Киноафиша Москвы

Фильм Токийская история

Tôkyô monogatari (1953, Япония)

6.8
оценить
14+
2 часа 16 минут
Дата выхода в мире
1 января 1953

Об отцах и детях

Пожилая пара приезжает в гости к своим взрослым детям в Токио, но им оказывается не до этого. Приземленная (в картине используется прием «кадр на уровне татами», когда камера располагается практически на уровне глаз человека, сидящего на татами) семейная драма Ясудзиро Одзу про стариков, которым тут не место, и молодых, которые еще не знают истинную цену старости. Глубокая, чувственная, философская и проникновенная работа — финал так называемой «трилогии Норико».

В ролях
Режиссер фильма «Токийская история»
Как вам фильм?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о фильме «Токийская история»

Фото M_Thompson
Фото M_Thompson

M_Thompson о фильме «»

отзывы: 1370
оценки: 1383
рейтинг: 543
9

Пришло время навещать детей. Сукити (Тису Рю) и Томи (Тико Хигасяма) из семьи Хираяма, что родом из небольшой деревушки, отправляются в огромный город Токио, где живут и работают их дочь Сиге (Наруко Сигимура) и сын Коити (Со Ямамура). Дети конечно же рады приезду родителей, но Токио – город занятых и так получается, что то одно дело, то другое, и на родителей времени вовсе не остается. Единственная, кто относится к ним со всей душой – невестка убитого сына Содзи - милая и приветливая Норико (Сецуко Хара). А дети тем временем то в театр их отправят, то в ресторан, а-то и вовсе скинутся на выходные в санаторий на берегу озера. Все там хорошо, но больно шумно, да и соседи сплошь и рядом молодежь, да и не ради санатория приезжали старые люди в шумный город. Не дождавшись окончания путевки, Томи и Сукити возвращаются нежданно в столицу, где занятые дети им буквально не могут предоставить даже кров. Так что мать отправляется ночевать в общежитие к Норико, а отец напивается вдрызг со своими старыми друзьями в местном баре. Поняв, что детям некогда возиться с родителями, Томи и Сукити отправляются домой. По дороге Томи заболевает, а после нескольких дней болезни – умирает. Но ненужные при жизни родители нужными после смерти не становятся. И лишь одинокая Норико остается помочь с приготовлениями к похоронам.

По сути, «Токийская история» стала памятником режиссеру. Безусловно, это квинтэссенция творчества Одзу. В свое время фильм был невероятно популярен на родине, овеян лестными одами в 70-х кинокритиками, когда был выпущен в США, и стал одним из образчиков кристального киноискусства для многих режиссеров. Но, что парадоксально, фильм одновременно стал вершиной достижений режиссерских приемов и излюбленных тем Одзу в ракурсе всего творчества в целом и оказался весьма неожиданным и непохожим на то, что японский режиссер снимал приблизительно в то время.

Тематика фильма — основательно переработанные мотивы довоенного творчества Одзу. Родители, приезжающие из деревни в Токио, дабы разочароваться в собственных детях и уехать умирать к себе в захолустье. Сюда же можно вспомнить и веселые шутки с жестокими детьми, и цитирование американского кино, и даже тема прохладных отношений детей к своим родителям — все это было центром многих гораздо более ранних картин. Да и в целом, если говорить про атмосферу и эмоциональную окраску сюжета тут же вспоминаются «Был отец» (кстати, Рю опять играет престарелого отца, но на этот раз гримерам было гораздо проще работать) и «Единственный сын».

С «Единственным сыном» «Токийскую историю» роднит и общая канва повествовательной формы, однако с несколько более развернутыми и связанными событиями. Но использована все та же форма представления токийских сцен посредством полного противопоставления их более умиротворенным, традиционным сценам деревенской жизни.

При всем этом, события в фильме увязаны довольно тонко и ненавязчиво, что позволяет выйти на первый план именно дидактической составляющей и в результате фильм звучит не как история одной семьи, а как мораль «люби родителей, пока они живы». Более того, из этого Одзу ближе к финалу развивает фактически самую свою важную и главную мысль творчества - «жизнь разочаровывает», и тут же добавляет знаменитой улыбкой Сецуко Хары «но это не повод опускать голову».

Особенно удивителен в этом ракурсе контраст между по сути чужой родителям Норико и родной дочерью Сиге, который бросается в глаза прямо в первой сцене после приезда Томи и Сукути в Токио — своей свекрови Норико говорит, что та ничуть не изменилась со времени их последней встречи, тогда как Сиге отмечает «ой, да ты поправилась, как я посмотрю». И это только начало. Далее по всему фильму от сцены к сцене Сиге будет стараться или избавиться от родителей, или отречься от них, а если не получается, то состроит такую кислую мину, что на душе тошно. Параллельно с этим Норико, не обладая таким финансовым благополучием, как родные дети Хираяма, готова с радостью приютить их в своей небольшой комнатушке в общежитии и провести с ними все свободное время, которого у ней гораздо меньше, так как приходится много работать. Удивительно, но на сострадание и теплые чувства идет человек, которого жизнь пощадила меньше всего.

Не особо положительные эмоции вызывает и второй сын Хираямы — Кейзо, который появляется ближе к концу фильма, когда родители возвращаются из Токио. Изначально он, получив известие о плохом самочувствии своей матери, готов бросить работу и ринуться в дорогу, но на замечание коллег, что впереди серьезная работа, он с улыбкой (!) отвечает «действительно, а уж если кто умер, тут уж ничем не помочь». Впрочем, он - персона гораздо более сложная и противоречивая, чем его сестра. Так, к примеру, приехав все-таки на похороны, он выглядит подавленным и раскаявшимся своим промедлением, но во время сцены в ресторане становится понятно, что его раскаяние не стоит и гроша и вывода для себя он никакого не сделал, предпочтя уехать со своими родственниками в Токио, вместо того, чтобы остаться порыбачить со своим отцом (а у Одзу нет ничего более святого и ценного для отношений отца и сына, чем рыбалка).

Что же делает детей такими бесчувственными по отношению к своим родителям? Ответ на этот вопрос оказывается не столь простым, как того хотелось бы и проливает некоторый свет на природу поведения детей. В первую очередь, они стали центром новых семей, которые ценят сильней, чем семью родителей и за которую несут ответственность, в том числе и финансовую, а следовательно должны быть более преданы своей работе, чем родителям, что их может и не оправдывает, но переносит акцент обвинения на изменения в образе жизни, что случились в стране за последние годы и несколько изменили образы, принятые в средней японской семье. Таким образом, история вновь оказывается не рассказом об одной интересной семье, а моральным выводом «время изменились. дети не ценят родителей. о приди, ностальгия».

1
0
...
1 июня 2011
В духе «Токийская история»