Фильм

Фильм Последний танец Саломеи

Salome's Last Dance (1988, Великобритания, США), IMDb: 6.4

6.7
6.4
Предоставлено пользователем: Юрий Панов
1/2
СтранаВеликобритания, США
РежиссерКен Расселл
Продолжительность1 час 29 минут
Дата выхода6 мая 1988
3

Полуопереточный полунормальный полумюзикл в полном соответствии с традициями Кена Расселла, его эстетическими вкусами, а местами, точнее, безвкусицей. Итак, в конце 19-го века знаменитый английский писатель Оскар Уайлд (Николас Грейс) приезжает в дорогой бордель, где обнаруживает, что кроме обычных ожидаемых развлечений, тут дают еще какую-то сценическую постановку, за которой он с интересом устраивается наблюдать. Играют там его знакомые и друзья, а также местные проститутки, с которыми он тоже, получается, в известном знакомстве. Дают, к тому же, уайлдовскую «Саломею» - библейскую историю о царе Ироде (Стретфорд Джонс), который уговаривает собственную падчерицу (Имоджен Миллес-Скотт) станцевать ему. В качестве награды он обещает исполнить любое ее желание. После долгих споров с собственной матерью (Гленда Джексон), девушка соглашается, но скорее из желания отомстить Иоанну Крестителю (Дуглас Ходж), чей отказ разгневал ее до глубины сердца. Оскар Уайлд, тем временем, флиртует с молодым человеком, стараясь вызвать ревность со стороны любовника.

После того, как фильм «Готика» стал настоящим хитом проката кассет в Америке, небольшая компания под названием «Vestron Video» решает сделать Кену Расселлу предложение профинансировать целых три его работы. Первым фильмов из этой серии стала эта картина (другие две – «Логово белого червя» и чуть менее известная «Радуга»). Режиссер хотел использовать этот фильм, как возможность снять историю о Оскаре Уайлде. В качестве первоисточника сценария, Расселл хотел использовать несколько популярных театральных постановок, однако довольно быстро решил, что они слишком осторожны и апеллируют скорее к семейным ценностям, тогда как он хотел показать Уайлда в том образе скорее кутилы и гуляки. Да и снимать реалистичные и правдоподобные фильмы было совсем не в традициях Кена Расселла, известного как раз тем, что чем искусственнее выглядит работа, тем, по его мнению, лучше.

Понятное дело, что и от оригинальной пьесы Уайлда остались рожки да ножки. К примеру, Саломея Расселла совсем не похожа на притаившуюся змею Уайлда, у которого она была раскрашена в зеленый цвет, режиссер делает ее скорее светло-голубого цвета с кожей белой, как у альбиноса. Да и появление самого Оскара Уайлда тоже решение искусственное. Кстати, этот дополнительный уровень нарратива был исключительно маркетинговым ходом – продюсеры фильма прогнозировали, что подобным образом фильм привлечет большее количество людей. В результате получилось весьма неплохо, на пользу усложнив метаструктуру сюжета. А тот факт, что финальная часть развивается именно в этой искусственной прослойке, превращает ее даже в главенствующий повествовательный домен.

Актерский состав фильма оказался скорее смешанным из опытных «расселовских» артистов, вроде Гленды Джексон и неизвестных людей, которые ни до, ни после нигде особо не снимались, вроде Имоджен Миллес-Скотт. Появился в довольно крупной роли и сам Кен Расселл, который до этого ограничивался очень маленькими камео, но с этой поры решает сниматься больше и чаще. Решение, конечно, спорное. Маленький бюджет фильма практически не отразился на богатстве декораций и одеяний. Как обычно в фильмах Расселла цвета просто пышут насыщенностью. Стилистически картина вновь черпает эстетику из совершенно разных источников. Есть тут и живопись периода французских символистов, есть и элегантность сигаретного дыма неонуара, есть кич и буйство водевиля. И вновь, кстати, дизайном интерьеров Расселл имеет родство с Джарменом, но на этот раз не напрямую, а через художественного директора Майкла Бьюкэнана, который у того работал на «Караваджо». А общим цветовым образом картина является оммажем творчеству Пауэлла и Прессбургера.

Ясное дело, что все эти параллели между Иродом и Уайлдом, вся эта сексуальная одержимость и акцент на сексуальную ориентацию великого писателя не могли вызвать священный трепет у почитателей таланта Оскара Уайлда, впрочем, Кен Расселл никогда не был чутким к чувствам поклонников кумиров, о которых снимал свои фильмы. Да и в целом картина не собрала огромных денег, хотя в прессе о ней отзывались скорее с теплотой, называя как минимум интересным «детским» взглядом на гедонизм и декаданс. Вольность обращения с оригинальной пьесой была воспринята как смелость. Совершенно очевидно, что мир кинематографической прессы сильно поменялся с тех пор, как Расселл делал свои первые шаги в своем нагловатом творчестве. Поменялся и статус самого автора. Одна германская опера даже пригласила его поставить «Саломею» на своих подмостках так, чтобы это было как можно ближе к фильму, который он снял. Расселла стали воспринимать очень серьезно, а он продолжал дурачиться еще сильней.

22 января 2015
Все отзывы
Читайте также
10 лучших романтических аниме
10
лучших романтических аниме
10 лучших романтических аниме
10 возвышенных хорроров, опередивших свое время
10
возвышенных хорроров, опередивших свое время
10 возвышенных хорроров, опередивших свое время
«Межсезонье» — зубастое российское кино про взявшуюся за оружие молодежь
«Межсезонье» — зубастое российское кино про взявшуюся за оружие молодежь
«Межсезонье» — зубастое российское кино про взявшуюся за оружие молодежь
16 отличных, но малоизвестных жанровых фильмов
16
отличных, но малоизвестных жанровых фильмов
16 отличных, но малоизвестных жанровых фильмов
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость