Выставки Москвы

Выставка Петр Кончаловский, Санкт-Петербург
Русский музей, 27 марта – 27 июня 2010, Санкт-Петербург

6.2

Апологет изобильных натюрмортов в эпоху победившего социализма

Место проведения

Русский музей

Русский музей

8.0
Крупнейшее собрание русского искусства, от домонгольских икон до авангарда
Крупнейшее собрание русского искусства — от древних икон до живописи конца XIX века — хранится в построенном архитектором Карлом Росси дворце Михаила Павловича (младшего брата Александра I). Самые крупные залы отведены художникам Императорской академии художеств первой половины XIX века, поменьше — картинам передвижников, Ильи Репина, Василия Сурикова и остальных. Собрание символистов и художников русского авангарда, которым гордится Русский, выставлено в пристройке Михайловского дворца — Корпусе Бенуа. В нее можно попасть как из основного здания (продолжая движение), так и через отдельный вход с канала Грибоедова.
телефон+7 (812) 314 34 48
адрес
ценаВход 70–350 р., для детей до 18 лет вход свободный
официальный сайт
входит в сетьРусский музей

Рецензия «Афиши» на выставку

Фото Константин Агунович
отзывы:
786
оценок:
173
рейтинг:
1020

Человек, который принял свою жену за папу

Уже привычно возмущение: блин, опять не дадут Кончаловского. То есть дать-то дадут — уж от кого ждать Кончаловского, если не от Фонда Кончаловского, — но снова и снова возникают какие-нибудь помехи, что мешают отнестись к Пет­ру Петровичу собственно как к живописцу. «Некоторым кажется, что я пишу чересчур много в ущерб самому себе. Это неверно. Я пишу много просто потому, что ничем другим не занят, кроме живописи», — а нам, тем не менее, приходится постоянно иметь дело с кучей разных привходящих обстоятельств истории и биографии. Кончаловский сперва представляется как прежде всего прото- или недоавангардист, экс-бубновый валет, что предосудительно; затем наступают времена, когда «протоавангардист» — это становится уже хорошо; затем вечно жирная «Сирень» из учебника начинает застить глаза — «что, и это тоже Кон­чаловский, экс бубновый валет и прочее?». Да, и это тоже. Главная помеха нынче, как ни обидно, это целое семейство тоже-Кончаловских, непросто-Кончаловских, где как на подбор один брудастее и фигуристее другого («Так который у нас Кончаловский, тот самый?» — «Нет, его дедушка»), — так что даже любопытно становится, принимал во внимание расчетливый Петр Петрович еще и такую аберрацию. Семья — это было, конечно, важно всегда, важней только живопись, но и та с матримониальными делами так переплелась, что невозможно будет сказать ни сейчас, ни когда бы то ни было, где прекращаются биологические функции и начинаются чисто творческие. Потому что «ничем не занят, кроме живописи», на деле оказывается гораздо серьезней, честнее, чем звучит; искусство побеждает жизнь порой самым причудливым образом — становится понят­но, когда самый наинезависимейший живописец предъявляет свою живопись на суд своей жене. Та говорит да, и живопись остается. А говорит нет, то холст стирается, перекрашивается, а в особо экспрессивных случаях даже идет под нож; жена — дочь Сурикова, но чего больше в этом факте, искусства или жизни? Кончаловский, с которым мы теперь имеем дело — пытаемся иметь, — это кто? Зять Сурикова, тесть Михалкова, дед понятно кого, Кончаловский «Сирени» из учебника или экс бубновый валет, формалист, низкопоклонец, представитель «капиталистического искусства наслажденческого периода», как это объяснялось в музейных табличках в первые годы после революции, гедонист и стоик ра­зом, — или кто он, наконец?

0

Отзывы пользователей о выставке «Петр Кончаловский»

Фото Yuri Jakor
отзывы:
125
оценок:
987
рейтинг:
79
5

Смотреть выставку Кончаловского очень тяжело, он слишком разный, он слишком легко поддается чужим влияниям. Вот тут позаимствовано у Сезанна, там Ван Гог, а здесь уже советский реализм...
Смотреть Кончаловского тяжело потому, что у него слишком известная для русской культуры фамилия и хочешь не хочешь, но ты вспоминаешь, то про Андрона, а то ни к ночи будь памянут про Никиту.
Смотреть Кончаловского тяжело, потому что его "Сирень" или "Портрет А.Н. Толстого у меня в гостях"(написанный, кстати, в 1941 году, а тут такой стол) съелась в наше сознание почище диалектического материализма.
Но смотреть выставку Кончаловского надо ведь в нем как в зеркале отразилась практически вся русско-советская живопись первой половины века...А нормальной экспозии по этой теме в Петербурге не было никогда (это вам не Третьяковка с отдельным зданием для 20 века). Кстати, именно Третьяковка дала нам на время большинство полотен заметно оголив свою коллекцию. Но ничего выставка скоро перекочует к ним...
А моя любимая картина на выставке это портрет Мейерхольда с замечательным фокстерьером в ногах...

0
Фото Мария Смолина
отзывы:
98
оценок:
127
рейтинг:
78
9

Я, наверное, эмоционально черствое существо, но из двух ярких выставок Русского музея - Левитана и Кончаловского, мне намного интереснее оказалась вторая.

Кончаловский был более ярок, активен, его было много. руки хотелось поотрывать тем, кто развесил одни из лучших его картин - по лестнице, так и не дав их толком посмотреть. Хотя каноническая сирень из всех учебников - интересна только специалистам ("анатомия цветка в живописи так же сложна, а, может быть, даже сложнее анатомии человека" (с)). Он до-авангардист, он неоавангардист, он авангардист, он "ничес не занят, кроме живописи" - но при этом судьбу картин решает жена - дочь Сурикова, если говорит нет - является палачом полотна. Гуляя по залам и наблюдая каноническую смену и трансформацию стилей - мне безумно хотелось в стиле Воланда достать из камина (а, скорее, из перегрунтовки) те самые "нет"-картины. И узнать, почему же на них было поставлено суровое вето...

0

Галерея