Киноафиша Москвы

Фильм «Карнавальная ночь»

(1956, СССР)

7.2
Кино: «Карнавальная ночь»

Новый год по-советски в компании Эльдара Рязанова и Людмилы Гурченко

В Доме культуры в разгаре подготовка к празднованию Нового года. Молодые энтузиасты во главе с Леной Крыловой, вопреки планам начальника Серафима Ивановича Огурцова провести полезное мероприятие, решают организовать по-настоящему веселый новогодний бал-карнавал.

Актеры

Режиссер фильма «Карнавальная ночь»

Умер в 2015 году в возрасте 88 лет Фильмов: 32

Наряду с Леонидом Гайдаем главный советский и российский комедиограф. Но, в отличие от коллеги, делал упор не на юмор и сатиру, а на тонкий лиризм — во многом благодаря сценариям, написанным в соавторстве с Эмилем Брагинским, за что снискал заслуженную любовь советской интеллигенции. Начиная с «Карнавальной ночи», которая стала хитом проката, Рязанов снял более десятка картин, на которых выросло не одно поколение зрителей: «Гусарская баллада», «Берегись автомобиля», «Старики-разбойники», «Невероятные приключения итальянцев в России», «Служебный роман», «Гараж».

Именно благодаря Рязанову в России каждый Новый год вся страна смотрит «Иронию судьбы, или С легким паром», а лирическая комедия «Вокзал для двоих» даже номинировалась на «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах. Впрочем, Рязанов снимал не только комедии: достаточно вспомнить экранизацию «Бесприданницы» Островского под названием «Жестокий романс», «О бедном гусаре замолвите слово», «Забытая мелодия для флейты», социальную перестроечную драму «Дорогая Елена Сергеевна» (1988). Герой Рязанова — типичный советский интеллигент, который оказался не нужен в 90-е. Новую Россию Рязанов встретил мощнейшим трагифарсом «Небеса обетованные», но после этого уже так и не смог повторить успеха прошлых фильмов.

Отзывы пользователей о фильме «Карнавальная ночь»

Фото Кузнецова Дарья
отзывы:
5
оценок:
5
рейтинг:
5
9

5 минут - 5 минут... Сколько воспоминаний связано с этим поистине гениальным фильмом? В нём есть всё - и новогодняя суматоха, и веселые шутки, и любовная завязка, и дружба, и улыбки, и качественная музыка, ну и конечно сатирический образ такого упрямого начальника Дома Культуры Огурцова, типичного советского чиновника, лишенного всякого творческого начала. Самый лучший сюжет для новогодней весёлой истории.
На мой взгяд, это лучшая роль Л.Гурченко, настолько милая девушка-активистка вызывает в душе кучу поразительно позитивных эмоций!!! Ну и лично для меня останется незабвенным образ бухгалтера Фёдора Петровича и его крики со сцены "ау-ау!". Комичность эльдаровских эпизодов поражает своей простотой и в то же время гениальностью. Очень добрая, новогодняя и весёлая комедия!

2
Фото Мандарин Большой
отзывы:
665
оценок:
740
рейтинг:
188
9

Вспомнился фееричный Новый Год. Я скучаю по праздникам. И я решила написать о новогоднем фильме "Карнавальная ночь", в котором блистает молодая Людмила Гурченко. Она - главный агитатор за то, чтоб "оторваться", а начальство не разрешает. Как сложится эта заваруха, я не буду говорить.
Быстрей бы лето!

1
Фото Мария Павлова
отзывы:
158
оценок:
169
рейтинг:
26
9

Молодая Гурченко, просто море искромётного и непошлого юмора, диалоги, растащенные на цитаты и поистине народные песни. Петь дифирамбы этому фильму можно бесконечно, но лучше взять и пересмотреть - сейчас самое время)

0
Фото Валентина  Заболотная
отзывы:
4
оценок:
6
рейтинг:
0
9

Фильм "Карнавальная ночь"- это позитивное воспитание хорошего вкуса и отличного настроения. После просмотра этого фильма хочется жить и работать. В душе раздается малиновый звон. Человеческая радость от увиденного безгранична, это своеобразный подарок судьбы, подарок на долгие-долгие годы. Фильм производит незабываемое впечатление на благодарного зрителя своей изумительной манерой подачи бюрократического искусства, как старого и прогнувшего. Фильм смотрю всегда с удовольствием, очень его люблю.

0
Фото Вовчик
отзывы:
57
оценок:
69
рейтинг:
186
1

В этом фильме, который вышел в 1956-м году, то есть в год хрущёвской десталинизации, которой многие радовались, и которая постфактум всё больше и больше обнажает своё зловещее содержание. В этот год вышел фильм, в котором главными героями были такие молодые советские люди, которые рвутся к празднику, к искреннему тёплому человеческому веселью, к танцам, к песням, к элементу необходимого во всем этом легкомыслия, словом ко всему тому, что является мягкой формой карнавала. В фильме Эльдара Рязанова, не случайно вышедшем в 1956-м году, есть идиот ретроград, который хочет, чтобы празднующий Новый год трудовой коллектив заслушал отчёт, чуть ли не с бухгалтерскими показателями. И есть тонкие умные молодые люди, которые понимают, как это всё глупо, и как надо просто расслабиться и попраздновать, и ничем себя не грузить, как потом было сказано: «Не грузи меня». Идиот показан красками такой жесточайшей комедийности, он высмеян, он туп, труслив, запрограммирован на прошлое, он смешон внешне, внутренне, по манере одеваться и по всему остальному. Такой идеальной антитезой ему, являются эти легкомысленные молодые люди, которые хотят только веселиться. И это так убедительно показано, что у всех возникает ощущение — ну надо же, такой идиотизм — зачитывать там отчёты в праздник, и так далее, и тому подобное. Но, простите меня, советские люди в предыдущие десятилетия, до 1956-го года, очень даже любили заслушивать в праздники отчёты, и потом веселились. А ещё они любили заслушивать в праздники доклады о международном положении. А ещё они любили заслушивать в праздники лекции на интересные темы. И тут Рязанов проходится и по этой теме: ретрограды навязывают празднику концепцию обсуждения жизни на Марсе, очень ключевой вопрос. Лектор, который должен это обсуждать, это известный такой комедийный актер, гротесковый, Филиппов, который к тому же пьян, он высмеян самым последним образом. Ну, скажите мне по-честному, вот вы видите что-нибудь плохое в том, чтобы в ходе праздника кто-нибудь что-то рассказал ярко, интересно, крупно, ключевую тему, там, предположим, проблему жизни в космосе, или, не знаю где ещё, или на какую-то другую тему, которая волнует людей? Почему это не может быть в принципе встроено в ткань праздника? Почему это должно противоречить балу, шампанскому, или, я не знаю там... песням?! Почему? Потому что вам показан пьяный идиот, которого, между прочим, спаивают, что тоже немаловажно. А если бы он был не идиот? Если бы он был тонок? Если бы его играл не артист Филиппов, а артист Смоктуновский, и он бы рассуждал духовным образом на эту тему? Яростно, интересно и одновременно тонко и празднично, то это тоже было бы невозможно?
Можно сказать, что это всё — сталинизм такой, когда заслушивают отчёты, или это — идиотический коммунизм, там... 20-е годы, лекции о международном положении, или это — наследие двадцатых годов, тридцатых и так далее... А что, крупные продвинутые американские корпорации на Новый год не заслушивают доклады с огромным пиететом? А японцы их не заслушивают?
Значит, то, что кажется очевидным — «только идиот может а, б, в — во время праздника...», в условиях, когда праздник — это всегда метафизическое событие, а Новый год — одно из главных метафизических событий.
Как именно Тютчев писал о Новом годе... Вот в этих условиях Рязанов берёт, противопоставляет одно другому, разрывает эту ткань именно в 1956-м году. И навязывает великому советскому миру лирико-интимно-душевную позицию, противопоставляемую позиции духа. Дух отупляется, оглупляется. Ведь дух — это необязательно какие-то там высшие нечто — «спиричуэл» и так далее. Это вот то, о чём я говорю, вот это всё общее, гражданское, державное оглупляется, выводится из праздничной жизни, противопоставляется празднику. Праздник насыщается чисто вот этим лирическо-интимно-..., таким легкомысленно-никаким началом.
Советский мир, — прошел этап вот такой накалённой духовности, революционной, потом классицизма сталинского, потом барокко, и потом она дошла до того, что «Я в синий троллейбус сажусь на ходу». Всё — только лирический мир, только вот это внутреннее, вот эта интимность, только всё это, только бы не было песен там «Не кочегары мы, не плотники», и так далее и тому подобное. Ни производственных, ни героических, никаких других, только вот это. Всё же героическое постепенно всё больше приобретало в условиях этого разрыва черты такой официальной государственной помпезности, вялой изнутри, носящей на себе черты такого гротеска и легкой уязвимости и всего остального.

0

Галерея