Киноафиша Москвы

Фильм «Москва»

(2000, Россия)

5.5
Кино: «Москва»

Актеры

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Екатерина Деготь
отзывы:
6
оценок:
0
рейтинг:
17

Три женщины: разумеется, Ольга, Маша, Ирина (Друбич, Дапкунайте, Коляканова). Не сестры (Ирина - мать), но почти: спят с одними и теми же мужчинами. В отличие от чеховских, не стремятся в Москву, поскольку уже там живут. Москва 90-х, таким образом, город, где мечта сбылась. По Фрейду, место удовлетворения желаний - пространство сна - узнается по тому, что там легко сосуществуют противоположности. Вот трое мужчин: новый русский Майк (Балуев) уверен, что нужен России, старый еврей Марк (Гвоздицкий) знает, что не нужен России. Погибнут оба; победителем станет некто Лев (Павлов), русский из Израиля, в фальшивом одеянии хасида. Он-то и получит Россию - двух сестер, на которых женится одновременно по двум своим паспортам. Маша - здоровая и прагматичная, Ольга - духовная и больная. Лев учит Ольгу, как открывать сразу и горячий, и холодный кран, но она и сама такова: пьет одновременно кока-колу и спрайт. Неудачник Марк чужд подобной воле к синтезу. Постсоветская Россия для него - сгусток оттаявших пельменей. Прежде они были заморожены страхом, и их можно было разлепить. Этим психоаналитик Марк и занимался. Теперешняя слипшаяся Россия не поддается рациональным процедурам. Ольга говорит, что все есть рвота, которая обрушится, если "дернешь за кавычку" - поймешь, что все тут ненастоящее, и проанализируешь, как оно сделано. Писатель Владимир Сорокин, который все это написал, любит такие материалы: пюре из пельменей, рвоту, жир, гной, вытягоно, прорубоно. Нечто неразделимое, как слово "Москва", которое, в отличие от слова "Санкт-Петербург", перевести и постичь невозможно. Остается понимать только сердцем или, если угодно, желудком. Еще Сорокин любит такие места, где рацио умолкает: центр, где противоположности взаимоуничтожаются и остается влекущая пустота. Герои занимаются любовью через дыру в карте, прорванную на месте города Москва. Возможно, кино для Сорокина - наилучшее средство, поскольку оно всегда есть пространство желаний, снов/слов. Если и появляется какая-то реалистическая психология, то это рудименты театра. Тут они были совершенно не нужны, и режиссер Александр Зельдович, к счастью, удержался от психологии. Это фильм не про людей, а про пространство. Люди тут - только то, что этим пространством обвевается. Все это невероятно красиво снято оператором Александром Ильховским: беспредельные панорамы города с птичьего полета или спящей Друбич с высоты взгляда ее психоаналитика. Все это замечательно проинтонировано композитором Леонидом Десятниковым, чья музыка, в которой срослись Блантер и Моцарт, шепчет и вопиет о том, что синтез, родство, единение - это вовсе не счастье (как принято считать в Москве), а огромная боль.

10

Отзывы пользователей о фильме «Москва»

Фото Фома Лосев
отзывы:
69
оценок:
65
рейтинг:
217
7

Чума во время пира

Фильм- взгляд российского интеллигента на Москву 90-х, на сами девяностые- взгляд безрадостный, тягучий, диссонирующий, наполненный агармоничной, хотя и замечательной, музыкой, советскими песнями со знакомыми словами, но наложенными на вывернутый звуковой ряд, и потому получившими другое значение; пейзажами, навевающими тоску и депрессию; как бы пафосными барами, которые скорее похожи на коридор офиса ночью; половыми актами, которые именно акты, а не любовь; разговорами в стиле фильмов Муратовой, когда каждый слышит только себя, и т.д. и т.п.- повторяю: картина мрачная и безысходная.
Понятны все эти аллюзии: три сестры, которые, наконец, добрались до Москвы и получили, что хотели; парк, который в то же время сад, Лопахин, который тоже исполнил свои планы...Т.е. на вопрос о норке однозначный ответ: американская затрахала русскую до смерти.
Как?!- может воскликнуть иной успешный с его точки зрения москвич - и это моя Москва 90-х, когда я как раз сколотил своё состояние, стал владельцем заводов и пароходов, топ или мидл менеджером компании!? И он по - своему будет прав в своём недоумении. У каждого своя Москва, свои 90-е, своя правда.
Но это взгляд не его, а российского интеллигента, взгляд, взращенный всей русской культурой, с её спором между Штольцем и Обломовым с неоднозначным финалом, с Платоном Каратаевым, с князем Мышкиным и Ганечкой, готовым за 100 тысяч на Васильевский доползти. Понятно, взгляд обобщенный и не учитывающий того успешного москвича, который не обязательно крал у товарища или вставлял ему в зад шланг насоса, а возможно создавал нормальный российский бизнес, который, как это ни странно, иногда есть, и не обязательно через одно место, не обязательно через кровавых мальчиков или взятки. Взгляд обобщенный, субъективный, но иного у художника и быть не может, потому что он должен увидеть то, что пока не видят другие. Взгляд цельный, потому, что, как я уже сказал, он подготовлен всей русской культурой. Взгляд, имеющий право на существование ещё и потому, что максимально успешные западные бизнесмены, из мира американской норки, своим детям завещают не миллиарды, а "дают удочку", потому, что дойдя до цели, они обнаруживают, что это вовсе и не цель; или владелец Икеа, который ездит на стареньком Volvo, летает эконом-классом, останавливается в самых дешевых гостиницах, обходится без охраны и считает каждую копейку.
Т.е. хотя кому-то кажется, что это и не так, спор о норке продолжается. И уже видится, что китайская может затрахать американскую, а там - совершенно иные ценности, и если американские мы уже и проглотили, приняли, посчитали своими, то не факт, что сможем принять китайские.
Собственно, у фильма и этого взгляда уже есть продолжение - "Мишень", и название его в рамках этого взгляда приобретает ещё и значение "цель", т.е. то, куда приезжают те, кого мы видим в "Москве", а до этого в "Трёх сёстрах" и "Вишневом саде"- страна, превращенная в транспортный терминал, между Востоком и Западом, причем фуры в Гуанчжоу идут пустыми, т.е. уже и Западу нечего предложить этой китайской норке.
Дар Кассандры, если вы помните, и её проклятие, не случайно это выражается в том, что бог Аполлон плюет в рот девушке, и никто не верит её словам. Является ли взгляд Сорокина и Зельдовича - пророческим, или это просто плач об безвозвратно утерянной эпохе, или шире- об утонувшей русской цивилизации Толстого и Достоевского- пока имхо не известно, спор Штольца с Обломовым продолжается. Возможно, он продолжится и тогда, когда пророчество "Мишени" сбудутся, часть выживших удалится в Шамбалу Алтая, а часть будут доживать у терминалов и трубопроводов, и начальник терминала Джао, прогуливаясь по купленному по случаю заброшенному имению, наткнётся в библиотеке на почти окаменевший томик, откроет, и с удивлением обнаружит, что ему понятны и близки мысли этого почти вымершего народа...

1
Фото rocky_plays_rocky
отзывы:
367
оценок:
367
рейтинг:
100
5

Зельдович чуда не совершил, из такого слабого сценария Сорокина снять что-то более внятное было крайне сложно. Слабый сценарий, который режиссер особо не улучшил. Можно проходить мимо.

0

Галерея