Выставки Москвы

Выставка Владимир Стерлигов, Москва
Проун, 28 марта – 20 апреля 2008

7.7

Графические работы ученика Казимира Малевича.

Место проведения

Проун

Проун

7.5
телефон+7 (495) 916 09 00
адрес
ценаВход 50–100 р.
официальный сайт

Галерея

Рецензия «Афиши» на выставку

Фото Александра Рудык
отзывы:
469
оценок:
213
рейтинг:
583
9

В «Винзаводе» — с его перформансами, рок-концертами и толпами модных ребят — галерея Марины Лошак «Проун» выглядит вдвойне странно. Это абсолютно музейное пространство со своей продуманной политикой, не интересующееся ничем актуальным. Помимо праздношатающихся модников сюда ходит интеллигенция с деньгами, коллекционеры со стажем, искусствоведы с лупами и записными книжками. Последним всегда есть о чем поговорить. Смотри, вон тот Малевич на левой стенке атрибутирован неверно, на самом деле это его ученица Анна Лепорская. Да нет же, я занимаюсь ГИНХУКом миллион лет и точно могу сказать — Казимир Северинович. А этот графический лист еще в 80-х был почти у меня в руках, но я его по глупости упустил, его перекупил N. Такие разговоры в «Проуне» не редкость, галерея занимается кругом Малевича, а знатоков этого дела в Москве предостаточно.

Новая выставка — 60 уникальных графических листов Владимира Стерлигова (1904–1973), сумевшего пронести супрематические идеи аж до 70-х. Стерлигов родился в Варшаве, учился в московской гимназии, служил в воздушном флоте, был практикантом ГИНХУКа и, естественно, учеником Малевича, работал как писатель и художник для ленинградских детских журналов «Чиж» и «Еж», а в 60-х создал теорию чаше-купольного пространства, которую впоследствии преподавал уже своим собственным ученикам. По точно датированной легенде, 17 апреля 1960 года уже немолодой Стерлигов отправился рисовать на Крестовский остров, где на него снизошло озарение. Вдруг он увидел чашу неба и земли, моментально их зарисовал, назвал свой рисунок «Первая бабочка» и понял, что открыл новый художественный мир.

«Я учился у Малевича, и после квадрата я поставил чашу. Как идея — это открытая чаша. Это кривая мира, она никогда не кончится». Наследник кубизма и супрематизма, Стерлигов пришел к неевклидовой, сферической трактовке пространства, из которой и вышли его последующие работы.

Выставка в «Проуне» называется «Цирк, полный искусствоведов». Стерлигов был близок к обэриутам — Хармсу, Введенскому, Заболоцкому — не только потому, что в те же годы и в тех же журналах печатал стихи для детей, но и тем, что пытался найти идеальное пространство, новые небо и землю (каковые поиски увенчались чаше-купольной системой). Довоенные листы — привет Малевичу; плоские безликие циркачи свободно парят в пространстве в виде множества карандашных распятий. Поздние работы иные: уйдя от графического супрематизма, Стерлигов перешел в мир метафор. Арена-полусфера — идеальное пространство, цирк — универсальная метафора мира со смещенными формами и странными героями, похожими на кукол. Особо показательны два листа, вырванные из «Книги и революции». Поверх идеологического памфлета нарисованы цирковая арена и купол, вспарывающие абсурд текста.

Марина Лошак в очередной раз доказала, что среди полчища однотипных последователей Малевича можно найти удивительных, главное — чтобы их произведений хватило надолго, иначе придется выставлять актуальное искусство, и особенная, ни на что не похожая галерея превратится в реальный цирк, полный искусствоведов.

Отзывы пользователей о выставке «Владимир Стерлигов»

Фото Женя Шавард
отзывы:
4
оценок:
11
рейтинг:
3
7

Владимир Стерглигов, третья персональная выставка, крошечная галерея «Элизиум». ГИНХУКовец? Супрематист? Обэриут? Экспериментатор? Больше полувека живописи и рисунка, и на выставке – уникальное собрание наследницы.
Здесь книжная графика, вот пейзажи, там коллажи. Художник поразительно разный! Палитра учителей, фон времени. И через целый век – свое лицо, самобытность, глубина.
Лицо! Оно глядит со всех стен. Порой и по другую сторону листа, но взгляд – взгляд откуда-то «из», или сквозь что-то - даже в названиях работ: «Жизнь внутри бутылки», «взор из пространства мира». Огромное око коллажа как хлебниковское: «Так на холсте каких-то соответствий вне протяжения жило Лицо». Графическая серия «Разговор с Пикассо» - это тоже разработка темы лика: теперь разъятого, разложенного на плоскости, но гораздо нежнее, сокровеннее, чем у прославленного собеседника. Геометрия податливая пропускает сквозь себя предметы, травы, запросто оборачиваясь летной мебиуса. «Не пишу шкатулку, пишу проблему», - говорил Стерлигов. И особая нить – его лики христианства: Елеуса, намеченная бледно-лимонным на «Портрете Оли», прикрывший веки перед трехсвечниками юноша.
Художник легко входит и в космогонию обэриутского мир: радостное и странное - «Лук вырос!» И вот уже его человечек с тремя сферами вместо головы жмет руку чудакам-друзьям Хармсу, Введенского, Вагинову. Близко отсюда и до самых удивительных его акварелей: чуть отстраненные, светлые листы, где явен карандашный эскиз, где плавают в теплом немногословном воздухе горы, верхушки дерев и все то, что привидится здесь зрителю, как в игре «на что похоже это облако» (в голове отвечают слова Осипа Эмильевича: «Я видел озеро, стоящее отвесно»).
Акварельный мир одним дуновением переворачивается, опрокидывается чашей вверх – вот стерглиговская «чашно-купольная система». Пастельные, воздушные, проницаемые тона наполняют упругие листья, из которых кроится легкая вселенная. Упругие дуги горизонтов, плодов, сосудов, парящих в голубизне – только один из многих миров Стерлигова, но самый чарующий. «Прямое – разделение, кривое – соединение его». В чашно-купольной системе слились все уроки учителей и сотоварищей: Малевича, Пикассо, Матюшина, жены Т. Н. Глебовой, которая в свою очередь была ученицей Филонова. От ГИНХУКе взято чувство контраста, безвесия; у Матюшина - "расширенное смотрение", планетарное ощущение природы. В предмете уже нет необходимости – (вступают реплики авангардистов) – всё вписывается в чашу (чем не евхаристическая метафора, пусть и подспудная): вот чаша «Правой стороны мира», а вот «Левой»…

Подытожить это видение, представленное в «Элизиуме», сложно. Разве что ответом поэзии – на поэзию:

Великие метаморфические силы
Присутствуют в предметах странной формы.
Их тайное прикосновение еще не ощущает наблюдатель
В своем невидимом жилище с красной крышей,
Разглядывая небо в телескопы.

Но незначительны оптические средства,
Все превращения безмолвно протекают.
.................................
Да сократится расстояние меж нами,
Шаги могущества я слышу в вашем шаге.

И твердь простерла свой покров над лугом -
Через него меня никто не видит.

Николай Олейников. Фрагменты. 1935-1937

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить