Москва

Фильм Человек из железа

Człowiek z żelaza (1981, Польша), IMDb: 7.4

4.2
оценить
Режиссёр:Анджей Вайда
18+
2 часа 27 минут
Дата выхода в мире
27 июля 1981
В ролях
Режиссер фильма «Человек из железа»
Как вам фильм?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о фильме «Человек из железа»

Фото scheet
Фото scheet
отзывы: 615
оценки: 616
рейтинг: 98
7

Фактическое продолжение "Человека из мрамора" поначалу выглядело почти политическим триллером. Но ритм тормознула показавшаяся скучной политическая и прочая стачечная активность. Журналист Винкер после первой трети хронометража провалился на второй план, а фильм начало рвать на эпизоды исторических воспоминаний, связанных с семьей главного героя. Ровность их получилась неодинаковой, из-за чего временами было скучновато, а в концовке фильм оставался интересным скорее уже не политической, а любовной историей главного героя. То ли все эти забастовки польских докеров более чужды российской душе, по сравнению с весьма схожими по настрою сталинскими временами в наших странах(это про "Человека из мрамора"). То ли Вайда попытался без напряга "дважды войти в воду" предыдущего фильма, что как известно не приносит лавров. Тем не менее, отдадим режиссёру должное: фильм снимался в эпоху социализма, и несмотря на вялость польской верхушки, которую демократы уже начали прогибать, снимать такой сюжет было наверное определённым гражданским подвигом. Да и, по большому счёту сиквел всё же вышел достаточно качественным.

0
0
...
8 июля 2014
Фото Андрей Александрович
Фото Андрей Александрович
отзывы: 213
оценки: 653
рейтинг: 391
9

Большое восточноевропейское славянское государство лихорадит. Рассерженные горожане занимают площади, протестуя против некомпетентности и коррумпированности забывшейся в самовосхвалениях власти. От безответственности правителей оппозиция только крепнет, создаются народные дружины и советы. Эпизодические попытки задавить гидру контрреволюции, беспомощные, но и жестокие еще более распаляют ненависть, сплачивают общество воедино. Две страны в одной, два мира — один яростно-уличный, ищущий правды и обновления, живущий воспоминаниями о подвигах прошлого и мечтами о счастье и свободе будущего, другой застывший в полумраке и тоске начальственных кабинетов, в канцелярщине и засаленных казенных пошлостях, способный только вяло огрызаться и отбиваться руками провокаторов, доносчиков и чекистов с серыми измятыми лицами и очерствелыми душами. А с востока давит, собирая войска, могучая держава-соседка, намекающая, что и сама сможет разобраться с бунтарями, террористами, фашистами навалившись, в случае провала своих местных ставленников, миллионной махиной Красной армии. Знакомо? И в замшелых восьмидесятых и в нынешних десятых история повторяется дважды но, к сожалению, ни разу в виде фарса, разве что с некоторыми географическими изменениями.

«Человек из железа» — продолжение и парафраз вышедшей чуть ранее вайдовской же картины «Человек из мрамора». Схожие названиями и героями фильмы на деле антиподы. «Мрамор» семидесятых пронизан мыслями о безнадежности, предрасположенности к провалу всех благих начинаний в советской Польше. Система затирает и пожирает любого, кто мало-мальски выбивается из проторенной колеи — будь то стахановец и передовик производства, пытающийся в меру сил наладить окружающую жизнь, будь то начинающая журналистка, снимающая о нем фильм. Польша там — страна потерянная, полная двоемыслия, невысказанности, бюрократического морока, всех соцветий безвременья. «Железо», которое отделяет всего вроде ничего — полдесятка лет — плод уже иной эпохи. Появилась главная составляющая — надежда и вся интонация второго фильма меняется, превращая его в полную противоположность первой части. Теперь это не грустная притча о невозможности добра, а полудокументальная зарисовка для современников и потомков о зарождении новой страны. Мир изменился, слова и поступки снова что-то значат, победа очевидна, пускай до нее еще несколько лет. Картина завораживает зрителя, рушит укорененные за десятилетия понятия о невозможности и бессмысленности протеста, из зала кинотеатра ты выходишь новым человеком, пускай и в старый, пока, мир.

С художественной точки зрения ткань фильма смотрится несколько скомкано, местами рвано — полная постоянной вайдовской экспрессии и пафоса. Но перед режиссером и не стояло задачи создавать визуальный шедевр с точеной раскадровкой или глубинным психологизмом каждого поступка. Получилось то, что задумывалось — пропагандистский, злободневный, воодушевляющий памфлет, мотивирующий человека на немедленное действие. Революция, гданьские рабочие, берущие власть в городе, Валенса — еще вчера никто, а ныне разговаривающий на равных с коммунистическими бонзами, ну и Солидарность — пока еще не движение даже, а скорее идея, объединяющая общество и в противовес этому официозная машина компартии. Весь фильм строится на противостоянии. Рабочим — площади, партийцам тесные кабинеты и гостиничные номера, Солидарность открыта — власть норовит забиться в темный уголок, протест искренен — противники его не верят даже себе.

Фильм, актуальный в начале восьмидесятых успел уже забыться, но сегодня, в связи с похожими событиями в Украине, переживает второе рождение. Близость и парафраз двух народных революций, как и сходство отечественной реакции на них заставляют с новым интересом пересмотреть картину, как энциклопедию народного протеста, ну или зарисовку по повторяющейся истории, которой, к сожалению, никогда не учатся.

0
0
...
17 мая 2014