Выставки Москвы

Выставка Юрий Злотников, Санкт-Петербург
Мраморный дворец, 19 июня – 19 августа 2008, Санкт-Петербург

5.3

Старейший отечественный абстракционист.

Место проведения

Мраморный дворец

Мраморный дворец

8.1
Искусство последних десятилетий под эгидой Русского музея
Во дворце, спроектированном классицистом Антонио Ринальди для фаворита Екатерины II графа Орлова, сегодня Русский музей делает свои выставки искусства конца XX — начала XXI века. Конечно, здесь можно разглядеть исторические интерьеры с наборным паркетом и витиеватой лепниной, но часть залов — это белый куб, где выигрышно смотрятся живопись Роя Лихтенштейна, Ильи Кабакова или скульптуры Класа Ольдернбурга и Гриши Брускина. Почти все они появились здесь благодаря коллекционерам Петеру и Ирене Людвиг: в 1994-м они подарили часть своего собрания Русскому музею.
телефон+7 (812) 595 42 48
адрес
ценаВход 100–300 р., для детей до 16 лет вход свободный
официальный сайт
входит в сетьРусский музей

Рецензия «Афиши» на выставку

Фото Константин Агунович
отзывы:
786
оценок:
173
рейтинг:
1020
7

Когда Русский музей издавал двухтомный каталог «Абстракция в России. ХХ век», то на супере первого тома был Кандинский, а на втором как раз Злотников — это следует напомнить, чтобы дать примерное представление не только о значении, но и о месте Юрия Савельевича в истории русского модернизма: именно в начале второго тома. Злотниковский «Счетчик Гейгера» практически открывает послевоенный период в этой истории, которая, казалось, была ведь намертво прекращена в 1930-е. Кандинский — и Злотников; Злотникову должно льстить такое сопоставление, тем более что это любимый его Кандинский; в самом деле, есть сходство в органичности постепенного распредмечивания фигуратива, происходившего с живописью у них обоих, только с разницей в полвека. Нетрудно заметить моменты московских уличных зарисовок конца 1950-х, сценок в метро, в злотниковских абстракциях начала 1960-х: будто человеческую массу, почти потерявшую контуры отдельных своих элементов, подгребают уже совсем абстрактные веник с совком, что раньше были улицей или эскалатором. Ровно то же с пейзажами Кандинского конца 1900-х, которые в начале 1910-х станут «композициями» и «импровизациями»… А спустя пятьдесят лет приходилось начинать опять все сначала, изобретать практически с нуля, ведь почти полный был информационный вакуум. Кстати, еще можно про Злотникова сказать, что он не только абстракционист-самоделкин, но и в первых как бы перформансах принимал участие, хотя и слова-то такого не знали: это когда они с приятелем Владимиром Слепяном одновременно рисовали на полупрозрачной бумаге с обеих сторон. Во всех смыслах слова самопальный вариант action painting Слепян развивал и дальше, рисуя чем-то вроде собственноручно изготовленного огнемета, и позже, когда эмигрировал во Францию и там на Елисейских Полях разбрызгивал по-поллоковски краску на многометровых рулонах бумаги…

А Злотников остался — и оказался практически в одиночестве, поскольку занимал независимую позицию в отношении не только власти и официального искусства, но и андеграунда тоже. И теперь, когда речь заходит о Юрии Савельевиче, то обязательно, едва только будет упомянуто его первооткрывательство, «Счетчик Гейгера» или «Сигнальная система», — обязательно вспомнят, что в общении Злотников все-таки человек невыносимый. Абсолютнейший брюзга: чего не коснись, все не так, — задай только тему, и это незатыкаемое брюзжание длится буквально часами. Бывает, ворчливость и упрямую злотниковскую несговорчивость вспоминают и до абстракции, вот как четыре года назад, когда ретроспективу Злотникова открывали в Третьяковской галерее на Крымском Валу: тогдашний начальник со злотниковского характера и начал свой спич на вернисаже; ну ничего, его вскоре уволили; Злотников тут, разумеется, ни при чем, но эта история, наверное, может послужить иллюстрацией к стратегии «поживем — увидим».

И главное, он всегда оказывается прав. Не сказать — по-своему прав; нет, прав как-то абсолютно. Его искусство, как и его суждения об искусстве, лишены восторженного придыхания и мистического, часто фальшивого, восторга. Вот как его «Сигнальная система» — серия в тыщу примерно листов, где только разноцветные кружочки, пятнышки, линии располагаются по листу (своего рода психофизиологический тест, исследование восприятия и зрительских реакций; Злотников работал над этой серией, параллельно проверяя результаты на кардиограмме), — как «Сигнальная система» лишена какой бы то ни было литературности, которая могла бы отвлечь чистое восприятие в сторону кухонного трепа ни о чем. То есть абстракция — весьма конкретная вещь; как Злотников говорит, рентген для твоих интеллектуальных способностей — вернее, способностей не включать интеллект, где не след; проверка на вшивость.

Отзывы пользователей о выставке «Юрий Злотников»

Фото Роман Ос(ь)минкин
отзывы:
56
оценок:
58
рейтинг:
13
7

“Для меня искусство - прежде всего исследование. Ренуар как-то сказал замечательную фразу: произведение должно быть на той стадии, когда его хочется продолжить. То есть ненормативно”.
Потенциал этой ненормативности Юрий Савельевич Злотников узрел в абстрактном искусстве. Явившись пионером русской послевоенной абстракции, он фактически изобрел её заново. Хотя одна точка отсчета у него все-таки была – это любимый им Кандинский со своими «законами внутренней необходимости». Как и Кандинский, Злотников постепенно уходил от фигуративности в поисках идеального пространства и формы. В то время как одни художники создавали квази-реальности соц-реализма, а другие искали свободу в глубинах метафизического, Злотников занял позицию некоего люфта, зазора между официальным и неподцензурным искусством. "Моими друзьями были не художники, а математики, философы, кибернетики и психофизиологии". Его влекла техническая эстетика, и он искренне верил, что искусство должно менять материальную среду. Поэтому и утроился работать художником-дизайнером на ВДНХ.
Системообразующим в творчестве Злотникова стал графический цикл «Сигнальная система», состоящий из сотен листов, на которых только разноцветные кружочки, пятнышки и линии. Никакой иррациональной эмоции – лишь вдумчивый анализ поэта-технократа. Своего рода исследование механизмов реакции субъекта на цвет и форму.
“Абстракция – это рентген на интеллектуальные способности. Язык, проверяющий на вшивость”. За своими снимками рентгена Злотникова можно прийти в Мраморный дворец.

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить