Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Губкин
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Кызыл
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Выставка

AES. АЕS+F

Средняя оценка: 3.4 из 5

Голосов: 7

Проголосовать
Выставка закончилась

Группа АЕС+Ф. Совместно с галереей «Триумф». Живопись

Рецензия «Афиши»

Оценка: 4 из 5
Спасибо! 5

Константин Агунович

785 рецензий · 173 оценки · 1016 спасибо

Пророчество номер один обнаружилось во время одного какого-то репортажа 11 сентября 2001 года. Башни ВТЦ уже рухнули, массмедиа упивались зрелищем еще и еще, и появлялись какие-то другие съемки, по-разному свидетельствующие о значительности этого дня. И был среди них какой-то репортаж из пустого офиса на Манхэттене. Компьютеры, брошенные сотрудниками, продолжали работать — и на десктопах висела картинка с аесовской статуей Свободы, укрытой паранджой, из «Исламского проекта».... Показать полностью

Пророчество номер один обнаружилось во время одного какого-то репортажа 11 сентября 2001 года. Башни ВТЦ уже рухнули, массмедиа упивались зрелищем еще и еще, и появлялись какие-то другие съемки, по-разному свидетельствующие о значительности этого дня. И был среди них какой-то репортаж из пустого офиса на Манхэттене. Компьютеры, брошенные сотрудниками, продолжали работать — и на десктопах висела картинка с аесовской статуей Свободы, укрытой паранджой, из «Исламского проекта». Кто-то, видимо, разослал картинку, надыбав ее в сети, и все, кто получил ее, счел, что это и есть нужный символ происходящего. «Исламскому проекту» к тому моменту было пять лет, проект был достаточно раскручен, что называется, на слуху — но то, что он настолько известен, для АЕСов стало новостью. Все, что происходило с ним до и после, — открытки с картинками из «Исламского проекта», анонимно изданные где-то в Мексике, бесчисленные репродукции в интернете, — все это не так впечатляло. Благодаря «Исламскому проекту», что перед тем воспринимался главным образом как неприличная шутка, неполиткорректная провокация, АЕСы оказались знаменитостями. «Вы представить не можете, — писал им некий профессор из Беркли, наблюдавший почему-то вдруг за судьбой «Исламского проекта», — в каких разноречивых контекстах встречается ваше произведение». Фотомонтажи, где минареты оказывались внедрены в традиционную застройку Нью-Йорка, Парижа, Берлина, где полумесяцы венчают купола Саграда-Фамилия, а яйцевидные золотые купола дополняют футуристскую архитектуру Гуггенхайм–Бильбао, — эти фантазии на тему мусульманского реванша оказывались востребованы обеими соперничающими идеологиями. Только для одной это стало символом грядущей победы, а для другой — рефлексией грядущего поражения, не факт, что горького (в проекте середины 90-х «Путешествие в будущее», где «Исламский проект» был второстепенной, вспомогательной частью, потенциальным путешественникам задавали вопрос, хотели бы они такого будущего, что показано на картинках, — на что респонденты отвечали, что для Европы или для их страны такого будущего они, может, и не хотели бы, но для родного города — пожалуйста, ибо очень скучно жизнь протекает в родном городе, надо бы развеселиться).
Пророчество номер два оказалось даже жутче, оттого что сходство с реалиями обнаруживалось не в общем духе, в идее, а в деталях. Тронный зал Большого царскосельского дворца, где сгрудились сто с лишним девочек и мальчиков младшего школьного возраста в белых маечках и трусиках, — АЕСы снимали там первый эпизод большого проекта «Лесной царь» — пространство, фоном барочной позолоты выгодно представлявшее белое детское исподнее, ничем не напоминало о спортзале школы №1 города Беслана. Само белое исподнее, принятое АЕСами изначально как символ чистоты — или, вернее, как символ невозможной чистоты, недостижимой даже в детстве, ибо дети при внимательном рассмотрении, на более детальных снимках, представали позерами не хуже взрослых, — эти белые маечки и трусики после Беслана не могли больше выглядеть символом, а не однозначным намеком. К идее аесовского «Лесного царя» бесланские дела не имели ни малейшего отношения; в «Лесном царе» впервые, пожалуй, тема насилия, страдания и доминирования, обычная для АЕС, была выявлена непрямо — белое детское белье в «Лесном царе» должно было как-то внушать ужас, но не так прямо, совсем не так, как это было после Беслана; изначально на подобные сопоставления никто не рассчитывал; однако восприятие отныне было предзаданным. Пошли вопросы: а что вы еще предскажете?
Кем не были и не могли быть АЕСы, так это провидцами. Сугубая практичность, расчетливый эффект, невероятная для раздолбайского искусства 90-х блестящая сделанность пустейших, в общем-то, придумок — в искусстве АЕС, сконцентрированном на сиюминутности, на физиологических ассоциациях, на болезненной, страдательной чувственности, будущее можно было читать с тем же успехом, что и в отражении на поверхности стоматологической плевательницы. На фоне тогдашнего отечественного искусства АЕСы выглядели чужаками как раз из-за этой своей импортности, из-за этого качества глянцевитой сделанности, казавшейся излишней (достаточно было бы и просто идеи) и прямо чужеродной (никто так больше не работает), так что настаивание АЕСов на этом качестве ставило их особняком. Необычным выглядело качество; неприятна была акцентированная телесная тема, отвратительность как отвратительность (вытаскивание наружу кишок, кровавая блевота, шрамы и подмокшие от сукровицы бинты); напрашивались аналогии c только-только воссиявшими тогда Young British Artists, актуализировавшими примерно близкие темы, — все это лишь подчеркивало аесовскую чуждость местной ситуации. В составе трио АЕС (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский) первые двое были профессиональными архитекторами, вот и искусство АЕС напоминало именно что обычные для архитекторов маневры в поле изобразительного искусства: поскольку архитекторам читают те же курсы по истории и теории искусства, что и прочим, и рисовать тоже учат, но также учат еще кое-чему сверх того, то среди архитекторов обычен взгляд несколько свысока на проблемы чистого изо. Мол, знаем мы вас. Ща вам сделаем, как надо. Последующее развитие АЕС происходило как раз за счет качества, формы, а не содержания (с какого-то момента они стали называться АЕС+Ф, плюс фотограф Владимир Фридкес, самый успешный фотограф русского глянца, примкнувший к группе на правах полноправного члена; точеная, беспристрастно-педантичная фотография Фридкеса, несомненно, обогатила поэтику АЕС, им нужен был как раз такой). Что не изменилось в них за эти годы, это перфекционизм в отношении постпродакшн — если понятно, о чем я. Схема следующая, уже отработанная: работа с продюсером, бюджет, подготовка, кастинг, съемка, постпродакшн — все это больше походит на кинопроцесс. «Искусство давно нуждается в серьезном производстве, а мнение бытует до сих пор такое, будто художник все это должен рисовать не то своей кровью, не то говном; в общем, чем-то дешевым» — невозможно с этим спорить. Надо значит надо.
Об «Исламском проекте», сварганенном в 1996-м на пределе тогдашних компьютерных возможностей, сейчас пишут авторы блогов, кому в 1996-м было лет примерно пять: «Голимый фотошоп», — подразумевая не только устаревшую технологию, но и устаревшее видение. Которому тогда было и такого фотошопа достаточно для полной иллюзии. А сейчас, конечно, смириться с этим невозможно. Эти безыскусные, сказали бы мы сейчас, фотомонтажи впечатляют теперь как раз не своей идеологией, про- или антимусульманской, а именно несуразно-анекдотичной приделанностью — бедуинов с верблюдами к Лондону, купола Айя-Софии к Манхэттену, минаретов к Гуггенхайм– Бильбао. Пророчество номер три пока не осуществилось — давайте подождем, посмотрим, что скажут авторы блогов лет эдак несколько спустя, когда устареют новейшие технологии, которыми во всеоружии сейчас вертят АЕСы, представлявшие в этом году Россию на Венецианской биеннале, — подождем, посмотрим, не вернется ли это чувство несуразности вновь.

Скрыть

Лучшая рецензия

Оценка: 4 из 5
Спасибо! 1

fragmentaire

8 рецензий · 8 оценок · 7 спасибо

Выставка хорошая, детали и объекты крупные, что не утомляет.
Особо рекомендуется второй и четвёртый этаж.
На втором... ну, нельзя отделаться от чувства, что подростки с кинжалами, изображающие агрессию (но без агрессии на лицах)... в-общем, какие-то социально неэтичные чувства к этим подросткам время от времени возникают.
На четвёртом Вы увидите минареты, приделанные к разным известным зданиям. Иногда стоит признать, что здания становятся как будто интереснее, но это ощущение как бы... Читать полностью

Рецензии пользователей

Оценка: 4 из 5

Alex Z

7 рецензий · 35 оценок · 5 спасибо

Действительно заслуживающий внимания проект. Представлены все основные направления работы художников.
Единственный недостаток - нехватка простора для экспозиции, небольшое, от ожидаемого, число выставленных работ.

Все рецензии 3

Новые рестораны «Зарядье», кошерная кулинария у Патриарших и греческий гриль в Kombinat Deli

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Волшебные игры для всей семьи

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Недетские развлечения: сложные, страшные и эротические игры 16+

Что делать, если в доме завелся призрак?...

На канале Comedy Central стартовал 4-й сезон самого абсурдного реалити-шоу про бизнес «Nathan for...

Главные вещи осени — платье в цветочек и папин пиджак в мелкую клетку. Платья вы уже видели (если...

Станислав Зельвенский — о фильме «Kingsman: Золотое кольцо», где Джулианна Мур шантажирует планету,...