Выставки Москвы

Выставка Художники русского зарубежья. Марианна Веревкина, Москва

8

Муза и фон Явленского

Наградившая Явленского приставкой «фон» (баронесса ведь), Веревкина звезды с неба хватала пона­чалу — учитель Репин был ею весьма доволен, даже записал в конфидентки, — но в итоге имя себе так и не сделала. Хоть и у истоков постояла, но серьезного влияния на абстракцию (якобы сам Кандинский сделал первый абстрактный этюд по настоянию Марианны Владимировны), как и на немецкий экспрессионизм (основанное при участии Веревкиной в Мюнхене общество художников превратилось со временем в «Блауэ Райтер»), не оказала.

Место проведения

Третьяковская галерея на Крымском Валу
Авангард и соцреализм
В залах на Крымском Валу планировали разместить Государственную картинную галерею СССР — собрание искусства советского периода, а Третьяковка должна была оставаться музеем искусства досоветского. Но в 1985 году Государственную картинную галерею присоединили к Третьяковской — и помещение на Крымском перешло к Третьяковке. Большую часть этой площади обычно использовали под запасники, а экспозиции были сменными. В последнее время на двух этажах развернута постоянная выставка — «Искусство XX века». Для школьников работает мастерская.
телефон+7 (495) 957 07 27
адрес
ценаВход 200–500 р., для детей до 18 лет вход свободный. Доступно людям с ограниченной подвижностью
официальный сайт
входит в сетьТретьяковская галерея

Рецензия «Афиши» на выставку

Фото Константин Агунович
отзывы:
786
оценок:
173
рейтинг:
1020

Что значит — муза экспрессиониста

Веревкина лет пятнадцать назад обещала стать событием — на выставке в московском Манеже в 1996-м, спустя почти шестьдесят лет после смерти. То и дело на аукционах производит шум какая-нибудь вещь Веревкиной. Где-то там про Веревкину пишутся книги и снимаются фильмы, вот даже аллея в Мюнхене названа в ее честь — а на родине все никак. Не более биографии на журнальный разворот. У одних от Веревкиной спазмы, другие обходятся несколькими фразами — «повитуха абстракции», «повивальная бабка немецкого экспрессионизма»: эпитеты, которыми нынче награждают Веревкину, хоть от них перекосило бы и ее самое, — надо признать, они довольно точны. Там не только указание на склонность к сильным выражениям на грани дурновкусия плюс историческая роль Марианны Владимировны, у истоков постоявшей, но в итоге серьезного влияния на абстракцию (в свое время-де сам Кандинский сделал первый абстрактный этюд по настоянию Марианны Владимировны), как и на немецкий экспрессионизм (основанное при участии Веревкиной в Мюнхене общество художников пусть и превратилось со временем в «Блауэ Райтер»), не оказавшей. Во-первых, хороша в «повивальной бабке» «бабка»: когда она и Алексей Явленский сидели за соседними столиками с дадаистами в цюрихском «Одеоне», Марианне Владимировне было уже сильно под шестьдесят. И — за шестьдесят, когда она со страстью переживала финал длительного и фатального романа, расставание с многолетним протеже Явленским. («Если Явленский достигнет поставленной цели и станет художником, как было мною предусмотрено, значит, я достигла своей жизненной цели, моя жизнь не прошла напрасно» — это так было в начале романа; «я была уверена, что я могу создать что-либо гениальное другими руками, но теперь слишком поздно, слишком поздно» и «я искала другую часть себя в ком-то, я думала, что способна создать это и взрастить в Явлeнском, но я вижу свой предел и на се­годня ничего уже не могу сделать» — так было в конце.) Во-вторых, «повитуха». Повитуха на момент исполнения своих профессиональных обязанностей сама должна быть бесплодной («у нас был уже ребенок, наше искусство, потому что искусство Явленского — это мое создание»), асексуальной («я люблю только душу, я равнодушна к телам») и желательно вдовой — что и получилось после расставания с Явленским… То есть «повитуха» или «повивальная бабка» — это еще ничего. Другое дело — решить, незаурядная женщина или заурядный художник (застрявший между Гогеном и Мунком), жертва мужского шовинизма или та еще вздорная баба (гибрид Душечки с Попрыгуньей), дочь своего времени, как это называется, или экспрессионизм там и правда зашкаливал («Я запрыгал, как Марианна Владимировна по утрам перед ванной», — Игорь Грабарь, из писем).

6

Отзывы пользователей о выставке «Художники русского зарубежья. Марианна Веревкина»

Фото Ирина Сироткина
отзывы:
53
оценок:
53
рейтинг:
39
9

Весталка Верёвкина

Очень много сейчас в Москве интересных выставок, на все не поспеть. Но выставку Марианны Верёвкиной мне хотелось увидеть – еще и потому, что в наших музеях нет ни одной работы художницы. Marianne von Werefkin – как она подписывалась большую часть своей проведенной за границей жизни – родилась за год до отмены крепостного права в семье тульского губернатора. В 14 лет она начала зарисовывать свои видения и всю жизнь любила «вещи, которых нет». Может, потому, что вещи, ее окружавшие, любить было трудно? Наверное, живопись она тоже сначала невзлюбила. Уже учась у Репина, Марианна умудрилась (по Фрейду?) прострелить себе правую руку. Научилась писать левой рукой, как Рембрандт – подбадривал ее Репин. Когда ее папаша стал комендантом Петропавловской крепости, Марианна устроила в их казенной квартире салон. Рядом с казематами шли дискуссии о современном искусстве, в которых участвовал и Алексей Явленский. Он на десятилетия сделался ее другом, учеником, возлюбленным, ребенком, спутником. На полагавшуюся ей после смерти отца пенсию парочка отправилась в Мюнхен, чтобы учить Явленского новым тенденциям в живописи (сама Марианна на десять лет прекратила писать). Они спали в одной кровати, но Марианна оставалась девственницей – настояв на том, чтобы соединяться только в духе. Между ними, как меч между Тристаном и Изольдой, лежало их искусство. Тем временем Явленский прижил ребенка от их горничной. Стремясь вынести свою жизнь за пределы обыкновенного, Марианна мучилась сама и, наверное, мучила других. Но таким было всё её поколение – самое дерзкое, творческое, экспериментальное и трагическое. Кажется, сама Марианна на всю жизнь выбрала себе роль весталки. «Быть художником, – говорила она, – не значит уметь комбинировать линии и краски.., а иметь мир внутри себя с собственными формами, чтобы этот мир выразить». Что ей блестяще и удалось. Её мир прекрасен своей магией и цветом. Она говорила: «краска – это объем». Я бы добавила: краска – это эмоция. На ее картине «Вихрь любви» – обнимающиеся парочки и одинокая женская фигура, от которой исходит сияние. «Это я, вне страсти» – комментировала художница. Мне же она, напротив, кажется самой страстной из всех своих персонажей – человеком, прожившим до конца свою любовь к «вещам, которых нет».

3
Фото Ира Щелкунова
отзывы:
11
оценок:
94
рейтинг:
8
7

Сходить нужно хотя бы ради потрясающего портрета Л.Н.Андреева Репина. Да и в целом
коллекция подобрана более, чем достойная.

0

Галерея

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить