Киноафиша Москвы

Фильм «Пи»

Pi (1998, США)

7.0
оценить
Смотрите фильм "Пи" на сайте okko.tv от 79 рублей
Без рекламы!
В Full HD
Кино: «Пи»
Кино: «Пи»

Режиссер фильма «Пи»

50 лет Фильмов: 9

Мастер жестокосердных драм — начинал с фильмов про одержимость и паранойю (в «Пи» герой-математик пытался с помощью бесконечного числа P заработать денег и раскрыть тайну Вселенной, в экранизации романа Хьюберта Селби «Реквием по мечте» наркоманы не могли слезть с иглы). Затем последовала философско-фантастическая притча «Фонтан» (крайне запутанная, в которой каждый кадр просил его запомнить, так как он мог пригодиться) и — неожиданно — простой, как гвоздь, но такой же эффективный «Рестлер» с Микки Рурком. Следующая производственная драма режиссера — «Черный лебедь» — была уже посвящена балету: в ней героиня Натали Портман эффектно сходила с ума, встав на пуанты. Но по-настоящему Аронофски — атеист, воспитанный в еврейской культурной традиции — развернулся в «Ное», где с ветхозаветной жестокостью (и звездным кастингом) экранизировал миф о потопе. Лауреат «Сандэнса» и «Золотого льва» Венецианского фестиваля.

Как вам фильм?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Михаил Брашинский
отзывы:
503
оценок:
77
рейтинг:
848

Проснувшись серым ноябрьским утром 1997 года, жители нью-йоркского Ист-Виллидж могли обнаружить, что все углы тротуаров их богемного постпанковского района изрисованы греческой буквой P. Кто-то всю ночь ходил от угла к углу с банкой красной краски и абсолютной приверженностью некой мистической цели. Что за цель, тротуары не разъясняли. Но буква жила. Дожди ее не смывали. Дворники тоже. Тайна мозолила глаз. Это рекламировал свой одноименный малобюджетный математический триллер режиссер-дебютант Даррен Аронофски. Денег на печатную продукцию у него не было, но это и к лучшему. Рекламная стратегия вполне соответствовала продукту, в котором магическое неразличимо слилось с коммерческим. Осаждаемый головными болями и призраками иудаизма математик Максимилиан Коэн (Галлетт) пытается при помощи самодельного, собранного дома из металлолома, суперкомпьютера «Эвклид» применить P (бесконечное число, известное в народе в своей сокращенной версии «3,14») одновременно к рынку акций и к древнееврейскому священному тексту Торы. Первое позволит ему заработать кучу денег. Второе — раскрыть тайну Вселенной. Результаты открытий полностью совпадают. Но тут у математика возникают проблемы. Во-первых, его преследуют биржевые аналитики и религиозные фанаты. Во-вторых, он сходит с ума. Паранойя получается у Аронофски гораздо убедительнее, чем триллер. «Пи» — один из самых клаустрофобических фильмов, которые я когда-либо видел. В нем решительно нечем дышать, и если бы автор так настойчиво не напоминал нам, что именно этого он и хотел добиться, впору было бы просто остановить кассету и выйти на балкон. Нас засовывают прямо в голову героя, сознание которого распадается. Делается это при помощи специальной крупнозернистой черно-белой пленки, жутких ракурсов и самодельных, собранных из металлолома, кинокамер, названных Аронофски и его оператором Мэттью Либатиком «тепло-кам» и «вибратор-кам». Хоть смотреть и душно, нельзя не восхититься самоотверженностью режиссера, делающего кино вручную, без участия кинопромышленности, как настоящий алхимик-каббалист. Но каббала каббалой, а больше всего самодельный фильм хочет быть похожим на собственный самодельный компьютер, разгадавший тайну Вселенной. Она не случайно совпала с тайной Уолл-стрит. За «Пи» Аронофски получил один из главных призов на главном американском кинофестивале в Санденсе и заработал несколько миллионов. Потом он поставил «Реквием по мечте» о паранойе на почве наркотиков и произвел сенсацию в Каннах. Больше он по тротуарам не ползает.

12
0
...
26 января 2001

Лучшие отзывы о фильме «Пи»

Фото Даниил Смолев
отзывы:
8
оценок:
8
рейтинг:
52
7

Ладошка, таблетки, гортань

Макс не мог заснуть – он думал о 216-ти числах, которые выплюнул компьютер перед тем, как сгореть. Что это: обычный программный сбой, вирус, а может, и нет, может, порядок и набор цифр неслучаен? Руки тряслись, все тело лихорадочно колотило. Эти знакомые симптомы говорили только о том, что сейчас снова начнется приступ. Черт возьми – а лучше – спаси, Господи! Дверь заперта на добрый десяток замков. Который раз кричать Макс будет для себя одного, никто не придет. Никто не сможет залезть в квартиру, как Макс не может залезть в свою голову и остановить режущую боль в висках. 216 чисел – почему именно столько? Башка так гудит, что хочется блевать. Ладошка, таблетки, гортань. Макс в отключке до утра.

«Пи» – полнометражный дебют Даррена Аронофски, фильм, короткое название которого походит на звук перегорающей лампочки. Сейчас американский кинорежиссер необычайно популярен, и имя его, после таких картин как «Реквием по мечте» и «Фонтан», на слуху у продвинутой молодежи. А тогда, в 98-ом году, выпускник института киноискусства еле наскреб $60 тысяч на съемки сюрреалистического триллера о математике Максе, разгадавшем универсальный цифровой код Вселенной. История эта выглядела бы абсолютно фантасмагоричной, если бы в основе ее не лежал многовековой миф.

Еще в 6 веке до н.э. философ Пифагор утверждал, что с помощью чисел можно осознать все, что угодно – от рождения и смерти до причин печали соседского пса. Не менее фундаментальны математические исследования Леонардо да Винчи, как раз на основе чисел и их взаимосвязи родился его всемирный гармонический закон – «Золотое сечение». А еще был поэт Велимир Хлебников, убежденный в том, что вся история циклична. А еще были тысячи математиков, мистиков и нумерологов, которые видели в числах великую тайну, ключ к постижению жизни и Бога… Теперь пришло время Макса, - выдуманного фантома от Аронофски, - время его разума, окаянства и гения.

Когда ему было шесть лет, мама говорила своему чаду, чтобы оно никогда не смотрело на Солнце. Естественно, детское любопытство победило, и Макс взглянул на огненный шар. Сначала свет был таким нестерпимым для глаз, что на какое-то время мальчик потерял зрение. Постепенно оно вернулось, а вместе с ним появилась способность складывать, делить и умножать в уме числа любой величины. Слово «предел» потеряло смысл. Однако пришла и эта боль в висках, словно их кто-то сверлит, словно кто-то берет шариковую ручку и тычет ею прямо в извилины. Сейчас на часах 9:54 утра, и Макс на пороге величайшего научного открытия, а приходится жрать чертово обезболивающее. Ладошка, таблетки, гортань. Забытье до полудня обеспечено.

Важно отметить, что режиссер прекрасно осознает свою беспомощность как математика, о чем свидетельствуют многочисленные цифровые неточности и нестыковки в фильме. Некоторые из них настолько очевидны, что складывается ощущение, будто допущены они не механически, а скорее нарочито. Аронофски словно повторяет: «Я не имею отношения к миру Евклида, Эйлера и Лобачевского; я из одной песочницы с Клером, Гансом и Бунюэлем». Цитатами из «Андалузского пса» фильм пронизан от и до! Муравьи здесь ползают в неприличной близости от человеческих рук, крупные черно-белые планы монтируются часто жестко и экспрессивно, да и вся картина выдержана в строгой стилистике немого кино.

Впрочем, предметом исследования режиссера остается человек – цифры лишь предлог и способ, чтобы заглянуть в голову главному герою. Макс действительно уникален, следить за ним интересно. Более того, Макс – настоящий ГЕРОЙ, в доблестном значении этого слова. Это он в шесть лет в упор посмотрел на Солнце, это он дошел до конца по тому пути, которые другие не одолели. А главное – это он нашел силы, чтобы принять наказание за свою гордыню. А как иначе? Нельзя посмотреть в лицо Богу и не ослепнуть... Несчастный гений сходит с ума, а заодно беспощадный Аронофски сводит с ума и зрителя (еще как сводит!!!). Одного настоящего человеческого мозга, запечатленного крупным планом, хватает выше крыши.

В корчах Макс валялся по полу и орал, сжимая в руке лист с заветными цифрами. Все решено, разгадано, все осуществимо. Все под контролем, разве что кроме мигрени и неуправляемого более тела. Это так странно, когда в мире не остается загадок, только ты сам – единственная загадка, ключиков от которой нет. Но довольно! Больше не будет ладошки, таблеток, гортани. Макс поднимается, подходит к треснувшему зеркалу, с уверенностью хватает дрель...

Тайны остаются тайнами.

Числа остаются закорючками.

Люди остаются беззащитными.

2
0
...
13 июня 2009
Фото arrigo sforza
отзывы:
7
оценок:
11
рейтинг:
12
9

Один из главных фильмов всех времен и народов наряду с "Матрицей", "Сталкером", "Пробуждением жизни". Грандиозный дебют ашкеназского гения Даррена Аронофски. Смотреть обязательно...

2
0
...
3 октября 2005
Фото Igor Sinelnikoff
отзывы:
413
оценок:
413
рейтинг:
355
7

От стилистики дебютного фильма Даррена Аронофски веет некрореализмом, сродни работам Басковой, Балабанова и Юфита, но практически сразу же становится ясно, что за мрачным видеорядом скрывается восходящая звезда кинематографа, на которую следует обратить самое пристальное внимание. И Даррен Аронофски оправдал возложенные на него надежды, после культового «Числа Пи», сняв еще более громкий «Реквием по мечте».

«Пи» — это математический детектив, замешанный на теориях заговора, в частности кознях мирового сионизма и алчности «шишек» с Уолл-Стрит. Обе группировки охотятся за талантливым математиком Максом Коэном, верящим, что Вселенная включена в некую систему, которую можно просчитать. Коэну не интересны движения планет или вычисления амплитуд земных колебаний. Куда сложнее, на его взгляд, экономические биржевые процессы с миллиардами неподконтрольных переменных в виде страхов, рисков и ожиданий экономических субъектов. Конкретно, Коэн надеется обнаружить универсальную формулу для прогноза котировок на рынке акций, и именно это знание необходимо мафии с Уолл-Стрит. С пресловутыми евреями все куда масштабнее, но так же предсказуемо — богоизбранный народ мечтает восстановить связь с Всевышним и привносит в без того запутанные изыскания Коэна метафизический подтекст.

Аронофски, заинтриговав арифметическими ребусами, и даже породив некоторую паранойю обусловленности цифрами всего сущего, использовал математику лишь в качестве интеллектуальной декорации к своему триллеру. Если присмотреться к тем понятиям, которыми он оперирует, то можно заметить, что они действительно отражают высказывание научного руководителя Макса, что герой постепенно превратится в нумеролога. Это — то самое трансцендентное число Пи (выражает отношение длины окружности к длине ее диаметра), числа Фибоначчи (последовательность чисел, в которой каждое последующее число равно сумме двух предыдущих чисел), золотое сечение (овеянная мифами константа гармонических пропорций). Все они — так называемая математика для любознательных, занимательная тема в курсе концепций современного естествознания, свидетельство иррациональных закономерностей в хаотическом мире. Та же самая хаотичность прослеживается и в невыдержанных кадрах самого режиссера, у которого вроде бы одинаковые числовые ряды в разных сценах никогда не совпадают. Вот и к научности «Число Пи» Даррена Аронофски никакого отношения не имеет. В каком-то смысле оно само требует разоблачения, как удивительная мистификация, способная убедить зрителей в условной реальности происходящих событий.

Вообще, «Пи» странным образом напоминает не менее авангардный случай русского ученого Григория Перельмана. Макс Коэн в дебрях мироздания, умещенных в крохотной, уставленной компьютерной аппаратурой комнатушке, за счет сюрреалистических приемов галлюцинаций, навеянных то ли таблетками, то ли потусторонними силами, целиком и полностью вписывает в образ кибер-героя будущего. Нечто подобное происходило с загадочной девочкой из знаменитого аниме «Эксперименты Лэйн». Так та вовсе оказалась богиней нового сетевого мира. Амбиции Аронофски немногим слабее, но его завораживающий кибер-триллер, собравший в прокате более 3 000 000 долларов из вложенных шестидесяти тысяч, сам по себе стал феноменом 90-х, и возвел своего создателя в ранг наиболее перспективных авторов. Как показала дальнейшая история, не зря.

1
0
...
5 января 2012
Фото Павел Ермаков
отзывы:
23
оценок:
177
рейтинг:
18
9

Дебютная работа Арановски. Смесь сюрреализма и психодела, вкупе с черно-белым цветом полностью штурмуют мозг человека, смотрящего сей фильм.

Фильм обязателен к просмотру. Один из гениальнейших фильмов в истории кинематографа.

1
0
...
13 ноября 2008
Фото Артур Сумароков
отзывы:
59
оценок:
93
рейтинг:
36
9

Кошмар среднестатистического гражданина, чьё ФИО едва ли будет занесено в какие-либо анналы, имеющие историческую важность, по определению своему прост, экзистенциален и иррационален; это кошмар усечённого существования, кошмар, рождённый в мороке абсолютного непонимания происходящего и ставший продолжением яви — скучной, унылой, беспросветной, ничтожной, — яви человека-зеро, растворённого в толпе. Но природе кошмаров подвластны все, не бывает людей, которые бы не переживали это невыносимое состояние ускользающей реальности, но в мире науки, где нет места хаосу, кошмары порой оживают самым причудливым образом, разрушая в общем-то это незыблемое ratio.

«Пи» Даррена Аронофски — эдакий авангардный математический хоррор, ставший для режиссёра полноценным кинематографическим дебютом в большом метре — на первый взгляд иллюстрирует эту идею структурированного ужаса, ожившего со страниц диссертаций главного героя, который в своей горделивой тяге к высшему знанию перешёл определённую грань, за что и расплатился по гамбургскому счёту сполна. Но фильм Аронофски, увы, совсем не о том; его слишком просто прочитать как нервную, истерическую притчу о цене гениальности; сие чересчур упрощённо, учитывая тот киноязыковой вокабуляр, применённый Аронофски в своём дебюте. Этот снятый буквально исподтишка, в натуральных подпольных условиях, характерный своим резким, шизоидным монтажом и гиперреалистичностью, фильм, временное действие которого отчётливо неуловимо (хотя авторские маркеры подчеркивают, что дело происходит скорее hic et nunc), на поверку оказывается тождественным киноязыковым экспериментам праотца маргинального и трансгрессивного американского кинематографа Ника Зедда, чей «Манифест кино трансгрессии», сформулированный им в Нью-Йорке в середине 80-х (вряд ли случайно сюжет «Пи» сконцентрирован именно в пределах этого города), броско противопоставил себя «Теории авторского кино», предложив ещё более радикальные стилистические и идеологические решения, и умножив авторский нигилизм и уничтожение нарратива во сто крат и предложив в своих программных картинах «Война как менструальная зависть», «Так трахает Заратустра», «Ненормальный» etc идею тотальной анархии как блага в противовес террору цензуры и морали. Кино не просто как форма изобразительного самовыражения, но как резкая акция, дерзкая провокация; андеграунд как норма творческого существования.

Но Аронофски, по крайней мере в «Пи» избрал лишь пресловутую трансгрессивную фактуру ксеноморфиста Зедда, протранслировав в картину при этом и киберпанковые находки японских кинорадикалов Синьи Цукамото, в «Тэцуо, железном человеке» которого homo sapiens сексуально сливался с техникой, превращаясь в homo technologis, и Шодзина Фукуи, лента «Любовь к резине» которого родственна с «Пи» в теме глубинного погружения в мир сферического знания. Но назвать «Пи» вторичным произведением при всем желании не выйдет; тогда ещё не завязший в голливудской прямолинейности Аронофски снял самодостаточное кино, пласт контекста которого лежит вне очевидных жанровых пределов.

А это — обладание высшим знанием, меж тем — приводит как к пресловутому Древу Познания(впрочем, оно будет таки в слезоточивом «Фонтане»), так и к мысли о том, что картина Даррена Аронофски это изощренная кинематографическая фантазия на тему философии пифагореизма, утверждающего, что математика является протоосновой всего, то есть пресловутого бытия. Число есть сущность всех вещей, бытие как совокупность чисел или числа, цифрового кода, бытие как бесконечная Пи, уходящая за горизонт реальности. Мир состоит из чисел, формул, теорем, решенных и нерешённых задач; мир — это разум великого математика, что постигает новые и новые пределы самого себя, не отпуская возможность и мистических, религиозных, социальных парадигм. И потому столь важным оказывается открытие Макса Коэна не только для высшей математики, но и для экономики, и для религии, ведь разгаданный им код есть нечто большее, чем совокупность чисел. На экране оживают дикие конспирологические идеи, тайное правительство проникает в сферы, где жизнь скукожена до ничтожного состояния, а матрица привычной реальности оказывается запертой в мозгу еврейского математика, который медленно начинает сходить с ума, так как прикоснулся к тому, что даже ему оказалось не под силу. Не нужны никакие ктхулху, Древние Боги или уберкомпьютеры, пожирающие людишек, никакие двухцветные пилюльки и люлька технофашизма, что душит всех; нужно лишь число Пи, суть которого есть фундаментом привычного миропорядка, основой нормы, преступать которую, даже во имя высших научных целей, чревато. Впрочем, математика — это в том числе и сумасшествие тотальной логики, а логическая деменция самая худшая из всех, непреодолимая.

0
0
...
12 февраля 2016

Галерея
Добавить фото

Главная фотография предоставлена пользователем: Алексей Некрасов