Москва

Фильм
Летучий голландец

De Vliegende Hollander (1995, Германия, Бельгия, Нидерланды), IMDb: 7.2

6.9
оценить
Режиссер:Йос Стеллинг
18+
2 часа 20 минут
В ролях
Режиссер фильма «Летучий голландец»
Как вам фильм?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о фильме «Летучий голландец»

Фото Мелиссен Кириллов
Фото Мелиссен Кириллов
отзывы: 14
оценки: 14
рейтинг: 9
9

Действие происходит в позднее средневековье. В этом фильме несколько смыслов. В первую очередь это история о стремлении к мечте. Главный герой мечтает найти прекрасный Летучий голландец, волшебное наваждение, мираж в мире жестоком. Во вторую очередь фильм о власти лжи, ведь все таки Летучий голландец не существовал. Однако, главный герой стремится к мечте не смотря ни на что. Фильм грустный и мрачный, долгий и неспешный. Он понравится далеко не каждому. Но поклонникам творчества Йосса Стеллинга безусловно понравится.

0
0
...
17 мая 2017
Фото Артур Сумароков
Фото Артур Сумароков
отзывы: 59
оценки: 93
рейтинг: 35
9

Человек без имени, прозванный Голландцем, собрав скромные пожитки, отправился постигать свое прошлое. Его путь-дорога не была устлана белым или красным кирпичом, укрыта ковром из роз; сплошь рытвины да ямы, да колдобины, да слякоть. Начало его пути произросло в побасенке безумного сказителя, слова которого, произнесенные - велеречивые, пышные, словно ткущие роскошный гобелен на багрово-черном шелку, льющиеся прозрачной родниковой водой, изысканные как молодое вино, пригубленное со сладкой прохладой утренней росы, и столь же лживо-прекрасные как юные девы, купающиеся в лунном свете собственной весны - подарили Голландцу редкий миг блаженства, но в тот же час сподвигли его на сознательное бегство. Гонимый всеми и никем, холодными дождями посреди теплой весны и ураганными ветрами поздней осени, глупец и гений, святой и грешник без имени, ищущий своего отца у дальних берегов, к которым он все никак не пристанет, целеустремленно шел к цели, сути которой ему не суждено было познать до конца своего бренного бытия.
Медлительный кинематограф 80-90-х гг. выдающегося голландского постановщика Йоса Стеллинга, отмеченный такими его кинолентами, как "Иллюзионист", "Стрелочник" и "Летучий голландец", образующих негласную авторскую трилогию о мечтателях и беглецах собственного настоящего, самосозерцателен по своей внутренней природе, что неизбежно роднит практически все тогдашние кинопроизведения Стеллинга с поэтикой романтизма, переосмысленного им в том же "Летучем голландце" в искусной постмодернистской манере. Кинослог ленты аскетичен, визуальная палитра лишена ярких красок, но вместе с тем от взора смотрящего не ускользнет манящая живописная сущность ленты. При упоминании Стеллинга и его киноязыковой эстетики неизбежно всплывают имена голландских живописцев Рембрандта (ему был посвящен в том числе фильм "Рембрандт: Портрет 1669" 1977 года), Питера Брейгеля и Иеронима Босха, но тем приметнее в контексте "Летучего голландца" реалистическая живописная манера Якоба Ван Рейсдаля, Питера де Хоха, Яна Вермеера, Яна ван Гойена, Хоббена... Буквально каждый кадр фильма, каждая мизансцена рифмуется то с пейзажем, то с портретом, то с натюрмортом какого-либо из этих живописцев, при том что ленте присуща мрачность, даже жестокость - однако очищенная от шелухи зловещего упоения; Стеллинг и его оператор Гурт Хилтай наполняют композицию кадра витальной сущностью бытия, в то же время выводя кинотекст за пределы реализма. Впрочем, даже этот парадокс говорит о ясном понимании романтизма: косная реальность не должна самодовлеть.
При всей ясности очерчивания времени действия - XVI век - и места - Фландрия под пятой испанской короны - на поверку режиссёр не столь сильно цепляется за этот насущный хронотоп и исторический момент, необходимые ему больше всего для воссоздания смутного и жестокого часа абсолютной несвободы, которой противопоставляется как сам Голландец, так и все, им встреченные на пути, совершенные в своей стихии неприятия тотального поклонения и повиновения тем, кто эту свободу безыскусно забирает. Текущий в тот период (когда картина задумывалась, снималась и представлялась) политический аспект всей Европы, а не только Бенилюкса, даже не затрагивается: большая история здесь сведена к эскизности, а основная драма постулируется не в нарочитой конкретности, поскольку и реальных исторических персон в статику фильма не привлекается, но в самой проецированной на экран идее двойственности: для великого романтика жизнь невозможна без смерти, а понимание добра без соприкосновения с неподдельным злом, оттого притчевость сценарного наполнения противопоставлена реализму кинематографической коммуникации со всей этой грязью, болью и утраченными надеждами, но не всеми, само собой. Лишь Голландец кажется столь желанным компонентом утраченной гармонии, буквально растворяясь в густой зелени лесов или укрываясь сизым одеялом туманов. Религиозный, протестантский ли католический, аспект Стеллингом если и подразумевается, то вскользь, ненароком, поскольку основной движимой силой главного героя являются индивидуальные порывы, та самая беспрекословная самость. Внутреннее естество главного героя сопоставляется с суетой внешнего мира, драматургический конфликт кинофильма сводится не к столкновениям праведного Голландца с неправедниками (хоть это и так на уровне сюжета), но к попытке обретения созидательного существования между внешним и внутренним, усмирение их противоречивости.
Можно безо всякого сомнения назвать главного героя этой неторопливой, сюжетно остраненной кинопритчи, последним великим романтиком во Вселенной, который бросился вслед за мечтой, забывая лишь о том, что, по Новалису, "мы грезим о странствиях по вселенной; разве же не в нас вселенная? Глубин своего духа мы не ведаем. Внутрь идет таинственный путь. В нас или нигде — вечность с ее мирами, Прошедшее и Грядущее". Потому неизбежно Стеллинг подталкивает зрителя к мысли, что странствие героя "Летучего голландца" является обусловленным пресловутой феноменологией постижения собственного духа. Избегая тоталитарной власти над собой Танатоса, таким образом герой Рене Гротхофа осознает жизнь в себе, жизнь самого себя, не обладая никакими иными талантами, кроме как безнадежной смелостью и слепой красотой подвижничества, он становится обреченным на метафизическое, бессмертное бытие: не Богу равному, но богоосвященному. Это путь не от себя, но к самому себе, тем паче именно так легко можно разъяснить его неуязвимость, его преодоление законов смерти, ибо нет смерти для того, кто чист душой и кто ведом благостным познанием собственного сознания, смысла жизни и всех, кто его когда-либо окружал.

0
0
...
12 мая 2016
Фото kinomedved.livejournal.com
Фото kinomedved.livejournal.com
отзывы: 945
оценки: 965
рейтинг: 149
1

Ну вот эту вот поебень я уже решительно отказываюсь считать за хоть что-то значащую. Бля, Стеллинг так хорошо начинал (более чем многообещающие семидесятнические исторические его фильмы), интересно (не для меня, но объективно – пусть так) продолжил свой путь экспериментаторством на современную тематику – и вот, в девяносто пятом, снял расхуйнёвейшую хуйню. А я-то думал, что возвращение во столь зрелом возрасте к исторической тематике позволит снять Стеллингу действительный уже шедевр. Куда там – хуй всем вам. Вот оно, значит, как. Ибо «Ебучий» этот «Голландец» – настолько по-голливудская тягомотина, настолько неинтересная, вялая, безжизненная и с самого начала невыносимая, чё я едва ль не ебанулся, смотря ее. В таких случаях мне просто не хочется ничего говорить. Я бы и рад не подвергать самого себя постоянному риску такой резкой разочарованности, но тогда и ваще кино не стоит смотреть. А смотреть его – все-таки стоит. Только не это конкретное. Это конкретное голландское кино – хуже некуда. Прям как будто худшими недомейнстримными отбросами Голливуда объелся.

0
0
...
29 марта 2011