Фильм

Фильм Порочный девственник

La virgen de la lujuria (2002, Португалия, Испания, Мексика), IMDb: 5.4

Предоставлено пользователем: Александр Климентьев
1/4

Ранним утром 1938 года под барной стойкой официант Начо нашел вдрабадан пьяную испанскую шлюху, которая изрыгала проклятия в адрес генерала Франко, и без памяти влюбился. Перегруженная эстетством ретромелодрама главного мексиканского постмодерниста Рипштейна выглядит как телеспектакль, где герои буро-коричневого газетного комикса 40-х ходят и переговариваются в интерьерах а-ля кафе из фильма "Касабланка".

СтранаПортугалия, Испания, Мексика
ЖанрыДрама
Продолжительность2 часа 31 минута
Дата выхода30 августа 2002

Рецензия «Афиши» на фильм «Порочный девственник»

Ранним утром 1938 года под барной стойкой он нашел вдрабадан пьяную испанскую шлюху (Хиль), которая изрыгала проклятия в адрес генерала Франко, требовала привести ей борца Гарденио Уилсона — уж больно ей тяжко без его члена промеж ног — да еще отхлебывала дорогой виски из хозяйской бутылки. Официант Начо влюбился без памяти.

Артуро Рипштейн, режиссер этого действа — сын продюсера Альфредо Рипштейна, промышлявшего в 1950-1960-е мелодрамками и дешевыми фильмами ужасов вроде «Тайны по ту сторону могилы» и «Смерть пунктуальна». Снимать вычурную дешевку — шик; в доме столовались жадные до чужих харчей великие вроде Маркеса. В 1965 году друг Маркес написал для 22-летнего цветка Артуро сценарий, а папа дал денег на вестерн «Время умирать». И понеслось. Сынок баловался с леворадикальными идеями и извращенным сексом, читал Маркса и Фрейда, снова баловался, пока не стал Кристиной Орбакайте мексиканской кинопромышленности. Вроде и вкус есть, и красоту навести умеет. Теперь цветку 60, а он все в галлюцинозе. Перегруженный эстетством «Порочный девственник» выглядит как телеспектакль, где герои буро-коричневого газетного комикса 40-х ходят и переговариваются в интерьерах а-ля кафе из фильма «Касабланка». Среди наиболее часто употребляемых персонажами слов — «Бакунин», «Микадо», «анархия» и «п…а»; проблемы иммиграции испанцев в Мексику после гражданской войны изучены по-фрейдистски глубоко и даже подвергнуты тонкому ироническому анализу. Присутствуют арии из оперетт Гилберта и Салливана, которые воскресли для высокооплачиваемой богемы 4 года назад, после кулуарного успеха их кинобиографии «Кутерьма» в постановке эстетствующего британского большевика Майка Ли. Все у Рипштейна и в этот раз сошлось — и с точки зрения композиции, и с точки зрения философии, и по высокому счету сюрреализма (ибо какой мексиканский кинематографист, кроме Вероники Кастро, не наследует Бунюэлю и Дали). Но право, кто это теперь помнит: Франко, фильм Уайлера «Иезавель», Бакунина? Если у вас нет шиншиллы, перстня в 40 карат и полного собрания сочинений Троцкого — даже не суйтесь.

8 декабря 2003
7

В то время как мексиканский режиссёр Алехандро Гонсалес Иньярриту продолжает в своих фильмах говорить о гуманизме, но уже не аскетичным киноязыком и сюжетной полифонией, но эстетическим буйством, пределов которому пока нет совсем, видный классик намного более авторского кинематографа Мексики Артуро Рипштейн остаётся по-прежнему мизантропом и ироническим постмодернистом, снимая так, словно Бунюэль, у которого Рипштейн когда-то начинал, и не думал умирать. Во всяком случае, Рипштейн единственный ныне из режиссёров латиноамериканского кино, кто не стремится говорить на социально значимые темы, эксплуатируя пограничные отношения и ужасы наркоторговли. Карлос Рейгадас так и вовсе ушёл в самоповторы, тогда как Рипштейн преимущественно рефлексирует, предаваясь неописуемой внежанровости и порой перелицовывая реальную историю так, что впору говорить о собственной Мексике режиссёра, не похожей ни на одно из существующих мест на Земле; здесь и больно, и безумно, и опасно, и страстно, и прекрасно…

Его «Порочный девственник» 2002 года, экранизация рассказа Макса Ауба, кино не столько о сексе и девиантных отношениях между первостатейной шлюхой и застенчивым официантом, сколь о том бурном времени, в котором живут герои картины. Формально, конечно, лента Рипштейна это неоклассическая мелодрама на исторических дрожжах, преисполненная эротизма и садомазохизма в крайней степени, с достаточно бесхитростным противопоставлением нарочито слабого и безвольного Начо вульгарной и развращенной Лоле, не будь время действия в ленте чётко показано: 40-е годы, когда Мексика бурлила в угаре революционном, экспортированном из СССР, а десятилетие великой войны началось с убийства там же Льва Троцкого Меркадером. Однако режиссёр поступает достаточно хитро, вуалируя вне кадра основной массив реальных исторических событий; его герои это выхваченные из временных петель архетипы меняющегося исторического ландшафта, те, кто приходят надолго и те, кому уготована бесславная роль статистов. Но Рипштейн присматривается в первую очередь к этим статистам истории, как официант Начо, не сумевший ввиду своей извечной рабской сущности мелкого человечишки, не то что получить женщину, но даже её удержать. А кто она на самом деле? Психопатка, маньячка, актриса, шлюха, любовница — в Лоле собраны все ипостаси женской натуры, но по Рипштейну она и дева-революция, что толкает на путь анархии своего возлюбленного, трактуя любовь как полное и беспрекословное подчинение, подавление. В противовес государственному террору идёт террор чувственный.

Собственно, тогдашняя историческая шизофрения в картине показана более чем ярко, в гротескной манере, с карикатурными русскими революционерами, косплеем Эйзенштейна и многопрофильными лесбиянками, будто пришедшими из фильмов Педро Альмодовара. Но чувство юмора у Рипштейна слишком неочевидно, поскольку смеется постановщик лишь над каноническими жанровыми парадигмами мелодраматического кино. Мелодрама растворяется в социополитической агонии, а от повествования все сильнее веет «Голубым ангелом» Штернберга, ведь роднит картины не только схожесть типажа главной героини, но и выкристаллизовывающаяся мысль о гибельных путях революционеров от плоти и буквы учений Маркса etc. Лола лишь кажется удачно балансирующей между очередными этапами безвременья, используя других и будучи использованной самой, но чем ближе финал, тем меньше надежд, что она, как и Начо, не обречена на замкнутый круг самоопределения и самобичевания. Революция в её лице вырождается в нечто уродливое, а её верный агнец остаётся неудовлетворенным и униженным ничтожеством, для которого иного способа кроме как совершить акт сакрального политического убийства не видно. Впрочем, Рипштейн вовремя включает сюрреалиста, подменяя явь прослойкой фантазий, и прямое политическое высказывание, эдакий антитоталитарный выпад в сторону тамошней системы управления, типичной для всей Латинской Америки с постулатами популизма, демагогии и уничтожения свобод, оказывается в общем-то незначительным на фоне зашедших в никуда межчеловеческих отношений, кривозеркально отразивших весь тот паноптикум, что творился в политикуме. Власть, как и секс, это, бесспорно, наркотик — и галлюцинации в «Порочном девственнике» слишком доминируют.

25 января 2016
9

Да уж....
После прочтения критической статьи к этому фильму вспоминается "Всемирная история" Брукса. (когда один товарищ помочился на картину - появился первый критик). Сам -то господин критик какой-нить ШАДЕВР родил, интересно? Хотя с таким "владением" великим и могучим - вряд-ли. Падежи повторите, уважаемый. Критическая статья - ФУ.
Фильм этот смотрела - супер. Причем ни шиншилы ни брильянтов нет и не предвидится. Еще этого режиссера видела "Пурпурно красный" - полный улет.
Такие фильмы смотрятся на одном дыхании - и запоминаются на всю жизнь. У кого есть вкус - смотрите, не пожалеете.

27 апреля 2008
Все отзывы
Читайте также
Онлайн-премьеры недели: новые «Убийства в одном здании», финал четвертого сезона «Очень странных дел»
Онлайн-премьеры недели: новые «Убийства в одном здании», финал четвертого сезона «Очень странных дел»
Онлайн-премьеры недели: новые «Убийства в одном здании», финал четвертого сезона «Очень странных дел»
18 комедийных детективов
18
комедийных детективов
18 комедийных детективов
Кишки наружу: рецензия на по-настоящему «Ужасное кино» с Beat Film Festival 2022
Кишки наружу: рецензия на по-настоящему «Ужасное кино» с Beat Film Festival 2022
Кишки наружу: рецензия на по-настоящему «Ужасное кино» с Beat Film Festival 2022
Что еще смотреть вместе с «Неоновым демоном»
Что еще смотреть вместе с «Неоновым демоном»
Что еще смотреть вместе с «Неоновым демоном»
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость