молчания в зале после финального кадра, а при условии сосредоточенного просмотра и на совместное с этим же залом мини-просветление.

Главный герой, тридцатилетний гламурный фотограф-гей с цыганским именем Ромен (Мельвиль Пупо), - самый что ни на есть падший ангел, который пытается вырваться к свету из выгребной ямы, куда его низвергла непонятная сила (здесь она проходит под кодовым названием «современное общество»). У него есть мама, папа и сестра, отношения с которой уже далеко не так безоблачны, как в детстве. У него есть работа и перспектива поехать на фотосессию в Японию. Он живет с инфантильным мальчиком Сашей, с которым они задорно нюхают кокс. Но никому из своих «близких», кроме бабушки, которая близка ему без кавычек (в ее роли - феерическая Жанна Моро), он не скажет о том, что у него рак и шансы выжить равны 5%.

По мере того как Ромен тощает от болезни, становится все более очевидной его ангелическая природа: кажется, еще чуть-чуть – и из его костлявой спины пробьются крылья, которые он, судя по всему, случайно где-то оставил. Режиссер пытается нас запутать: у Ромена в детстве – кудри купидона; сохраняются они и как элемент его более позднего «демонического имиджа»; а когда он действительно становится почти ангелом, он собственноручно их сбривает, становясь похожим на схимника и в чем-то даже на Христа.

Аналогия с Христом подтверждается одним из кадров финальной сцены на пляже: исхудавший, бледный, изможденный Ромен, уже выпавший из этой жизни, с ее загорелыми веселыми детишками и сытыми родителями под полосатыми тентами, лежит на песке в позе великомученика. Полумертвый, равнодушный, отрешившийся от всего, он как будто добровольно решил принести себя в жертву ради… ради чего? Человечества? Да плевать он хотел на человечество. Тогда зачем?

Это «зачем» - любимое слово Ромена. Но оно ничуть не помогло ему разгадать «великую загадку бытия» и постичь еще более великую тайну смерти, с которой кто-то назначил ему очную ставку в 30 лет. Все, что ему остается, - биться головой о стену, выть, скрежетать зубами и вспоминать благословенные времена детства.

А помнит он следующее: море, залитый солнцем лес (в противовес «темному лесу» его настоящего), мимолетный мальчишеский поцелуй (с чего и началось, по моему подозрению, падение в «выгребную яму») и… зайца. Эпизод с зайцем очень важен: тут режиссер дает нам одну из предпосылок процесса «демонизации» главного героя. Очаровательный маленький мальчик (Ромен), пока гуманный до предела, просит папочку взять больного зверька домой на лечение. Но папа, уже «узнавший жизнь», заявляет, что в ней, этой жизни, свои законы. «Но ведь зайца съедят», - возражает маленький Ромен и в ответ получает жесткое: «Так и нужно».

Но не детством единым жив этот фильм. При желании можно проследить еще и «эволюцию секса»: сначала – секс с надоевшим партнером, потом – беспорядочный секс в гей-клубе, ну а уж затем (после осознания героем всей мерзости обоих вышеуказанных видов) – секс во имя благотворительности. Результат – очищение и просветление.

Последний кадр этого «просветительского» фильма потянул бы на видео-инсталляцию: это аллегория человеческой жизни - восход, зенит (как раз тут обрывается путь нашего героя), закат – и наконец, возвращение во тьму.

0
Фото Ольга
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
0

Все не так.

Зачем смотреть фильм, если в нем нет ничего сверх того, что изложено в аннотации, на этих больших плакатах у входа в кинотеатр. Пять предложений – суть истории, рассказанной Франсуа Озоном в фильме «Время прощания». Пять предложений – это меньше, чем рассказ приятеля при вашей с ним встрече.
История в пять фраз – и мало чего еще.

Это короткое эссе об умирающем от рака фотографе-гее: болезнь проявилась внезапно, и осталось жить меньше, чем месяц, а тут еще и любимый мальчик надоел, и с предками не лады, да и сестра достала, болтает, болтает, ничего не оставляя от тебя. Еще и умирать скоро. Взял отпуск, поехал к бабушке.

Сцена с совсем старенькой женщиной – Фани Ардан – самая живая из всего фильма. «Я хочу спать с тобой». – «Ты хочешь поговорить?» - «Нет, просто лечь рядом». – «Но ты же знаешь, я сплю голой».- «Я не буду смотреть».

Сказал о своей болезни только ей: «Потому что ты, как и я, скоро умрешь». Жестоко, но выглядит правдиво и по-настоящему.

Все остальное в фильме воспринимается как фон. Озон не хотел заморачиваться? А зачем тогда все это затеял? Сюжет интересен, но рассказан совсем уж вяло. Зрителей коробит откровенная постельная гей-сцена в начале…

Выбросить надоевший мобильный в мусорное ведро – старое изобретение. Фотографирование любимого (или некогда любимого) человека во время сна – это самоповторение: Озон смаковал это в «Маленькой смерти», одной из серии коротких киноновелл середины 90-х, по-настоящему острых и гениальных зарисовок.

Образы в фильме не запоминаются, их просто нет, они не придуманы. В Париже, видимо, нет ни архитектуры, ни неба, ничего, а модельный бизнес представлен двумя блондинками-курсистками. Куда делся утонченный французский художник нетрадиционной любви и отношений на грани убийства?..

Герой, придавленный сознанием своей близкой кончины, фотографирует вокруг себя детей и влюбленных. Тоже «очень оригинально». Более того, вызывает недоумение, как может профессиональный фотограф так щелкать своим «цифровиком»: чик-чик, почти не примеряясь, как турист на беглой экскурсии.

Ах да, фильм-то о том, что после некоторых раздумий наш герой принимает просьбу официантки кафе и ее мужа – переспать с ней и сделать ребенка, поскольку семья бесплодна.
Спят они втроем. Наш герой иногда со страстью целует мужа (вспомним его ориентацию), что вызывает хихиканье в зале.
В общем-то и все. Помирился с сестрой, зачал добрым людям ребенка и даже написал в его пользу завещание. Умирает, заснув на опустевшем пляже вдали от дома, роняя перед этим, видимо, искупляющую, слезу…

Мы выходим из кинозала задумчивые и озадаченные. А где же фильм? Франсуа Озон показал нам сценарий и ничего больше.

0
Фото Эстер
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
0

Как прекрасно было бы умереть, лежа на пляже в момент заката солнца.

- Солнце, забери мою душу с собой! - попрошу я его однажды.

- А ты достойна столь красивой и блаженной смерти? - спросит меня Солнце.

- Не знаю! Тебе лучше знать! Но я следовала инстинктам! - отвечу я.

Герой фильма Франсуа Озона, оказался достоин такой смерти. Блаженной, красивой, ознаменованной улыбкой спокойствия и радости.

Еще один раз Озон заставляет нас задуматься о смысле нашего существования. Все ли то, чем мы наслаждаемся, что ценим и даже думаем, что любим, действительно имеет хоть какую-то ценность?! Жаль, что понимаем мы это лишь когда времени остается совсем немного. И что тогда делать? Что выбрать? Чем занять последние часы своего бренного существования?

Надо следовать инстинктам (велению сердца, или голосу Бога, здесь вы вольны выбирать), котрые в это последнее для вас время, то время, которое имеет поистине огромную ценность, подскажут вам путь в небеса (рай, вечность, ноое перевоплощение, блаженную пустоту, или пространство желанного), котрые открывают свои двери лишь тем, кто достоин этого, кто выполнил свое главное предназначение в этом мире - "плодитель и размножайтесь". И Франсуа Озон доказывает нам, что гомосексуальность, которая так же нормальна и естественна, как и гетеросексуальнсть, не является препятствием этому. Жаль лишь, что иногда Бог (использую исключительно как обозначение) дает понять нам это слишком жестокими, а порой даже смертельными методами. Но наверное это говорит о его любви к нам. Ведь если бы ему была наплевать, то он бы позволил нам наслаждаться жизнью здесь, так и не заставив задуматься о том, зачем она была нам дана...

Франсуа Озон не спрашивает, должны ли мы разрешить гомосексуальным парам "рожать" и воспитывать детей, или нет, но говорит тем, кто по причинам своей любви к людям своего пола заранее отказывается от желания иметь детей, которое присуще любому человеку...

0