Выставки Москвы

Выставка Лучано Вентроне (Италия), Санкт-Петербург
Мраморный дворец, 17 июня – 16 августа 2010, Санкт-Петербург

7.1

Место проведения

Мраморный дворец

Мраморный дворец

8.1
Искусство последних десятилетий под эгидой Русского музея
Во дворце, спроектированном классицистом Антонио Ринальди для фаворита Екатерины II графа Орлова, сегодня Русский музей делает свои выставки искусства конца XX — начала XXI века. Конечно, здесь можно разглядеть исторические интерьеры с наборным паркетом и витиеватой лепниной, но часть залов — это белый куб, где выигрышно смотрятся живопись Роя Лихтенштейна, Ильи Кабакова или скульптуры Класа Ольдернбурга и Гриши Брускина. Почти все они появились здесь благодаря коллекционерам Петеру и Ирене Людвиг: в 1994-м они подарили часть своего собрания Русскому музею.
телефон+7 (812) 595 42 48
адрес
ценаВход 100–300 р., для детей до 16 лет вход свободный
официальный сайт
входит в сетьРусский музей

Галерея

Отзывы пользователей о выставке «Лучано Вентроне (Италия)»

Фото Елена Лунина
отзывы:
3
оценок:
3
рейтинг:
6
7

Если Вы поклонник искусства, которое выглядит "как фотография" - творчество Лучано Вентроне для Вас. Деятельности этого художника-гиперреалиста приписывают некую архаичность и благородную "родословную" от легендарного Зевксиса с его виноградом до Караваджо, основоположника современной реалистичной живописи. И это не удивительно, ведь стремление опереться на авторитеты прошлого часто возникает, как необходимость оправдать новое, ценность которого вызывает сомнения. Но давайте будем объективны – искусство никогда ранее не ставило перед собой задачу беспристрастно фиксировать окружающую действительность. Напротив, искусство, даже реалистичное, всегда пристрастно. Оно отражает не реальный мир, а наше, постоянно меняющееся, видение и восприятие этого мира. Все заблуждения и невероятные взлеты человеческой мысли запечатлены в глобальном художественном наследии разных стран и эпох и ни в одной из них мы не встречаем беспристрастности. Художнику прошлого свойственно одухотворять все, что попадает в сферу его внимания, и чем дальше от нас это прошлое, тем в большей степени художник подчиняет реальность собственному духовному восприятию окружающего мира. Поэтому, возникшее в XVII веке, реалистичное искусство преследовало, конечно, более масштабные задачи, нежели механическое копирование явлений действительности, реализм воспроизведения был скорее следствием нежели причиной, а само это понятие заключало в себе, в большей степени, отход от идеализированности, обращение к повседневности, «исторической» реальности как таковой без прикрас и купюр. Караваджо впервые за много столетий спустил нас с небес на землю, заставил вглядеться в лица своих современников, зачастую не носящие отпечатка глубокой духовности, людей из низов общества, которые становились в его картинах персонажами библейских историй. В сущности, переворот Караваджо в живописи имеет прецедент в прошлом, нечто подобное уже совершил Джотто, и речь, конечно, не о банальной натуралистичности, но об экспрессии и страсти. Искусство Караваджо рождалось в пучине страстей, в то время как одна из отличительных черт гиперреализма – беспристрастность, внеэмоциональное воспроизведение действительности, свойственное скорое фотографии. Это она наравне с достоинствами объекта безжалостно вытаскивает на всеобщее обозрение так же и его недостатки, но не ради какой либо идеи, а в силу «неразборчивости» технологии, не возможности расставить акценты, это качество и путают сейчас с понятием традиционного реализма. Именно «технологичность» - основа гиперреализма, и это в большей степени роднит его с другими формами искусства, нежели с реализмом в классическом смысле слова. В связи с этим попытка провести параллель между творчеством Вентроне и Караваджо на основе одного единственного натюрморта выглядит не только не вполне состоятельной, но и полной противоречий. Как мы видим в дальнейшем, развитие реализма вовсе не идет по пути к механизации творческого акта, напротив, в нем все более обостряется моральная сторона (взять хоть русских передвижников). Гиперреализм отрицает саму суть реалистичного искусства и ищет родства с ним на почве чисто внешнего сходства, что было бы только симуляцией без новых идейных вливаний, которые, по мнению критиков, Вентроне находит в «метафизическом» направлении, непродолжительное время господствовавшем в итальянском искусстве во втором десятилетии XX века.

Но сравнивая творчество Вентроне с наследием «метафизических» художников мы не находим точек соприкосновения. Точнее, это соприкосновение есть, но оно, так же, как в случае с реалистичным искусством Караваджо, существует в весьма неубедительной форме. Художники-«метафизики» вовсе не изображали объекты живой природы, в их картинах вы не встретите ни яблок, ни персиков, их в большей степени волновало неживое, рукотворное, то, что можно было перемешать до полной потери логических связей между объектами. В художественном наследии прошлого, в этом стремлении упорядочить окружающий мир и сделать его носителем духовной жизни человека, «метафизики» видели слепую веру в иллюзию и пытались преодолеть ее, ломая общепринятые установки и создавая новые, в которых обнажали бытие вещи как таковой, без многовековых смысловых наслоений. Никакой подобной мысли не прослеживается в натюрмортах Вентроне, напротив, родная и понятная нам иллюзия господствует в его картинах. Не стану отрицать, что желание художника помещать свои вазы с фруктами на безжизненный локальный фон (серый или черный) наводит зрителя на размышления о какой-то особой форме бытия этих натюрмортов, мимолетной, тленной и в тоже время существующей вне времени. Кроме того, реалистичное воспроизведение объектов - одна из черт «метафизической» живописи, которая, впрочем, не стремилась к фотографической точности. Но вместе с тем, идея, ради которой используются эти стилистические «инструменты» в картинах Вентроне принципиально другая. Не смотря на то, что его натюрморты выделены из привычной среды (в духе «метафизической» живописи) и лишены пространства, по своему характеру они не противоречат нашему восприятию реальности, скорее напротив, стремятся ввести нас в еще большее заблуждение, претендуют на качество тактильности.

Тактильность - еще один миф о картинах Вентроне. Для итальянских художников всегда имело большое значение великое художественное наследие их страны, поэтому часто они склонны объяснять свое творчество преемственностью старых традиций. В этом отношении, родись Вентроне не в Италии, а в Голландии эта самая преемственность казалась бы куда более убедительной. Потому как все, что можно было сказать о тактильности, уже было сказано в голландском натюрморте XVII века. В то время, когда в итальянском искусстве бушевала страсть и исступление, в Голландии впервые в искусство вошла обыкновенная, повседневная жизнь. Там не было ни королей, ни пап, она была республикой, и, следовательно, голландские художники не могли рассчитывать на крупные заказы и покровительство влиятельных особ, они работали на рынок. Почти все зажиточные горожане того времени покупали картины и вешали их у себя дома, стоили они не дорого и в них, как во всяком товаре, ценили «добротность выделки» - качество, которое сегодня, бесспорно, роднит Вентроне с голландским натюрмортом. Стремление голландцев к материальному благополучию и почти религиозное поклонение вещам нашло отражение в искусстве, именно тогда художник обратил пристальное внимание на звонкость и прозрачность стекла, холодность металла, бархатистость персиков, пушистость ковров, которыми любили украшать столы. В то время тщательность воспроизведения фактур разных объектов оказывала сильное влияние на зрителя, живопись возбуждала осязание. Но в XX веке, веке фотографии и цифровых технологий, мы уже не можем говорить о тактильности в живописи, потому, что мы не чувствуем ее, мы считываем реалистичное изображение, как фотографию и оно для нас не более как источник информации об объекте. Во многом препятствует нашей осязательности и техника живописи Вентроне, если в голландском натюрморте XVII века широко применялись разнообразные приемы работы с фактурой – лессировки и точечные удары кистью, то у Вентроне едва ли можно разглядеть мазки краски. В связи с этим, характеристика живописи Вентроне как тактильность изображения, когда кажется «протяни руку - и дотронешься до нарисованных предметов», выглядит не более чем оценочным штампом, имеющим мало общего с реальным зрительным восприятием.

Что же можно сказать о творчестве Вентроне в свете рассмотренных сравнений? В идейном смысле, конечно, не приходится говорить ни и какой преемственности старых традиций, кроме поверхностных заимствований, которые в большей степени призваны объяснить уже имеющийся факт, нежели являются продуктом переосмысления предшествующих достижений. Подобное беспристрастное искусство могло зародиться лишь в наш рациональный век, все, что так недавно было до предела символизировано и одухотворено, сегодня тиражируется с безучастностью Маринера, фотографирующего поверхность Марса. Поставив под сомнение все переадресации к признанным мастерам прошлого, мы увидим в искусстве Вентроне значительное влияние поп-арта и рекламы. Отсутствие реализма в традиционном значении, связи с идеями «метафизических» художников и Джорджио Моранди, с которым мнимое родство Вентроне исчерпывается не более как работой в том же жанре, обнажает перед нами аппетитную картинку с бутылки фруктового йогурта. Особенно очевидна несостоятельность философии Вентроне в его изображениях женщин и морских видов, где салонный характер картин буквально бьет в глаза, и его уже, при всем старании, трудно объяснить благородными мотивами. Разнообразные поэтические названия, которые художник придумывает своим однообразным натюрмортам, находят отклик в сердцах некоторых критиков, которые видят в его творчестве реализацию душевных настроений, единство с природой или даже скрытые значения, в действительности же возбуждают веские подозрения в неискренности.

Я не стану утверждать, что творчество Вентроне не заслуживает внимания или не является настоящим искусством, ведь искусство возникает при взаимодействии двух элементов – духовной культуры, господствующей в ту или иную эпоху и личного мировоззрения художника. Быть может спустя столетия он станет одним из самых дорогостоящих художников, который как никто другой глубоко написал красивую этикетку нашей пустой жизни.

Фото Юлиана
отзывы:
4
оценок:
4
рейтинг:
0
9

Изначально, когда я захожу в выставочный зал, я читаю рецензию. В Мраморный я шла на «рекламный плакат России 1900-20 г, и об этой выставке ничего не знала, поэтому тем более было интересно прочитать перед началом просмотра. Интерес разыгрался не на шутку, когда я дошла до строк: «Лучано Ветроне, как он сам говорит, пишет параллельный мир». После этого я развернулась от доски и стала лицезреть, что же вокруг развешано.
Первая картина. Натюрморт. С черешней. А названо как то по особенному. Далее апельсины, мандарины, и др. сласти. Казалось, что это просто картинки, ничего особенного. Но далее….Мне становилось не по себе…Во-первых, Как было сказано ранее, это не фото, а живопись, а выглядит чрезмерно сочно и ровно для живописи. Затем, разрезанные гранаты…казались мне внутренностями человеческого желудка и все, Что с ним рядом находится, дыни, словно женское лоно без ребенка и воды, а персики с выпирающей косточкой…что-то в общем мне стало совсем не по себе.
Есть ещё несколько картин – нагих дам, моря, неба. По поводу неба. В первый раз, пройдя по залу, я постояло возле картины минуту, потом пройдя всю выставку, я вернулась к небу. Долго у неё пробыла, и, казались мне облака объемными, словно я сейчас в них провалюсь…Не удивилась я этому, когда заметила название картины «Иллюзорная галлюцинация».
Стоит сходить!

Фото STELA
отзывы:
25
оценок:
376
рейтинг:
13
9

Советую посмотреть выставку !! Художник пишет по старинке на холсте масляными красками и то,что видит. .Создаётся впечатление,что это фотографии и всё же это отличается от фотографии.Все картины написанные ,до иллюзии достоверны..))) Впечатляет ,не пожалеете !!!

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить